ПО СЛЕДАМ ОДНОЙ ПУБЛИКАЦИИ (Газета “Пульс Осетии” № 1 от 10.01.2019 г.)

Приводимая ниже статья была подготовлена для газеты «Северная Осетия» в качестве ответа на голословные, демагогические заявления в адрес осетинского населения РСО-Алания. Они опубликованы в «СО», однако со стороны редакции никакого ответа не последовало. По прошествии достаточного срока, не получено ответов на наши обращения и со стороны учредителей газеты, что свидетельствует о незаинтересованности определенной части властных структур в сохранении и поддержании межнационального и межконфессионального мира. Так же, как нет заинтересованности доносить до населения объективную информацию о межконфессиональных отношениях.


В газете «Северная Осетия» от 5.09.2018 был размещен материал «Осознанно и перспективно приняла Алания христианство», содержащий интервью архиепископа владикавказского Леонида, данное журналисту «СО» А. Акоефф. Публикации с подобным осетинофобским содержанием в газете стали нормой и правилом ее редакционной политики. Нами направлен запрос к учредителям газеты с требованием обратить внимание на деятельность редакции, направленной на разжигание межконфессиональной и межнациональной розни в республике.
Указанная публикация начинается с обзора состояния дел с памятниками истории и культуры осетинского народа и Северной Осетии, патронируемых религиозными организациями РПЦ. Возникает ряд вопросов. Например, на каком основании памятники истории и культуры осетинского народа, относящиеся к средним векам, передаются религиозно-коммерческим организациям, никакого отношения не имеющим ни к Осетии, ни даже к средним векам? Как это случилось со склепом в селении Нузал. Означает ли это, что осетинские организации могут претендовать на объекты нового и новейшего времени, также являющимися памятниками истории и культуры, скажем в г. Владикавказе, которые тоже передаются вышеобозначенным организациям?
На сегодняшний день мы наблюдаем полную деградацию и некомпетентность со стороны госорганов, ответственных за состояние культурно-исторического наследия. Дошло до того, что клирик религиозно-коммерческой организации решает, что и как реставрировать, создавать историко-архитектурные комплексы из исторических объектов Осетии.
Нами направлен запрос в прокуратуру с просьбой проверить законность деятельности директора ГБУ «Наследие Алании» Л. Р. Габоевой на предмет конфликта интересов и коррупционной составляющей. Упоминаемая в публикации чиновница совмещает должность в государственном ведомстве, которое обязано сохранять памятники истории и культуры с должностью «древнехранителя» религиозной организации, осуществляющей, в том числе, коммерческую деятельность, которая всеми правдами и неправдами пытается эти памятники присвоить.
В то время как православной церкви передаются исторические здания, заметные куски территории в г. Владикавказе и по всей республике, для осетинских организаций во всей Осетии не нашлось ни одного сантиметра площади. Те единичные и слабые попытки заявить о своем интересе в отношении осетинских религиозных объектов, проще говоря, заявить о существовании осетин в Осетии, встречают ожесточенное сопротивление со стороны чиновничества, включая незаконные действия и клевету с высоких трибун.
Уже много лет мы периодически обращаемся к руководителям различных уровней, чтобы нам выделили небольшую комнату под офис. Ответов не бывает. В то время как приезжий клирик рассуждает о резиденциях, зданиях, кабинетах, служебных площадях, территориях и владениях в Осетии, осетинским организациям или заинтересованным лицам под разными предлогами отказывают предоставить несоизмеримо небольшой участок земли в г. Владикавказе хотя бы для постройки Башни единения. Подобные дискриминационные меры в отношении осетинского населения весьма показательны.
Последующее направление беседы, выбранное журналистом, явно имеет целью разоблачить, низвести до уровня неких недалеких граждан смеющих, по недомыслию и неправильному воспитанию, заявлять о какой-то осетинской религии или хотя бы о религиозной традиции, к РПЦ не имеющей никакого отношения. В тексте мы – осетины – обозначены просто как «некоторые». Замечательным предложением клирик РПЦ выводит свой приговор: «если задать вопрос о том, какое научное обоснование у подобных идей, то историки дадут объективный ответ на этот вопрос».
Так почему же, наконец, не задать этот вопрос? Где эти научные, объективные, разоблачительные работы? И вообще, при чем здесь историки? Религией занимается наука под названием религиоведение, об этом ни пастырь, ни А. Акоефф, наверное, просто не знают. Вероятно, опираясь на никому недоступные источники и труды его придворных или прикормленных историков, архиепископ делает вывод, что Алания осознанно и перспективно приняла христианство, а они – «те люди» – просто ничего не понимают и совершают ошибку. Только приезжий клирик не поясняет, куда эта могущественная и независимая Алания подевалась после «осознанного принятия» и что стало с перспективами?
Формируя исторические мифы в среде своей паствы рассказами о великих предках, принявших христианство, священнослужители подогревают националистические настроения именно в необходимом для них контексте. Миф о «крещении Алании» есть предмет веры, а не знаний, основанных на исторических данных. И все было бы хорошо. Кто хочет, пусть верит и празднует. Но церковные деятели при этом пытаются подчинить духовную жизнь осетинского народа своим интересам, не брезгуя ни профанациями, ни уничижительными, агрессивными, экстремистскими выпадами в адрес осетин, исповедующих и придерживающихся традиционной религии и норм осетинской морали (Æгъдау), о чем свидетельствует указанное интервью.
Далее клирик из РПЦ делает совсем уж смехотворное заявление о том, что православие «способствовало культурному развитию».
Возможно, тотемический культ, состоящий из реминисценций ритуального каннибализма и группового брака, коим является христианство с научной точки зрения, где понятие «культура» отвергается вообще, может как-то облагородить коллектив «СО», но для осетин это одна из форм деградации. Мы нередко слышим заявления о некоем «впитывании и облагораживании» религиозными организациями РПЦ осетинской традиционной религии. Эти ничем не прикрытые оскорбления граждан республики – носителей осетинской культуры, исповедующих осетинскую религию, по нашему мнению, направлены на разжигание межнациональной и межконфессиональной розни.
Рассказывая нам о наших же предках, почему-то ни журналист, ни пастырь не упоминают о замечательных событиях 930 г. в Алании, вероятно историки и эксперты забыли рассказать о них. Это бы наглядно проиллюстрировало демагогическое заявление клирика из РПЦ, что «христианство стало не только государственным, но и общественным выбором». Тем не менее, несмотря ни на что, Алания существует и сейчас, а от Византии осталось только название.
Однако занятно, как клирик РПЦ ищет «научное обоснование» выделению денег на празднование несуществующего праздника, проще говоря, на свое собственное содержание. Он, как надо понимать, носитель христианской идентичности, просто позабыл, что христианство – это религия личного, индивидуального спасения. Здесь нет и не может быть никаких представлений, положений, догм и т. п., согласно которым некая Алания могла принять православие. Так пусть же историки и эксперты расскажут о том, как это христианство насаждалось в Алании-Осетии нового времени, как во время карательных экспедиций разрушались наши дзуары, как за отказ посещать церковь и соблюдать ее обряды осетин штрафовали, сажали в тюрьмы, ссылали на каторгу.
В рассуждениях клирика ярко проявляется лукавство церкви по отношению, в первую очередь, к своей пастве. Церковь не просто объективно знает о существовании осетинской религии – феномена, никак не связанного с христианством, но и со всей очевидностью признает этот факт. Для церкви это настолько безусловно, что новообращенных из осетин они именуют «осхъопила» – буквально «бывший осетин». Термин «осхъопила» – «бывший осетин» – то же самое, что и понятие «прозелит» (или неофит) с конкретизацией происхождения прозелита. Таким образом, церковь сама своей деятельностью наглядно демонстрирует и декларирует положение, по которому осетин, принимая крещение, переходя под власть церкви, перестает быть осетином, т. е. носителем осетинской религии и становится христианином – осхъопила.
Далее архиепископ скатывается к откровенной лжи и провокации, заявляя, что приверженцы этих традиционалистских течений направляют свою энергию на борьбу именно с христианством. Тогда как, например, к той части Осетии, которая исповедует ислам, у них вопросов нет. Данное заявление Архиепископа направлено на возбуждение межконфессиональной розни в республике. Да будет известно приезжему клирику, что осетины никогда не боролись и не борются ни с христианством, ни с исламом, ни с буддизмом, синтоизмом, иудаизмом и т. д. и т. п. Именно потому, что у осетин отсутствует деление мира по этноконфессиональному признаку, так активно навязываемому нам церковью и прочими приезжими проповедниками. А с христианством борются сами христиане. К тому же мусульмане Осетии не разносят мифы об «официальном» принятии Аланией ислама, хотя ислам был весьма распространен в средневековой Алании. Мусульмане не пытаются захватить наши святилища и не подстрекают свою паству к этому.
Более того, когда в сел. Хидикус один из граждан выстроил на своем участке молельную комнату и минарет, именно православные активисты подняли волну возмущения. Эти активисты, понаехав из разных мест Осетии, заставили отказаться гражданина от дальнейшего строительства. Именно представители осетинских религиозных организаций ставят вопрос о двойных стандартах для жителей Осетии на встречах с руководителями разных уровней. Почему в сел. Хидикус можно строить огромный монастырь, а маленький минарет нельзя?
Однако по мысли клирика, что осетины, что мусульмане из осетин, суть неразумные существа, поскольку ни те, ни другие не хотят быть христианами. Вышеуказанное заявление священнослужителя – очередной пример подстрекательства, стравливания представителей разных конфессий. Для церкви это инструмент в ее миссионерской деятельности. В том же самом Хидикусе в 1885 г. из-за подстрекательства священника были убиты пятеро братьев из шестерых и один тяжело ранен, они принадлежали известной фамилии, убиты были своим же родственником, который не желал отдавать братьям свой дом под строительство церкви для священника, приглашенного ими из Грузии.
Журналист «СО», заведя разговор о принадлежности наших дзуаров, сетует на то, что местные жители считают православные церкви святилищами, и для нее, и для церкви это оказывается проблемой. Сама по себе подобная постановка вопроса – неприкрытое проявление экстремизма со стороны работников «СО» и церковных деятелей. По мысли автора, эти местные жители, испокон веков молящиеся на этих местах, следуя обрядам своей религии, ничего не знают и не понимают, а только создают проблемы приезжим, желающим приложиться к священным камням, а церкви – заработать на этом. В чем журналист не ошибается, так в том, что местные жители сталкиваются с невиданным и непонятным для них явлением – осквернением святилищ-дзуаров. До сих пор осетинам корректно удается отваживать от своих святынь активных граждан, претендующих на всезнание в религиозной жизни нашего народа. Именно местные жители-осетины, отстаивая Дзывгъисы дзуар, отправили восвояси «паломников», пытавшихся захватить Хуыцауы дзуар в сел. Лац. Тут же журналистом затрагивается вопрос о Уалæмæсыг Майрæмы дзуар, который церковь и подстрекаемые ею осхъопила упорно пытаются переделать в часовню имени, как они ее называют, Божьей матери. Противостояние вокруг данного дзуара выявляет всю лукавую и бесцеремонную политику церкви по отношению к осетинской традиции и, в первую очередь, по отношению к своей пастве. Пастырь жалуется на невозможность принятия полицейских мер в отношении данного дзуара, но не информирует читателя, что это местные жители, организовавшись в религиозную организацию, пишут заявления в полицию и прокуратуру каждый раз, когда присылаемые кем-то и зачем-то «паломники» оскверняют дзуар.
Напомним, несколько лет назад дзуар был подвергнут разгрому неизвестными вандалами, которыми, в частности, была разбита памятная плита с указанием даты восстановления строения (1900 г.), до тех пор строение дзуара находилось в полуразрушенном состоянии. Также на плите были высечены имена местных жителей, восстановивших каменное сооружение дзуара – место паломничества многих поколений их предков. Архиепископ забыл упомянуть, что обломки этой плиты были обнаружены полицией в т. н. Аланском мужском монастыре. Местные жители убеждены, что мотивом уничтожения указанной плиты было искоренение исторических свидетельств о времени и лицах, воссоздавших строение дзуара, с целью распространения ложных сведений о покровительствующей функции осетинского дзуара. Уничтожение данной плиты имело целью обезличить культовое место и поколения местных жителей. Именно после этого происшествия к дзуару потянулись массы осхъопил и прочей паствы из-за пределов Осетии, которые в непотребном виде требуют открыть им дверь для возложения купленных в монастыре икон и свеч. Приезжие прямо заявляют, что их намеренно присылают сюда их батюшки. Подобные действия со стороны церкви есть проявление осетинофобии и направлены на разжигание межконфессиональных конфликтов, о чем мы неоднократно предупреждали соответствующие госорганы.
В течение последних нескольких лет Уалæмæсыг Майрæмы дзуар неоднократно подвергался погромам, выламывались двери, осквернялись помещение и территория дзуара. Согласно осетинской религиозной традиции, порядок отправления культа в Уалæмæсыг Майрæмы дзуар допускает отпирание двери только выбранным служителем – дзуарылæг и проведение религиозного обряда раз в год во время празднования дня Уалæмæсыг Майрæмы дзуар во второй понедельник июня.
Погром в Уалæмæсыг Майрæмы дзуар стоит в череде преступлений против осетинской культуры и всего народа Осетии, как несколькими годами ранее была попытка поджечь Реком. После на дзуаре Тхост в Куртатинском ущелье была зарезана собака, ее голову зарыли прямо перед восстановленным помещением. В тот же период в Куртатинском ущелье произошел очередной акт вандализма на Дзири дзуар, там были выломаны двери, а помещение заставлено иконами и свечами. На все эти возмутительные преступления, являющиеся религиозным экстремизмом, многочисленные надзорные и правоохранительные органы никак не реагируют. Также редакция «СО» не считает нужным информировать о них своих читателей.
Все же, несмотря на бодрую риторику архиерея, в его рассуждениях четко просматривается досада на этих осетин. Он и его церковь так стараются: и выступления ученых в СОГУ организуют, и свои священные писания для нас переводят, и святилища в часовни и церкви переименовывают, дабы избавить нас от необходимости их содержать, тратиться и терять время на всякие куывды-моления. Но эти осетины, как нас именует клирик, «та самая маргинальная группа», никак не хотят понять и принять все это за благо. Не хотят они покупать ритуальные услуги у церкви, ни свечи им не нужны, ни иконы. Не верят они, что какой-то мужчина в черном балахоне может за плату отпустить им грехи. Более того, они имеют то ли мужество, то ли наглость нести личную ответственность за свои поступки. Но самое непостижимое – отвергают саму возможность иметь посредников между ними и богом.
В свое время, после появления сообщений о праздновании «крещения Алании» в 2012 г., мы от лица осетинских религиозных организаций обратились на имя тогдашнего архиепископа Зосимы с просьбой прояснить для нас некоторые вопросы, а именно, какие события или действия имеются в виду под словосочетанием «крещение Алании»? На основе каких теологических положений христианства или догматов церкви возможно «крещение Алании»? На основе каких исторических документов, источников, освещающих те или иные события 914 года в Алании, выбрана данная дата с формулировкой «крещение Алании»? Какое отношение имеют религиозные организации РПЦ к данным событиям или действиям? Ответа, как водится, не последовало, хотя для всех он очевиден.
Однако газета «СО», так своевременно и энергично информирующая нас о мероприятиях местной епархии, почему-то напрочь отказывается давать объективную информацию о происходящем в религиозной жизни осетин. Введя у себя рубрику «православие», редакция «СО», следуя дискриминационной политике в отношении осетин, вероятно не считает возможным ввести рубрику «Ирон дин».
Мы неоднократно ставили вопрос перед руководителями разного уровня об организации, создании условий для равноправного диалога между представителями религиозных организаций, последователями тех или иных религий. К сожалению, нет никаких сдвигов в направлении налаживания нормального межконфессионального диалога в республике, который мог бы способствовать укреплению устойчивости нашего общества. Именно государство несет ответственность за сохранение спокойствия и согласия в сфере межконфессиональных отношений. Наши попытки самостоятельно наладить добрососедские отношения с представителями местной епархии также безуспешны. Не помогают ни личные обращения, ни записи на прием к архиепископу, все остается без ответа. Более того, несколько лет назад имелись хотя бы устные обещания об участии представителей осетинских организаций в упомянутых архиереем «Свято-Георгиевских чтениях», но, как видно, экстремистские силы в местной епархии взяли верх.
Появление материалов, подобных интервью архиепископа газете «СО», в местных СМИ является наглядной картиной деградации и стремительного ухудшения межконфессиональных отношений в республике. Тот факт, что приезжий клирик занимается клеветой в отношении осетин и подстрекательством через официальный печатный орган правительства и парламента РСО-Алания, указывает на отсутствие какого-либо видения и анализа сложившегося положения в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений со стороны руководства республики и, в частности, ответственных ведомств и надзорных органов.
Для многоконфессиональной и многонациональной Осетии противостояние, к которому ведут нас подобные наставники, будет губительно. Мы надеемся на понимание нашей озабоченности, уверены в искренней заинтересованности руководства республики в деле сохранения и развития осетинской культуры и укрепления межнационального и межконфессионального взаимопонимания в РСО-Алания.
Ныхас Общеосетинской организации
«Совет организаций осетинской религии»
(Ирон дины Ныхас)

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: