Обсуждаем тень проблемы (Газета «Пульс Осетии» №14, апрель 2018)

Очередная волна тревожных публикаций о судьбе осетинского языка захлестнула различные СМИ, в том числе и печатные. В газете «СО» №2 от 11.01.2018 по этому вопросу опубликовано мнение ученых из СОГУ – доцента А. Кудзоевой и профессора Т. Камболова.
В вязи с тем, что молодежь якобы все реже общается на родном языке, многократно, как мантры, повторяется мысль-страшилка о том, что вслед за осетинским языком исчезнет и сам осетинский народ, поэтому вопрос сохранения осетинского языка, утверждают они, это проблема всего осетинского народа, всего социума. А причину в этом видят в школьных программах, стандартах, количестве часов и т. д. Поэтому обратились даже к Президенту РФ, чтобы он создал условия для обязательного изучения осетинского языка в рамках предмета «Государственный язык Республики Северная Осетия-Алания».
Замечу, что во всех этих рассуждениях и намерениях абсурдности больше, чем здравого смысла. Рассмотрим все более подробно.
Первое. Что значит «Государственный язык Республики Северная Осетия-Алания»? О каком государстве идет речь? Мы живем в государстве, которое называется «Российская Федерация» и его государственным языком является русский язык. Вы, уважаемые господа, явно путаете Государство, как субъект международного права, с территорией компактного проживания отдельных народов. Согласен, что у нас в республике государственной атрибутики столько, что ее хватило бы на несколько настоящих государств – герб, флаг, конституция, глава (президент), правительство, министерства, представительства и т. д. А что в реальности, кроме протянутой на две тысячи километров руки, мы видим за всем этим? Даже условий для изучения «своего государственного языка» не может создать «наше государство» и просим об этом Президента «другого» государства.
Второе. Утверждение, что из жизни осетинского народа исчезает его родной язык, не соответствует действительности. К такому выводу уважаемые ученые пришли по наблюдениям в пределах административных границ Владикавказа. Но осетинский народ живет не только во Владикавказе, и если бы вы свой исследовательский взор перенесли на несколько сот метров от границ Владикавказа, ну, хотя бы до Ногира, не говоря уже о таких «запредельных» населенных пунктах, как Старый Батако, Раздзог, Заманкул, Змейская, Дур-Дур, Лескен и др., то вы бы несколько усомнились в своих утверждениях. Кроме того, вы бы, возможно, догадались, что проблема знания языка не только и не столько в методах преподавания в учебных заведениях, программах, количестве часов, а в самой жизни. А жизнь надо изучать не по учебникам, а по самой жизни. Язык – это средство обмена мыслями между людьми. Каковы мысли, таков и язык. Давайте рассмотрим одну фразу из четырех слов на «чисто» осетинском языке: «Ирон театры репертуарон пълан». Сколько здесь осетинских слов? И в какой области знаний современного общества осетинский язык может быть самодостаточным? Если назовете хотя бы одну такую область, то все ваши тщетные потуги могут быть оправданы.
Третье. Мысль о том, что вслед за языком исчезнет и сам народ, поддерживается и Русланом Кучиты – председателем координационного совета МОД «Высший совет осетин» («СО» №6 от 17.01.2018) и для убедительности такого вывода ссылается на такое же мнение Васо Абаева. Но дело в том, что истина не дочь авторитета, а практики. И авторы этих страшилок почему-то не подкрепили свои выводы примерами из жизни. А примеры имеются, но они говорят об обратном.
Приведем несколько примеров. По собственному признанию Руслана Кучиты, за восемь лет изучения осетинского языка в школе он так и не научился по-осетински ни читать, ни писать. Но это не помешало ему в смутное на Родине время благополучно проживать в Канаде и по возвращении быть назначенным Председателем координационного совета МОД «Высший совет осетин» и теперь давать советы по методам изучения осетинского языка не только в школах, но и в детских садах.
Другой пример. Достаточно взять книгу «Памятники литературы Древней Руси» (М.: Художественная литература, 1981) и можно легко убедиться, что хорошее знание современного русского языка не гарантирует однозначного понимания и восприятия древнерусского языка. Поэтому в книге тексты даются на двух языках – на древнерусском и на современном русском, поскольку того древнерусского языка сегодня уже нет. Но от этого русский народ не только не исчез с исторической арены, но достиг высочайших вершин прогресса во многих сферах деятельности человечества.
Может быть, авторы подобных публикаций думают, что наши земляки с мировой известностью – Валерий Гергиев, Вероника Джиоева, Туган Сохиев, Тимур Зангиев и многие другие, которые прославляют Осетию, таких высот достигли благодаря хорошему знанию осетинского языка? И если да, то хотелось бы уточнить, знание какого диалекта осетинского языка им так помогло – дигорского, кударского или иронского?
Прошлым летом мне пришлось сопровождать группу студентов одного нашего вуза в однодневную экскурсию по производственным объектам. Получилось так, что как раз в это время на объекте проводились специальные исследования силами специалистов из Татарстана. Было очень зрелищно, интересно и познавательно. Наши гости дали возможность студентам буквально потрогать, пощупать все технические средства, охотно и доходчиво отвечали на все их вопросы. В конце разговора одна студентка поинтересовалась вопросом прохождения практики у них в следующем году. Ей сказали, что для этого руководство вуза должно написать письмо руководителю их компании и согласовать все необходимые вопросы. Студентка была довольна, но было видно, что еще о чем-то хочет спросить, но не решается. Заметив это, один из гостей пришел ей на помощь и говорит: что-то еще хотите спросить, не стесняйтесь, говорите. И тогда она спросила: а Татария – это заграница или Россия? Не буду говорить о реакции наших гостей, только замечу, что та студентка хорошо знала осетинский язык.
Уважаемые ученые вынесли на обсуждение не истинную проблему осетинского народа, а одну из ее теней. В «СО» №8 от 19.01.2018 в материале «Падаем в демографическую яму» обозначена главная проблема, которую народ знает и без газет и которую можно назвать «Исход осетинского народа». Молодые светлые личности тысячами покидают свою малую родину, поскольку не видят никаких перспектив в реализации своего творческого потенциала у себя на родине. В любой исторический момент самодостаточным может быть язык народа-созидателя, творца исторического прогресса. И если другие народы будут бороться за массовость и сохранение чистоты своего языка, то они быстро окажутся на задворках мирового прогресса. И когда уважаемые и известные в республике люди проблему народа сводят к проблеме знания осетинского языка всеми людьми, проживающими в Осетии, то становится весьма грустно.
Смею утверждать, что если бы наш современник, один из талантливых осетинских писателей Изатбек Цомартов, свои произведения писал на русском языке, то в сознании народов России (и не только России) его имя стояло бы в одном ряду с такими именами как Петр Проскурин, Сергей Залыгин, Виктор Астафьев... и другие народы знали бы о традициях, культуре, быте нашего народа, как говорится, из первых уст. А сейчас он широко известен в узких кругах знатоков и любителей осетинского языка в отдельных районах нашей республики.

Батрбек КУСОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: