«ДЛЯ НАС ОН СЕРДЦЕ ВЫРВАЛ ИЗ ГРУДИ» (газета “Пульс Осетии” № 40 от 09.10.2018 г.)

Да, наш Коста и сегодня очень востребован. Практически везде. Его с удовольствием переводят на многие языки мира. Вы никогда не задавались вопросом, почему так происходит? Ведь это удел далеко не каждого поэта. В Египте на арабском языке в журнале «АльИха» («Братство») была напечатана статья о Коста; индийский поэт Похаммед Шериф перевел отдельные статьи нашего Хетагурова на тамильский язык; в издании ЮНЕСКО вышел сборник его стихов на английском языке; Мей Уолтер перевел на английский язык поэму «Фатима» и сборник «Осетинская лира», а немецкий поэт Э. Вайнерт блестяще представил Коста в Германии. Поэт Б. А. Гембарский познакомил своих земляков с публицистикой Нарона, а преподаватель Калькуттского университета Пуроби Рой сделал переводы Коста на бенгальский язык. «Благодаря Хетагурову я полюбил осетинский народ», – делился своими впечатлениями ученый. Коста был интернационалистом. Он никогда не замыкался в кругу своих интересов. Люблю я целый мир, Люблю людей, бесспорно... Это ли не признание поэта в безмерной любви к людям, к миру. А его человеческое и художественное кредо уместилось в нескольких строчках: Весь мир – мой храм, Любовь – моя святыня, Вселенная – отечество мое. Так, возможно, именно в этом и кроется объяснение тому, отчего поэтическое слово Коста находило такой взволнованный отклик в сердцах людей других стран. Да, Коста по-настоящему сблизил нас с человечеством. Об этом по-своему очень интересно рассказывает польский поэт Богдан Гембарский: «Хетагуров сформировался под влиянием идей русских демократов, и все его творчество проникнуто стремлением к вольности, мечтой о лучшей доле для своего народа, особенно горской бедноты, тяжелую жизнь которой он описывал в своих произведениях. Он думал и о других людях, не только о своих земляках. Он умел видеть их беды, он умел понимать... всех». А сколько поэтов других национальностей адресовали Коста свои строки! Антифашист Э. Вайнерт назвал свое произведение
«Привет немецкого поэта Коста Хетагурову». В журнале «Интернациональная литература» оно было опубликовано в 1942 году. Вайнерт ставил нашего Коста в один ряд с Иваном Франко, Тарасом Шевченко. Он мечтал перевести стихи Хетагурова на немецкий язык. Однако завершить это просто не успел. Иван Димитров – болгарский поэт. Он очень много сделал для увековечения памяти Коста. Многое перевел на родной язык. Он говорил: «Пусть в моей Болгарии все узнают о Коста, о его благородной и суровой лире, и пусть болгары, взрослые и дети, поют песни на его прекрасные стихи». И. Димитро перевел на болгарский язык пьесу Коста «Дуня», в соавторстве с композитором Снежаном Кючуковым написал песню «Анна». Еще в 1959 году журнал «Британо-советская дружба», выходящий на английском языке, опубликовал статью Эндрю Роттштейна «Памяти национального поэта». Автор коротко изложил исторический путь, который прошел осетинский народ, рассказал о том, как бедно жило местное население до революции, когда писал Коста. Э. Роттштейна просто покорил интернационализм нашего поэта:
«Хетагуров писал по-русски так же свободно, как и по-осетински, и ратовал за дружбу между простым народом Осетии и России как за единственно правильный путь к свободе. Произведения
его неоднократно конфисковывались, поэта дважды высылали за пределы родины, однако он продолжал борьбу». В составе делегации общества «Шотландия – СССР» Роттштейн был в
нашей Осетии. По возвращении делегация подготовила своеобразный отчет о поездке и назвала его «Возрожденный народ». Вот какими словами заканчивалась эта статья: «И сегодня Коста Хетагуров является не только национальным поэтом, но и одной из самых крупных фигур в культурном наследии всей России. Почему? Да потому, что его жизнь и деятельность символизируют
героическую борьбу многих народов царской империи против колониального рабства...» География изданий произведений Коста расширяется год от года. В Дании, например, ученый-иранист Артур Кристиансен в книге «Осетинские тексты», выпущенной в Копенгагене (это сборник осетинских сказаний, сказок, пословиц), опубликовал два стихотворения К. Хетагурова параллельно на осетинском и французском языках («Додой» и «Нёфс»). В арабском мире уже были известны имена наших великих писателей – от Пушкина до Горького. И когда появилась статья о Коста, люди узнали о трудной судьбе поэта, и, как вспоминают читатели журнала «Аль-Иха», они открыли для себя новую звезду. Особенно их покорили стихи нашего поэта, написанные для детей, и поэма «Фатима»: «Мы плакали над судьбой этой несчастной женщины», – рассказывали арабы. Очень интересным является и такой факт. Еще в 1922 году в типографии осетина Елбаздыко
Гутнова в Берлине издали сборник Коста «Ирон фандыр». Для нашего земляка эти стихи были очень дороги. Он предпослал томику Коста (печатался сборник на осетинском языке) такие строки: «Я родился в горах, в Куртатинском ущелье, в селе Дзегис. Там, в школе, попалась мне в руки книга Коста «Осетинская лира». Она навсегда стала для меня светочем жизни. Теперь у меня появилась возможность издать ее снова. Я обращаюсь к Коста: «Светлая память тебе. Очень тебе благодарна вся Осетия». А его книге – доброго пути в нашу родную Осетию! Елбаздыко Гутнов». В Японии есть такой ученыйпутешественник Като Кюдзо. С юности он очень увлечен кавказским бытом. Именно это и привело его в Северную Осетию. История и традиции осетин – вот что стало предметом его скрупулезного исследования. Позже ученый написал шесть рассказов из осетинской жизни, озаглавил их «Путешествие в Осетию» и поместил в газете «Асахи». Он
же перевел на японский и этнографический очерк Коста («Осетинщина») и издал его отдельной книжкой. Сам Кюдзо являлся сотрудником этнографического музея в Токио. В своем издании он
поместил и фотографию Коста в традиционной кавказской одежде, которую тот очень любил, – черкеске и папахе. Приложением к «Особе» Като сделал зарисовки осетинского жилища, осетинского национального костюма. Японцы оценили труд своего ученого и хорошо запомнили нашего Коста. В Германии очень популярен «Лексикон мировой литературы». Манфред Лоренц – видный немецкий ученый, профессор Берлинского университета имени Гумбольдта. Он проходил стажировку в нашем Владикавказе (тогда Орджоникидзе) в Северо-Осетинском научно- исследовательском институте. В то время он по-настоящему увлекся творческом Коста. В «Лексиконе» (а Лоренц является одним из его авторов) наш поэт занимает видное место. Здесь же, в издании, подробно анализируется книга К. Хетагурова «Ирой фандыр», дается подробнейший разбор стихотворений «Кубады», «Мать сирот», «Перед судом», поэмы «Кому живется весело». Интересно и то, что темой своей кандидатской диссертации Манфред Лоренц выбрал творчество малоизвестного осетинского поэта Хатахцико Арбиева. В «Известиях» университета имени Гумбольдта ученый опубликовал статью «Ритмика осетинского стихосложения». Казалось бы, а Коста тут при тчем? Но дело в том, что все правила стихосложения Лоренц подкрепляет примерами из творчества именно К. Хетагурова. Наш выдающийся ученый-лингвист В. И. Абаев рассказывал, как к нему обратились чехи в связи с переводом на свой язык поэзии Коста. Из «Ирон фандыра» они выбрали «Безумного пастуха», «Песню бедняка», «Без пастуха». Ладислав Згуст перевел их с осетинского, а литературную обработку сделал Мирослав Червенк. В. А. Абаеву все это было очень приятно. Данная миссия его нисколько не тяготила. Наоборот. Профессор так отзывался о своем труде: «Коста – это гармоническое единство творчества и человеческого облика; и как поэт, и как человек он навсегда останется светочем нашего народа. Англичанин говорит – Шекспир, шотландец говорит – Бернс, немец говорит – Гете. Мы, осетины, говорим – Коста, и душа наша наполняется гордостью и трепетной любовью». А как много значит то, что поэзия Хетагурова привлекла внимание тех братских народов, которые в прошлом веке находились в одном положении с осетинами. Большую ценность представляют исследования, очерки, стихи о Коста литераторов других республик. Например, дагестанские поэты А. Гафуров и Г. Цадасса написали стихи о нашем Коста на аварском – «Певец Осетии» и «Коста Хетагуров», а Ю. Хаппалаев переводил творчество нашего поэта на лакский язык. А сколько интересного сказали о Коста грузинские, армянские, украинские, белорусские поэты! Например, более 50 стихотворцев Украины переводили К. Хетагурова. Поэт-академик Павло Тычина писал о нашем Коста: «Образ его и сегодня, как живой, перед нами! Давно уже отшумели потоки времени, в котором жил и творил Коста, а деянья поэта с каждым днем все более... ощутимы для нас. Ибо поэт близок нам всем, ибо он нам родной. Ведь деяния его – это были клич и борьба против черных сил царизма. Много Хетагуров вытерпел, много выстрадал, – под ударами врагов не раз и падал, – но никогда он не приостанавливал своей борьбы за счастье людей, за их свободу». Да, Коста передал нам прекрасный завет героев нартского эпоса. Эти слова часто берут в качестве эпиграфа даже ко всему творчеству Хетагурова: Что лучше умереть народом Свободным, чем кровавым потом Рабами деспоту служить. Поэзия Коста всегда в строю. Была, есть и, я уверена, будет. С «Походной песней» в годы гражданской войны дигорские партизаны, руководимые С. М. Кировым, уходили в поход для решающих боев за обретенную родину, за новую власть. А в дни Великой Отечественной именем поэта-борца даже назвали самолет и танковую колонну. Все это было построено на народные деньги. Да и вообще в те дни Коста был в одном строю с бойцами Красной Армии, защищавшими нашу Родину. Это его стихи помогали развивать в людях новой эпохи мужество и отвагу, чувство патриотизма и ненависть к врагу. Когда в конце 1942-го
территория Северной Осетии была освобождена от фашистских захватчиков, одним из первых объектов, которые решено было немедленно восстановить, являлся доммузей Коста в Наре (его разрушили нацисты). В то же время писатель Петр Павленко сказал о К. Хетагурове, что он «вечно живой своими стихами... неизменно вдохновляет осетинский народ на борьбу с чужеземцами... как бы незримо участвуя бок о бок со своим народом и в обороне Владикавказа, и в боях за родные горы. Вспомним героев, отдавших жизнь за наше счастье, и возложим венок в честь их на могилу Коста Хетагурова. Пусть он хранит на себе вместе со славой поэта и славу молодых воинов Осетии». Тогда же Петр Павленко возложил на могилу К. Хетагурова и венок
от имени Союза советских писателей с надписью «Бессмертному певцу осетинского народа». Нам и сегодня особенно дорога и понятна мечта поэта-гуманиста о мирной «жизни трудовой, насильно недоступной», о том, чтобы «в одну семью сплотились все народы». И, конечно же, разве забудут люди своего поэта, который так мечтал о всеобщем благоденствии, ...славил прелести свободы,
Хулил насилье и, невзгоды
Войны безумьем называя,
Любовь и братство воспевая,
Сулил счастливые года
В затеях мирного труда...
Очень хотелось бы, чтобы мечты Коста непременно сбылись! И они сбудутся!
Валентина БЯЗЫРОВА,
Заслуженный учитель

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: