ЕЩЕ РАЗ О РОЩЕ ХЕТАГА (Газета “Пульс Осетии” №31 от 07.08.2018 г.)

С большим интересом прочитал беседу главного редактора «Северной Осетии» Алана Касаева с кандидатом филологических наук Тамиром Салбиевым о роще Хетага (СО, 7 июля, 2018). Ряд важных наблюдений находим в размышлениях Тамира Салбиева. Скажем, по его мнению, осетинские версии преданий о Хетаге можно возводить к скифской эпохе. Свой тезисгипотезу ученый подтверждает конкретными фактами. Это, несомненно, новое слово в «хетаговедении». Но кроме осетинских
версий существуют еще и кабардинские (адыгские), о чем упоминает и Тамир, ссылаясь на труды выдающегося ученого Вилена Уарзиати. Патриарх кавказоведения Борис Калоев также считает рощу Хетага «местом поклонения прежних обитателей этих мест – кабардинцев, от которых он перешел к осетинам после их обоснования в предгорьях» (Калоев Б. А. Осетины.– М.: Наука, 2009.– С. 391). Правоту Б. Калоева и В. Уарзиати подтверждает повесть видного русского поэта и прозаика Александра БестужеваМарлинского «Аммалат-бек». Предлагаю читателям «Пульса Осетии» небольшой отрывок из этого произведения, воздерживаясь от комментариев.
Ахсар КОДЗАТИ
* * *
Осенью, в 1819 году, кабардинцы и чеченцы, ободренные отсутствием главнокомандующего, собрались в числе полутора тысяч человек сделать нападение на какую-нибудь деревню за Тереком, ограбить ее, увезти пленников, угнать табун. Предводителем был кабардинский князек Джембулат. Аммалат-бек, приехавший к нему с письмом от СултанАхмет-хана, был принят с радостью. Правду сказать, ему не дали никакого отряда, но это оттого, что у них нет никакого строя, ни порядка в войске; борзый конь и собственная запальчивость указывают каждому место в битве. Сначала думают, как завязать дело, как завлечь неприятеля, но потом нет ни повиновения, ни повеления, и случай доканчивает сражение. Обославшись с соседними узденями и наездниками, Джембулат назначил сборное место, и вдруг, по условному знаку, во всех ущелиях раздался крик: «Гарай! гарай (тревога)!», и в один час слетелись со всех сторон наездники чеченские и кабардинские. Во избежание измены никто не знал, кроме вождей, где будет ночлег, где переправа. Разделясь на небольшие кучки, пошли они по едва видным тропам в мирный
аул, где должно было скрыться до ночи. В сумерках все отряды уже сошлись туда. Разумеется, мирные встретили своих земляков с распростертыми объятиями, но Джембулат, не доверяя этому, оцепил селение часовыми и объявил жителям, что если кто покусится уйти к русским, будет изрублен в куски. Большая часть узденей разошлась по саклям кунаков или родственников, но сам Джембулат с Аммалатом и лучшими наездниками остался на чистом воздухе, подле разведенного огня, покуда освежались усталые их кони. Джембулат, простершись на бурке, опершись рукою об руку, раздумывал распорядок набега; но далека была мысль Аммалата от поля битвы; она орленком носилась над горами Аварии, и тяжко-тяжко ныло сердце разлукою. Звук металлических струн горской балалайки (комус), сопровождаемый протяжным напевом, извлек его из задумчивости: то кабардинец пел песню старинную.
На Казбек слетелись тучи,
Словно горные орлы...
Им навстречу, на скалы
Узденей отряд летучий,
Выше, выше, круче, круче,
Скачет, русскими разбит:
След их кровию кипит!
На хвостах полки погони;
Занесен и штык, и меч;
Смертью сеется картечь...
Нет спасенья в силе, в броне...
«Бегу, бегу, кони, кони!»
Пали вы, – а далека
Крепость горного леска1.
Сердце нашим русским мета...
На колени пал мулла –
И молитва, как стрела.
До пророка Магомета,
В море света, в небо света,
Полетела, понеслась:
«Иль-алла, не выдай нас».
Нет спасенья ниоткуда!
Вдруг, по манию небес,
Зашумел далекий лес:
Веет, плещет, катит грудой
Ниже, ближе, чудо, чудо!
Мусульмане спасены
Средь лесистой крутизны!
– Так бывало в старину, –
сказал с улыбкою Джембулат,
– когда наши старики больше
верили молитве, а Бог чаще их
слушал: но теперь, друзья, лучшая
надежда – своя храбрость.
(Бестужев-Марлинский
А. А. Повести.– М.: Правда,
1986.– С. 261–263).
Редко случались примеры, чтобы мы стрелками своими могли выжить горцев из лесу, и потому лес считают они лучшею крепостью. Вся песня переведена почти слово в слово.
(Прим. авт.).

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: