Кермен Дзадзаев: «Я шёл на смерть ради жизни» (Газета “Пульс Осетии” № 18 от 07.05.2019 г.)

Ежегодно в начале апреля в г. Дигоре, в помещении Дигорско-Ирафской межрайонной местной организации Всероссийского общества слепых, проходит турнир по шахматам, посвященный памяти участника, инвалида Великой Отечественной войны, ветерана ВОС Кирилла (Кермена) Давидовича Дзадзаева. Война с ним обошлась жестоко: лишила зрения и правой руки. Но Кермен не сдался трудным испытаниям жизни, выучил шрифт Брайля, научился читать и писать, играть в шахматы, шашки. От Дигоры до Лескена и Владикавказа Кирилл Давидович ездил и ходил – или один, или с секретарем – по районам, по селам, в дома к инвалидам. Агитировал, уговаривал, объяснял родителям, что надо отправлять детей на учебу в специальные школы для незрячих и слабовидящих, потом можно дальше учиться в высших учебных заведениях и получить хорошую специальность. Инвалидов по зрению привлекал для участия в хоре, танцевальных кружках, к обучению быстрому чтению и письму по Брайлю, учил играть в шашки и шахматы. О своей жизни и войне он вспоминал так: «Я, Кермен Дрисович Дзадзаев (по документам Кирилл Давидович), родился 9 апреля 1924 г. в с. Христиановском (ныне г. Дигора). Рядовой красноармеец, разведчик. В 1942 г. меня, молодого парня, призвали в ряды защитников Родины. Для освоения военной техники был зачислен в 1-е пехотное училище. Когда немецкие войска приблизились к Северному Кавказу, училище было эвакуировано в Грузинскую ССР. Пешком по Военно-Грузинской дороге дошли до места назначения за 2 дня. Через месяц учебы был направлен в г. Новороссийск. В январе вступил в ряды ВЛКСМ. В феврале, во время ожесточенных боев за Новороссийск, я в составе 103-й особой стрелковой бригады получил боевое крещение и первое серьезное ранение в область правой лопатки. Рана была касательная и слепая. Мой комсомольский билет был омыт кровью... 6 месяцев лечился в госпитале г. Баку. После выписки был направлен в распределительный пункт. Оттуда по рекомендации представителя из Грозненского военно-пехотного училища был направлен в данное училище в качестве курсанта. Через 2 месяца учебы были организованы гарнизонные спортивные соревнования. Заместитель командира взвода сказал, что я, как фронтовик, должен принять участие в этих соревнованиях. Хотя рана руки иногда давала о себе знать, приказ надо было выполнять. В программу соревнований входили бег, пулевая стрельба, прыжки через препятствия. Команда нашего училища заняла 1-е место по гарнизону. Всем нам дали по 3 дня отпуска. У меня же начала отекать правая рука, поднялась температура. Опять госпиталь. Срочно прооперировали и из раны вытащили осколок размером с копеечную монету. На второй день после выписки из госпиталя меня направили в 318-ю Таманскую дивизию. Артиллеристом-разведчиком участвовал в боях за Керчь. 7 мая 1944 г. в 11 часов дня мы начали наступать на Севастополь. Битва шла 2 дня. Ночью, с 8-го на 9-е мая 1944 г., наши войска взяли город. Враг был отбит. Много наших ребят осталось лежать на поле боя. Мы знали, что идем на смерть, но это нас не останавливало. Желание защитить Родину было превыше всего. Не было у нас страха. Наверное, потому, что были молоды. Со мной на фронте были ребята всех национальностей. Война сделала нас братьями. Многие погибли, со многими я общался долгие годы. Из своих земляков помню братьев Цогоевых – Мурата Алихановича и Измаила Алихановича. Вместе с ними мы били немцев в Новороссийске. Мурат был командиром дивизиона. Несмотря на то, что несколько раз был ранен, он не оставил свих ребят. До самого конца войны он оставался в строю. С Героем Советского Союза Ахсаром Абаевым мы вместе брали Керчь. За взятие Севастополя я был награжден орденом Славы III степени. Утром 9 мая получил второе ранение. Все солдаты ушли воевать дальше, а я, истекая кровью, остался на поле боя. Некому было даже перевязать мои раны. Вскоре откуда-то появилась девушка-радистка, которая оказала мне первую медицинскую помощь. С ее помощью я с трудом поднялся и вышел на дорогу. Правым глазом совсем не видел, а левым видел чуть-чуть. Остановилась проезжавшая мимо машина. Ребята из кузова кричат мне: «Давай, прыгай скорей, солдат!», но я самостоятельно не мог подняться в машину, т.к. у меня правая рука была раздроблена. Тогда два солдата спрыгнули, подняли меня и сразу отвезли в Бахчисарайский госпиталь. Там на моей правой руке провели сложнейшую операцию. Врачи делали все возможное, чтобы сохранить руку, но через неделю началась гангрена, пришлось ампутировать. Тогда же удалили мне правый глаз. В 1946 г. я ослеп и на левый глаз. Был в отчаянии: кому я нужен теперь – калека. Без правой руки, слепой. Ведь мне было всего 22 года. Приходили всякие мысли в голову. Но я сказал себе: «Красноармеец Дзадзаев, как не стыдно! Ты врага не боялся, когда шел на бой. Что же ты испугался мирной жизни! Жизнь продолжается, надо жить!» И я решил жить. И не жалею о своем выборе. После войны я женился на Фатиме Дагуевой из Хазнидона. Вместе с ней мы воспитали троих детей – двух сыновей и одну дочь, 7 внуков и 3 правнуков. Ради этого стоило жить! Я работал председателем Дигорско-Ирафской МО ВОС (Местная организация Всероссийского общества слепых). Возглавлял общество с 1953 года. Пока возраст и здоровье позволяли, навещал своих фронтовых друзей, которые жили в разных уголках бывшего Советского Союза. В свою очередь, они приезжали ко мне в гости. Вспоминали разные случаи из фронтовой жизни. Вспомнили, как я однажды добыл для всех шикарное питание. А дело было так: во время передышки я ночью дежурил с пулеметом. Под утро смотрю – едет груженая повозка, а в ней сидят немцы. Я знал, что на этой повозке привозили немцам продукты питания. Стрелять в лошадей мне было жалко, и я выстрелил поверх повозки. Немцы испугались и разбежались в разные стороны, бросив повозку. Так нам досталась полная повозка продуктов. А однажды мы испугались обыкновенного патефона. Во время наступления на Севастополь мы с командиром взвода подошли к дому – оттуда доносились звуки музыки. Мы приоткрыли дверь и увидели на столе патефон. Решили, что это приманка, что он заминирован. Командир взвода приказал мне отойти подальше, а сам выстрелил в патефон. Он рассыпался. Мы вошли в комнату. Там было пусто. Открыли дверь в другую комнату, и какое было наше удивление – немцы повыскакивали через окно и кинулись бежать. Чем ближе День Победы, тем тяжелее становится на душе. Вспоминаю своих фронтовых товарищей, которые не вернулись под родной кров. Они с честью выполнили свой долг перед Родиной, отдав свои жизни. Вечная им память». Кермен Дзадзаев был награжден орденами Славы III степени, Отечественной войны, медалями «За оборону Кавказа», «Жукова», «За победу над Германией», «За заслуги перед ВОС» I и II степени. Имел звание «Заслуженный работник ВОС», много грамот и дипломов. Торис Гатциев

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: