Чистый воздух его акварелей (Газета “Пульс Осетии” №30 от 31.07.2018 г.)

О многом в жизни порой приходится сожалеть, в том числе даже о том, что кто-то, а не ты, не успел. Когда я в последний раз общалась с Асланбеком Арчеговым (а это было незадолго до его кончины), он увлеченно писал мемуары (интересно, где они сейчас, сохранились ли?), которые мечтал опубликовать к своему 75-летию. Говоря о мемуарах, Асланбек Романович, помню, цитировал известного кинорежиссера, сценариста, поэта и «авантюрного интеллигента», как называл его художник, Германа Гудиева, который, умирая, произнес: «Как жаль, что я столько унесу с собой на тот свет». «Жизнь, увы, быстротечна, – рассуждал вслух Асланбек Романович, – поэтому хочется успеть». Тогда последней записью в мемуарах художника стали афоризмы, которые он любил и даже сам их придумывал: «Обладать красотой мало, нужен еще талант, чтобы носить ее», «Подлец подлеца видит с крыльца, вор вора видит со двора, моряк моряка видит без маяка», «Диалектика засучила рукава материи», «Журналист – это что-то между политиком и писателем», «Палку в колесо вставить легче, чем катить его», «Значительное можно сыграть и на одной струне». К своему 75-летию Асланбек Арчегов, надо сказать, готовился уже тогда – загодя и всерьез. Планировал персональную выставку, выпуск красочных буклетов
с работами, в которых увековечены и горы его родной Осетии, и величественная природа Байкала, и яркие краски солнечной Болгарии, и первозданная красота Приморского края. Такой географический разброс в творчестве художника не удивителен. Ведь в свое время Асланбек Арчегов объездил всю страну (и не только), многое повидал. А начались эти до краев заполненные новыми впечатлениями поездки еще в ранней юности. Родился и вырос будущий художник во Владикавказе – на Осетинской слободке. А вот дед его жил в Ольгинском. Человеком он был не бедным, владел мельницей. Братья деда были царскими генералами. Правда, потом пришли иные времена... Чем запомнилось то беззаботное время, когда деревья были большими? Да тем, например, рассказывал художник, что с детства у него на слуху было имя нашего легендарного разведчика Хаджи-Умара Мамсурова, друга юности  его отца. Мамсуров, оказывается, был влюблен в тетю Асланбека Арчегова. Но та, когда Хаджи-Умар находился в Испании, увы, вышла замуж за другого. В семье Арчеговых Мамсурова часто вспоминали – удивительный был человек. А еще именно в отчем доме Асланбек Арчегов впервые задумался о том, что станет художником. Почему? Да потому, что в его окружении все рисовали: и мама, и отец... На самодеятельном уровне, разумеется. Аслан же мечтал стать профессиональным художником. И к своей мечте шел упорно и непреклонно. Сначала обучался на художественно-графическом отделении пед-училища, будучи студентом которого как раз и совершил свою первую поездку по стране, добираясь на целину. Второй раз на целине будущий художник побывал будучи уже студентом Московского полиграфического института. На целине, рассказывал он, им, студентам, доверили оформление детских садов, столовых и других объектов. А Москва запомнилась Асланбеку Арчегову, о чем он тоже писал в своих мемуарах, уроками мастерства. Его педагог Андрей Дмитриевич Гончаров, живописеци график, художник книги и театральный художник, был учеником самого Владимира Фаворского – выдающегося мастера русской гравюры и книжного дизайна. Это он, Владимир Андреевич, организовывал для своих студентов запоминающиеся встречи – с Сергеем Образцовым и Ильей Эренбургом, Михаилом Роммом и Святославом Рихтером. Другой педагог Асланбека Арчегова, преподаватель рисунка и живописи Павел Григорьевич Захаров учился в свое время во ВХУТЭМАСе и был лично знаком с Владимиром Маяковским, о котором часто рассказывал. Еще один педагог – Май Митурич – так и вовсе был племянником самого Велимира Хлебникова. Да что там говорить, тогда в Москве все дышало историей. Даже натурщица в Московском полиграфическом была из рода музы Пушкина Натальи Гончаровой – такая же блистательная красавица! Ослепленный этакой красотой студент Арчегов на последние деньги покупал ей букетики цветов, которые клал к ногам прелестницы. А еще Москва запомнилась художнику трогательными, грустными, лиричными и очень необычными для того времени песнями под гитару Булата Окуджавы (его портрет висел в мастерской Асланбека Арчегова). А также театральными премьерами. Их студенты не пропускали. «Я видел в роли Отелло блистательного британского актера Лоуренса Оливье, армянского артиста Ваграма Папазяна, грузинского Акакия Хораву и монгольского Гомбосурена. Поэтому могу взвешенно заявить, что проникновеннее Владимира Тхапсаева Отелло никто не
играл. Он так брал за душу, что слезы наворачивались на глаза», – рассказывал Асланбек Романович.
Дипломная работа на тему «Вариант оформления книги Кайсына Кулиева «Мир дому твоему» подарила Асланбеку Арчегову встречу с поэтом не менее знаменитым, чем Расул Гамзатов. На прощание Кайсын Кулиев написал тогда молодому художнику свое благословение: «Дорогой Асланбек, в течение нашей беседы я поверил в ваше дарование. Будьте верны жизни, ее зову, земле, дереву, камню, хлебу, всему подлинному. И это обязательно вознаградит вас. Будьте обязательно смелым в настоящем смысле слова. Творческая робость – худший враг художника. Сверните ей шею, как говорил Верлен в «Риторике». Этому мудрому напутствию выдающегося балкарского поэта Асланбек Арчегов старался следовать всю свою жизнь: и когда по окончании Московского полиграфического института работал в области станковой и книжной графики (между прочим, иллюстрировал и оформлял книги стихов Расула Гамзатова, Казбека Казбекова, Эльбруса Дзуцева, Сергея Хугаева, Хазби Калоева, сборник пьес Ашаха Токаева, книгу Изатбека Цомартова, путеводитель «По Военно-Грузинской дороге» Василия Цабаева, книгу «АлиБаба
и 40 разбойников», создал серию литографий «Моя Осетия»), и когда на протяжении более двух десятков лет преподавал на оформительском отделении Владикавказского художественного
училища, где начал работать буквально со дня его открытия. Все серии акварелей Асланбека Арчегова были им созданы в результате поездок по стране и родной Осетии – «Кузбасс», «По земле архангельской», «Молдавия», «Приморье», «Фиагдон», «Аул Лац», «Осетинский мотив», «Вечер в горах», «Полдень на Реданте», «Джимара утром», «Все проходит». В разные годы Асланбек Романович становился участником не только многих общесоюзных и общероссийских выставок, но и выездных творческих групп художников, в составе которых побывал в Архангельской области и на Кузбассе, в Приморье и Сибири, в Молдавии и на Байкале. Ответственным организатором двух таких выездных групп был он сам: первый раз, когда группа акварелистов Союза художников СССР, в состав которой вошли представители почти всех союзных республик, работала на протяжении 40 дней в Северной Осетии, и второй раз в 1987 году, когда группа художников Российской Федерации тоже чуть больше месяца пребывала в двух северокавказских автономных республиках – Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. Заканчивались такие поездки, как правило, отчетными выставками. А в 1984 году Асланбек Арчегов стал участником Международного пленэра по акварели имени Николы Маринова в Болгарии, где на пару с художницей Зоей Литвиновой представлял Советский Союз! О работах мастера известный искусствовед Александр Боровский в статье «Акварелист из Осетии» в книге «Искусство рисунка», вышедшей в 1990 году в Москве в издательстве «Советский художник», писал: «Своими мощными руками Асланбек создает совсем небольшие, в половину листа, акварели, очень деликатные, нежные по цветовому синтезу, по самому отношению к натуре…» Кстати, о натуре. Себя Асланбек Романович называл натуральным художником, имея в виду то обстоятельство, что рисовал он исключительно с натуры. «Ветра, пленэры – это по мне, – любил говаривать он. – Раньше ведь не было такой возможности – заснять пейзаж на цифровой фотоаппарат, чтобы потом дома сидеть и писать». Художник вкладывал всю душу и мастерство в свои миниатюрные акварели. Щедро делился знаниями и навыками со своими учениками, успехами которых гордился. Он оставил о себе добрую память и удивительные работы, прозрачным чистым воздухом которых так и хочется дышать снова и снова... И еще. Творения мастера хотелось бы увидеть опять и не когда-нибудь, а в нынешнем году, на который приходится 80-летний юбилей заслуженного художника Северной Осетии Асланбека Арчегова. Как знать, может быть, на одной из выставочных площадок Владикавказа все-таки откроется его персональная выставка.
Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: