О «мертвом» Тереке, отсутствии рыбы и сомнительной экономии  (Газета «Пульс Осетии» №19, май 2018)

Специалист рассказал о грустных реалиях и возможных оптимистичных перспективах

Гостем редакции «ПО» стал Валерий Кундухов. 26 лет своей жизни Валерий Михайлович отдал армии. Его военная специальность – электромеханик-моторист стартовой площадки. Служил в ракетных войсках стратегического назначения, в саперном батальоне ТУРКВО в Узбекистане. 
На первый взгляд, вроде бы никакого отношения к заданной в заголовке теме он не имеет. Однако это только на первый взгляд. Потому что Валерий Кундухов – член Союза защиты Арала и Амударьи и научного центра «Арал».  В свое время, по словам Валерия Михайловича, он контактировал с учеными 40 стран мира, являлся участником многих международных симпозиумов по экологическим проблемам Аральского моря, во время проведения которых на стенах в качестве наглядных пособий висели изготовленные им плакаты.
Мой собеседник не голословен. Он предоставляет возможность  ознакомиться с рядом имеющихся у него документов. Это выписанное на его имя приглашение Академии наук, Государственного комитета по охране природы, Министерства мелиорации и водного хозяйства Республики Узбекистан и Фонда экологии и здоровья Узбекистана на Международную научно-практическую конференцию «Проблемы Арала и Приуралья», которая состоялась в г. Нукусе 27–28 августа 1998 года.  Это обращение научно-производственного центра  «Экология водного хозяйства» Роскомприроды Республики Узбекистан от 20 июня 1994 года с просьбой «оказать посильную помощь товарищу В. М. Кундухову  в проведении научно-исследовательских и экспериментальных работ по улучшению экологической обстановки в Центрально-азиатском регионе» за подписью директора центра «ЭВХ» Р. М. Разакова. Это краткое технологическое описание сконструированного Валерием Михайловичем аппарата для очистки питьевой воды ЭКО «ОПВ-2000».
Впрочем, об аппарате разговор особый.

В начале же нашей беседы меня насторожила одна единственная фраза, брошенная Валерием Кундуховым. Говоря о причинах экологического бедствия Арала, мой визави поставил знак равенства между мертвой рекой Амударьей и нашим Тереком. Само собой разумеется, я задала вопрос:

– Почему вы называете Терек мертвой рекой?

– В Тереке живности больше нет, рыбы нет. А почему? – практически ответил вопросом на вопрос мой собеседник.

–  И почему же?

– Всему виной плотины. Самая большая – в станице Павлодольской. Ведь как было раньше? Терек тек, на берегу деревья росли. Но стоило даже на один сантиметр поднять уровень Терека с помощью плотины, как уменьшалась скорость его течения. Вода дренирует в почву на километры. А на берегу растет дерево.  От насыщенности корневой системы водой оно умирает – гниет, падает. Под деревом растет трава, которая высыхает.  Погибают микроорганизмы, которые существуют в корневой системе травы и дерева. Начинается процесс эрозии береговой системы.
Терек – мертвая река, потому что рыба в ней не живет.  Раз рыба в реке не живет, икру метать в ней некому. Рыба там, где Терек впадает в Каспий.  Раньше она заходила с моря, поднималась до самых истоков Терека на икромет, отметав икру, возвращалась в море. Этот период, когда осетр и другие виды рыб поднимались в Терек и метали икру, назван в Осетии «кæфты мæй». Все старейшины Кавказа обращались тогда к жителям, чтобы, когда рыба идет на икромет, скот на берегу не пасли, дабы не спугнуть рыбу. А вот когда она возвращалась обратно в море, ее ловили и делали заготовки на зиму. Делали три пирога. И осетрина лежала на них вместо шашлыка. С осетриной молились Богу. Когда Павлодольская плотина была построена, все нарушилось.  Из-за гидротехнического сооружения рыба в свои места икрометания подняться не может. Мне могут возразить, сказав, что сделаны обводные сооружения. Да, только, как показала практика, рыба в них не идет.
После того, как рыбы не стало в Тереке, не стало и микроорганизмов, которые живут в тине и питаются остатками клетчатки икры. Микроорганизмы тоже погибли. Тины в реке нет. Раз тины нет, мелким рыбам есть нечего, они тоже погибают. Вот почему Терек – мертвая река.

– А что же делать? Как восстановить, по-вашему, экологию Терека?

– Что делать?  Начать с экономического расчета. От чего будет больше пользы: от гидроэлектростанции или от Терека, если восстановить его ресурсы? Какая рыба в республику пойдет! Сейчас нам ее привозят с Камчатки, из Дагестана. Вернуть рыбу в природные нерестилища, восстановить экологию Терека – наша главная задача. Это еще и экономически выгодно.

–  В начале нашей беседы вы упомянули изготовленный вами и испытанный аппарат для очистки питьевой воды. Расскажите, пожалуйста, о нем.

– Аппарат для очистки питьевой воды ЭКО «ОПВ-2000» был испытан в зоне экологического бедствия на Аральском море в Республике Узбекистан. Испытания, анализ и регулярный контроль над работой аппарата производился Госкомитетом Республики Узбекистан по охране природы, ташкентским научно-производственным хозрасчетным центром «Экология водного хозяйства». ЭКО «ОПВ-2000» предназначен для очистки питьевой воды в различных природных условиях, а также в зонах экологического бедствия. Аппарат способен очищать исходную воду как механическим, так и биохимическим способом, он не только хлорку извлекает из воды, но способен извлечь даже ядерную пыль.
Аппарат можно изготавливать различных емкостей и мощностей в зависимости от количества потребляемой воды, количества обслуживаемого населения – больницы, детского сада, квартиры... В низовьях Амударьи стоял такой аппарат. Воду из него брали для госпиталя.
Я хочу сделать такой аппарат и здесь, в Осетии. Пусть воду исходную и очищенную проверяют лаборанты. Хочу запустить аппарат в производство.

– Что необходимо для того, чтобы запустить аппарат в производство?

– Чтоб запустить производство, необходима гос-поддержка. Нужен реагент – березовый активированный уголь БАУ-А. В 58-й армии он наверняка найдется. Нужен еще активированный антрацитовый порошок. Если на публикацию в газете кто-то откликнется, буду очень рад.

– Вы также упомянули биологический метод очистки воды.

– Да, еще хотелось бы сказать о биологическом процессе очистки питьевой воды с помощью растений, которые произрастают и у нас, в Осетии. К слову, ученые из Европы, ЮНЕСКО, с которыми я контактировал, этим заинтересовались.
Объясню этот метод на примере. Есть два озера. В первое попадает вода из Терека. Механический осадок, ил, пыль – все в нем оседает. Из первого озера вода попадает во второе, дно которого выложено мокрой глиной – чтобы вода не дренировала из озера. Из озера она выходит только по дренажной системе, которая укладывается на дно озера и подключается к системе водопровода населенного пункта. Дренаж накрывается галечником (мелкими камнями). Сверху галечника кладется щебень, потом отсев (речной песок). В озере высеваем корневую систему болотного камыша. Когда корни камыша доходят до дна, они упираются в тупик: дальше их глина не пускает, и возвращаются, дают новые ростки. Второе озеро, таким образом, превращается в корневую губку. То есть вода, попадающая из первого озера во второе, очищается в корневой системе и уходит в дренажную систему. При этом не нарушаются природные свойства воды. Подобное сооружение можно построить для Владикавказа, Гизели, любого другого населенного пункта.
Могу еще рассказать о гидросооружении для перекачки воды на любые расстояния без использования электроэнергии, о дистанционном автоматическом управлении над уровнем воды на разных высотах. Причем за каждое сказанное мной слово я отвечаю.

– Скажите, с такими полезными изобретениями и предложениями вы наверняка обращались в государственные структуры?

– Обращался. В Минсельхоз осенью прошлого года, в Министерство промышленности и транспорта, в Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения.

– И каков результат?

– Результат нулевой. Поэтому я и хочу, чтобы специалисты высказались на затронутые мною темы, подтвердили либо опровергли то, что я говорю. Пусть начнется диалог. Для этого я и обратился в редакцию газеты.

Беседовала
Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: