Живописное признание в любви Газета “Пульс Осетии” № 10 от 12.03.2019 г.)

Хотя открывшаяся в канун Международного женского дня 8 Марта во Владикавказе в выставочном зале местного отделения Союза художников России выставка официально называлась «Ода женщине», ее вполне можно было бы охарактеризовать как признание в любви к живущим по законам сердца красавицам и умницам – матерям, сестрам, возлюбленным, подругам, коллегам, соратницам. Живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство – все это всего лишь способы выражения самых высоких чувств художников, вызванных, конечно же, ее величеством Женщиной, неизменно дорогой и любимой. Пройдите по выставочному залу, полюбуйтесь представленными здесь произведениями, и вас не покинет ощущение сопричастности к прекрасному, а еще к тайне, имя которой Женщина. Представительницы прекрасного пола, между тем, все очень разные. Они могут олицетворять собой и вечную женственность, как Ева Валерия Кокаева, и верность, что суть лучший маяк, как у Марата Загагова, и нежность, как у Ирбека Сабанова, и тишину, как у Юрия Прищепы, и мысль, как у Мадины Агнаевой, и искушение, как у Анжелы Джидзаловой, и мечту, как у Зинаиды Кулиевой на гравюре из серии «Горы в портретах», и ожидание, исполненное в дереве, как у Николая Нестеренко, и долгожданную весть, как у Юрия Побережного, и тепло души, как у Натальи Гаппоевой, и теплый ветер, как у Майи Кусраевой, и негаснущий свет, как у Натальи Савадян-Паронян, и дух леса, как у Светланы Кочиевой, и лето, как у Натальи Арчеговой, и осень, которая может ассоциироваться с девочкой, как у Чермена Гугкаева, или со зрелой женщиной, опекающей котов и слушающей патефон, как у Ульяны Гончаровой. Женские образы как будто призваны еще и напоминать о былом, окутанном дымкой героики и романтизма, как, скажем, сарматская царица Амага Жоржа Гасинова, или гипсовая красавица Нефертити скульптора Михаила Дзбоева, или вырезанная из липы и украшенная натуральными камнями, хризолитом, жемчугом, турмалином царица скифская Людмилы Гассиевой, или дочь Донбеттыра Кæсаггуыр и Шатана Свати Фарна. Проникающие в душу печальные глаза Богоматери «Владимирской» смотрят на нас с иконы, писанной на доске Олланой Айларовой. Материнская тема, вообще, особая. Вглядитесь в лица мудрой и спокойной матери героя на картине Марата Кесаева и заботливой мамы крошки-малютки у Александра Скоморохова, загляните в глаза вкусившей свой фунт лиха немолодой матери из серии «Жители» Зинаиды Кулиевой, заботливой, слепленной из гипса женщины, за юбку которой, как за спасательный круг, держится ребенок скульптора Ибрагима Демеева, материтруженицы художника Ахсарбека Ахполова и в очи матери, которая готова на многое закрыть глаза, погасить свои обиды и смолчать у Валерия Цагараева. Горянка Таймураза Айларова, осетинка Бориса Дзобаева, современница Виктории Алборовой, невеста Татьяны Айларовой, девушка с грушами Анжелы Джидзаловой, cherry леди Ферганы Новрузовой, обсыхающая после бани Таймураза Маргиева, муза Аланы Бабочиевой, гадалка Заура Дзугаева, похищенная Роберта Каркусова, танцовщицы Светланы Кочиевой и Натальи Караевой, невероятная девушка с портрета, писанного Евгением Шугаевым, женские лики из серии «Сто лиц» Артура Канукова – все это созданные художниками с любовью образы столь не похожих друг на друга женщин. Не похожи друг на друга и своеобычны и взирающие на зрителей с портретов неприступная Залина Заура Дзугаева, облаченная в средневековый костюм задумчивая Яна Давида Харебова, застывшая в медитации в ореоле венка из желтых цветов над распущенными косами цвета вороньего крыла Амина Светланы Кочиевой, серьезная, но, вероятно, для контраста облаченная в легкое, нарядное, цвета крема на пирожном платье Милена Виктории Засеевой, яркая, загадочная Лада Валана Харебова, самодостаточная Альбина Жоржа Гасинова, улыбчивая, мудрая Татьяна Натальи Караевой, сосредоточенная Ирина Казбека Бзарова и тонущая в желто-лиловых тонах юная Серафима Илоны Цопановой. Встречаются среди женских портретов и лица узнаваемые – величайшего дирижера Вероники Дударовой, например, которую писал Жорж Гасинов, или искусствоведа Татьяны Остаевой, которую изобразил Валан Харебов. Портреты Ланы Чочиевой Татьяны Айларовой, Ариадны Торчиновой Валентины Третьяковой, Аланы Дреевой Георгия Кайтукова, автопортреты из серии «Горы в портретах» графика Зинаиды Кулиевой и в стиле Пабло Пикассо Амины Алихановой – все эти адресные посылы тоже из разряда раскрытия многогранных индивидуальностей, коими являются изображенные художниками женщины. Художественно-философские размышления о женской доле и череде времен нашли свое отражение в «Воспоминаниях о прошлом» Людмилы Байцаевой, «Необратимости» Сергея Секирина, «Противостоянии» Виктора Цаллагова, «Шелковой нити» Ульяны Гончаровой, «Я жду и надеюсь» Юрия Побережного. А куклы? Как можно пройти мимо этих потрясений: из папье-маше, кружева и ладолла «сотканной» снежной королевы Земфиры Дзиовой и осетинской танцевальной пары Азы Таутиевой? Открывая эту красивую, ставшую уже традиционной, выставку, все бравшие слово мужчины признавались в любви к нежным и прекрасным, заботливым и удивительным женщинам. С наступающим праздником их поздравили председатель Союза художников республики Таймураз Маргиев, депутат Парламента от фракции политической партии «Патриоты России» Валерий Баликоев, народный художник Осетии Жорж Гасинов, отметивший, что задача изобразительного искусства – прославлять женщину, особенно женщину-мать. Великой матерью-спасительницей назвал художник Задалески Нана, собравшую вокруг себя осиротевших аланских детей, и отметил, что такие матери есть у каждого народа. От имени женщин со словами благодарности к коллегам мужчинам, организовавшим такую прекрасную выставку, обратилась художник Любовь Пушкарева-Портнова. Она справедливо заметила, что эта выставка особенная и не только потому, что посвящена ее величеству Женщине, но и потому еще, что ею открывается весна. Все-таки, как ни крути, а хорошо, что восемь девушек, в честь которых была выбрана дата Международного женского дня, звались Мартами, а не как-то по-другому. И что благодаря этому ежегодный женский праздник приходится на начало весны, когда в природе все оживает и пробуждается. Неслучайно известная канадка Люси Монтгомери как-то заметила: «Всё ново весной! Да и сами весны всегда такие новые – ни одна не похожа на другую, в каждой есть что-то свое, что придает ей особую, неповторимую прелесть». Все сказанное писательницей о весне, согласитесь, можно отнести и к женщинам. Ни одна из них не похожа на другую, в каждой есть что-то свое, что придает ей особую, неповторимую прелесть, которую и сумели разглядеть и запечатлеть наши художники. Ольга РЕЗНИК, фото автора

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: