Встреча с повзрослевшим Ромео (Газета «Пульс Осетии» №20, май 2018)

Повзрослел, возмужал, стал мудрее, вдумчивее, глубокомысленнее. На смену ребяческим куражу и задору пришла осознанность. Это первое, что бросилось в глаза, когда я слушала заслуженного артиста РСО-Алания и Кабардино-Балкарии, лауреата всевозможных театральных фестивалей, актера театра и кино, режиссера Гиви Валиева. Когда-то брала у него интервью и для себя отметила, что Гиви – интересный собеседник. Давненько это было, в 2011-м, то бишь уже семь лет тому назад. И тогда, надо сказать, Гиви Валиев был больше известен как актер, нежели как режиссер, хотя первые шаги в режиссуре уже делал.

И вот теперь он герой проекта «Современник» Национальной научной библиотеки, участники которого представляют себя сами. Гиви не скрывает, что волнуется, но это совершенно незаметно. В глаза бросается другое: он искренен и открыт.
Рассказывает о себе. О том, что до семилетнего возраста жил в Тбилиси. Потом наступили проклятые 90-е. Во время первой войны в Южной Осетии в Грузии начались гонения на осетин. И семья Валиевых переехала в Северную Осетию, в село Цалык. Гиви с грустью вспоминает, как его интеллигентный отец, всегда с иголочки одетый, пошел работать в колхоз – другой работы не было. В Цалыке Гиви вырос, окончил школу. Там он проходил свои университеты. До переезда в Осетию ни по-русски, ни по-осетински он не говорил. А сегодня прекрасно владеет и русским, и осетинским, на всех диалектах которого свободно говорит. «Я благодарен судьбе, что так произошло, что я приехал на свою землю, что говорю на родном языке», – с высоты прожитых лет переосмысливает он прошлое.

Мечтал ли он с детства стать актером? Да нет, не мечтал. В своих детских грезах, было время, он представлял себя хирургом. Но в 11 классе увлекся КВНом, стал капитаном школьной команды. Тогда и осознал, что лицедейство ему по душе. По окончании школы решил поступать в колледж культуры. Правда, не знал, что там готовят не актеров, а работников досуговых учреждений. Когда шел сдавать документы, в дверях колледжа случайно (хотя случайностей не бывает) столкнулся с режиссером Тамерланом Сабановым. От него-то и узнал, что актеров готовят на актерском отделении факультета искусств СОГУ.

Гиви вспоминает, как серьезно он готовился к поступлению. Прошел все туры, сдал экзамены, поступил. Потом началась бурная студенческая жизнь. С третьего курса его отчислили – за поведение, несмотря на то, что в зачетной книжке были сплошные «отл.», ни одной четверки (Гиви Валиев окончил университет с красным дипломом). Но педагоги проявили снисходительность, и студент Валиев был восстановлен. «В общем, когда потерял, тогда понял, что потерял, понял, что хочу учиться здесь, что это именно то, что мне нравится... А сейчас я преподаю на факультете искусств...», – рассказывает обо всем без утайки герой проекта «Современник».

Как он попал по окончании университета в Осетинский театр? Благодаря дипломному спектаклю «Кровавая свадьба» по Гарсиа Лорке, где без пяти минут дипломированный актер сыграл роль Жениха. Так случилось, что на просмотр дипломного спектакля пришла исполняющая обязанности художественного руководителя Осетинского театра Мадина Плиева. Она обратила внимание на Гиви Валиева и предложила ему прийти к ним 10 сентября. «Вы приняты в театр», – прямо так и сказала она.
Театр, театр... Служение ему началось, как в сказке, причем в прямом смысле этих слов. В постановке Валерия Цариева «Заячье счастье» Гиви Валиев играл роль Барсука... «Я благодарен судьбе, что попал в Осетинский театр. Я его обожаю», – говорит он сегодня.
А в ту пору... В ту пору на сцене Осетинского театра по приглашению тогдашнего его худрука Валерия Цариева над постановкой «Ревизора» начал работать педагог Щукинского училища Александр Поламишев, объявивший кастинг на роль Хлестакова. А тем временем на сцене театра шла репетиция «Заячьего счастья», где Гиви играл Барсука. Надо ли говорить, что все мысли его были о кастинге: хотелось увидеть своими глазами, что это такое. И он увидел. А потом Залина Малкарова вытолкала молодого актера попробоваться. За кулисами он перекрестился и вышел... На роль Хлестакова Александр Поламишев утвердил Гиви Валиева.
За эту роль, которую Гиви посчастливилось сыграть в 22 года и которую он сегодня называет этапной, в 2006-м он получил премию СТД в номинации «За лучший дебют». «Прикоснуться к Гоголю – это счастье. И я был безмерно счастлив», – признается он.
А потом были роли Сигизмунда в комедии Педро Кальдерона «Жизнь есть сон» в постановке абхазского режиссера Валерия Кове, Ирбега в спектакле по пьесе Асахмата Айларова «Я тебя люблю», Жадова в «Доходном месте» Александра Островского, который ставил Петр Глебович Попов – профессор кафедры режиссуры ГИТИСа, Ромео в «Ромео и Джульетта» по Шекспиру в постановке югоосетинского режиссера Тамерлана Дзудцова. Рассказывая о себе, герой проекта «Современник», правда, посетовал, что роль Ромео он сыграл поздно, почти в 30-летнем возрасте, а надо было раньше. Ведь только в юности чувства так сильны, свежи и остры. И тут я внутренне позволила себе с ним не согласиться. Потому что хорошо помню глаза Ромео-Валиева, полные любви и приятия, когда он смотрел на свою Джульетту. Так и только так должен смотреть влюбленный Ромео...

Второй после Хлестакова знаковой ролью для Гиви Валиева стала роль пастушьего пса Тузара в спектакле «Черная бурка» по философской пьесе-притче Георгия Хугаева в постановке режиссера из Нальчика Казбека Дзудтагова. Вспоминаю, как завораживали зрителей пластичность, отточенные движения, повадки Тузара-Валиева. Все отмечали необыкновенную гибкость актера, его потрясающее вживание в образ! «В университете у меня был очень хороший педагог – Виктор Засеев, актер конного театра «Нарты». Он давал на пластику большие нагрузки… Виктор Махарбекович погиб во время схода ледника Колка вместе со съемочной группой Сергея Бодрова», – рассказывает Гиви. И далее вспоминает, как театр дважды с большим успехом показывал «Черную бурку» в Малом театре в Москве, как повез ее в Казань, откуда на фестиваль «Сцена без границ» тоже привозили «Черную бурку» – шикарный спектакль, бюджет которого составлял 5 миллионов рублей. И снова успех! Кто-то из представителей принимавшей стороны даже сказал тогда Гиви: «Мы поставили очень богатый спектакль-шоу. Но душу пса ты понял лучше».
В 2009 году по линии СТД спектакль «Черная бурка» был отмечен как лучший спектакль года, а Гиви Валиев и Индира Бацазова, исполнительница роли волчицы Чобры, стали победителями в номинации «За лучший дуэт». За роль Тузара Гиви Валиев стал лауреатом театрального фестиваля «Южная сцена» в Кабардино-Балкарии, театрального фестиваля «Кавказский меловой круг» в Адыгее. В Северной Осетии он завоевал «Театральную маску».

Уже тогда у молодого, талантливого и состоявшегося актера появился первый режиссерский опыт. С предложением поставить «Кровавую свадьбу» (ту самую, в которой некогда играл роль Жениха и которая пришлась по душе и накалом страстей, и подлинностью чувств) в Дигорском театре Гиви Валиев обратился к художественному руководителю театра Ларисе Гергиевой. И она дала начинающему режиссеру зеленую улицу. Премьера «Кровавой свадьбы» состоялась в рамках фестиваля «В гостях у Ларисы Гергиевой».

Так, первый постановочный опыт был получен. И мечта стать режиссером только окрепла. Поэтому Гиви Валиев и поступил в ГИТИС на заочный режиссерский курс российского театрального режиссера, художественного руководителя Московского театра «Эрмитаж» Михаила Левитина. «Я безмерно люблю театр, – продолжил свой монолог Гиви. – Но Михаил Захарович открыл для меня театр в совершенно другом измерении и понимании. Если есть режиссер, которому я могу довериться в режиссуре, то это он. Михаил Захарович приезжал к нам в Осетию. Смотрел мой дипломный спектакль «Прощай, овраг».

Гиви Валиев рассказывает, как работал над спектаклем «Прощай, овраг», признанным лучшим на VII международном фестивале национальных театров «Сцена без границ», как шел к нему через непростые осмысления, как его студенты принимали участие в международном фестивале сценического фехтования «Серебряная шпага» в ГИТИСе, откуда привезли первое место и серебряную шпагу, как ставил сказки «Кот Мурыч» и «Храбрый заяц», а также оперу «Снежная королева» на сцене Национального государственного театра оперы и балета РСО-Алания («Опера масштабнее, шире, чем спектакль», – заметил Гиви), как ставил комедию Жана Ануя «Бал воров» на сцене Русского театра («Я получил колоссальное удовольствие от работы с этим коллективом») и спектакль «Названые братья» по пьесе Георгия Хугаева на сцене Осетинского.
«Я бывал на прогонах «Названых братьев». Столько актеров занято в спектакле! Удивительное дело, но за короткое время Гиви удалось объединить театр», – дал свою высокую оценку профессионализму молодого режиссера присутствовавший в зале заместитель министра культуры РСО-Алания Эльбрус Кубалов.

Что мечтает поставить режиссер Гиви Валиев? «Кавказский меловой круг» Бертольда Брехта, «Ричарда III» Уильяма Шекспира, «Дьявол и Господь Бог» Жана-Поля Сартра. «Я вижу, на кого это ставить в Осетинском театре» – говорит он. И добавляет: «Режиссер должен знать, что тревожит общество и на эти темы ставить спектакли. Моя профессия – кричать со сцены об этом. Потому что искусство влияет на мозг».
Гиви Валиев охотно отвечает на вопросы собравшихся. Вот еще один из них: собирается ли он продолжить свою актерскую карьеру? «Искренне говорю: я хочу играть. Но для меня важно, чтобы человек, который будет ставить спектакль, был подготовленнее меня. Недопустимо, чтобы режиссер был неподготовленнее актера», – заявляет он.

Какие роли хотел бы сыграть? Роль Гамлета и роль Овода, до которых внутренне дорос. К тому же этот «материал» необыкновенно актуален. «Овод» – это об отсутствии Бога в душе. Тот же «Кавказский меловой круг» – тоже об отсутствии веры в душах людей. Увы, но это то, что мы и наблюдаем вокруг. Это актуально», – считает Гиви.

Каким должен быть репертуар национального театра? «Актер растет как на национальной драматургии, так и на русской классике, – уверен режиссер. – Мы живем в России, и без русской классики никак нельзя. Драма Островского «Без вины виноватые», например, затрагивает очень актуальные на сегодняшний день темы. Нужно обращаться и к мировой драматургии, и к современной – отечественной и зарубежной. Нельзя замыкаться только на национальном. Это приводит к отсутствию развития».
Чем определяется высота культуры? «Все проблемы общества в отсутствии культуры, – считает Гиви Валиев. – Высота культуры определяется поведением общества».
Эпатаж в современном искусстве, демонстрация на сцене обнаженного тела – это искусство или все-таки извращение? «Для меня искусство – когда обнажено не тело, а нерв. Я хочу прийти на такой спектакль, где доля эротики, если она есть, эстетично выстроена», – отвечает герой проекта «Современник».

Впрочем, вопросов было много. И на все Гиви Валиев не только искренне, но и охотно отвечал. Порадовала его приверженность традиционным ценностям, что находило отклик в сердцах собравшихся. А еще простота в общении, что отметила директор Национальной научной библиотеки Ирина Хайманова. «В вас есть такое очень симпатичное и притягательное качество, как простота, которая сродни мудрости», – констатировала она.

А народный поэт Осетии Ирина Гуржибекова порадовала гостя «научки» и всех участников встречи своим фирменным экспромтом:

Пусть кто-то рот с досадой кривит:
Культура, дескать, погибает.
Пока у нас такие Гиви,
Ей явно смерть не угрожает.

Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: