Об одной фотографии (Газета «Пульс Осетии» №14, апрель 2018)

На днях я просматривал фотографии разных лет, и что Вы думаете? На глаза попалось одно фото давних лет, правда, не такое старое, не сто или более лет, но полсотни лет ему будет. Такое забавное, что я его очень долго рассматривал, вглядывался в детские лица, вспоминал. Вот на фото дети 11–12 лет. Какими они стали сейчас, кто какое учебное заведение окончил, где работали на благо Родины и своей семьи? Очень много вопросов возникло в моей голове. На этой фотографии запечатлены ученики пятого класса, дети шахтеров пос. Верхний Згид. Отцы их работали на шахте, а матери – на поверхности, кто в конторе рудника, кто в общепите и т. д.
Дело в том, что я, Ваш покорный слуга, в те годы работал секретарем комитета ВЛКСМ рудника. Комсомольцев на Згиде тогда было более 350 человек, и все активно работали на шахте под землей, выдавали руду, которую вывозили на комбинат в пос. Мизур, а после обработки везли на завод «Электроцинк» в г. Орджоникидзе. Вообще-то я об этом так подробно пишу, чтобы читатель представлял всю картину. Между прочим, наши рудники обеспечивали сырьем завод «Электроцинк», что не скажешь о наших днях, сейчас рудники закрыты, народ остался без работы, а взамен никто ничего не предложил, и шахтеры со своими семьями остались не у дел. Это очень плохо!
Да, я говорил о комсомольцах, они также трудились в шахтах, добросовестно работали в комсомольско-молодежных бригадах, получали похвалу, денежные премии и награды. Так вот, однажды мне встретился директор згидской средней школы Бурнацев Роман Александрович и попросил, чтобы я пришел в школу и поговорил с учениками пятого класса, а то они балуются, плохо делают уроки, опаздывают на занятия, это и понятно, родители не могут уделять им достаточно внимания, у них опасная и трудная работа, не хочется их беспокоить. Может поможешь, как комсомольский вожак? Роман Александрович меня убедил и я согласился. Зашел в пятый класс, как раз у них не было урока, учительница заболела. Смотрю, они бегают, прыгают по столам, кричат, бросают портфели друг в друга, в общем, резвятся, как все дети. Как только я вошел, те, кто успели, быстро сели, а остальные остались на месте, а потом все быстро встали, и в классе воцарилась тишина, да сами посмотрите в лица этих детей, какие добрые у них глаза. (См. фото).
Оказывается, все дети меня помнили как милиционера, ведь до избрания меня комсомольским вожаком я работал участковым уполномоченным и родители много раз пугали своих детей, мол, не балуйся, а то дядя милиционер тебя заберет. Но дети знали меня, я к ним в форме заходил еще будучи участковым и в детский сад, и в школу, бывало, играл с ними даже в снежки, так и подружились. Поэтому они приняли меня дружелюбно и без страха, чувствовали себя свободно.
Я начал беседовать и знакомиться с каждым по отдельности. Я им сказал, что уже не милиционер, а работаю в комсомоле. Несколько детей сказали, что знают, что я не милиционер, что в поселке нет милиционеров, а их обязанности исполняют комсомольцы. Я ответил им, что если они такие всезнающие, то с сегодняшнего дня я буду часто с ними встречаться в школе и за ее пределами, буду обучать военному делу. В классе сразу стало шумно, все обрадовались и закричали: «Ура!». Так мы все и познакомились, я узнал, где работают их родители и кем, что им мешает быть дисциплинированными, не нарушать правила поведения, хорошо учиться. Договорились, что с сегодняшнего дня все «подтянутся». Я им поверил, да и как мог не поверить, посмотрите в их лица на фото – такие милые, доверчивые, еще не испорченные жизнью, но разговаривать с ними надо на равных.
Так мы продолжали встречаться по одному часу в школе в течение недели, сначала начали заниматься с мальчишками борьбой, а потом разбирали и собирали учебные автоматы (в школе было несколько учебных винтовок и два автомата). И ребята, и девчонки так хорошо изучили этот вопрос, что им даже позавидовали бы взрослые, служившие в армии. Условия мои были такие: тому, кто будет слабо учиться, нечего делать на моих занятиях. Смотрю, через месяц дела у ребят пошли на лад, они стали лучше учиться, поведение отличное, никаких жалоб и нареканий со стороны классного руководителя и других учителей, всех как подменили. К каждому ребенку нужен свой подход, угрозами от них ничего не добьешься. Даже на заре Советской власти Макаренко сколько беспризорных детей поставил на ноги, и какими они потом стали патриотами.
Как с детьми, так и с взрослыми нужно разговаривать не командным голосом, а тихим и уважительным тоном. Доброе слово всегда принесет свои плоды. Криками и угрозами ничего не добьешься. Особенно с детьми. Пока они маленькие, их можно чему-то научить, и с них выйдет толк, когда же они повзрослеют, то трудно их будет научить добру и дисциплине.
Так вот, я бы хотел узнать, кем стали эти дети с фотографии, чем они занимаются, где живут. Милые, дорогие моему сердцу дети (теперь уже взрослые), прошу вас, отзовитесь, я вас помню и очень люблю, но главное, чтобы вы были живы и здоровы.
Если кто-нибудь узнал себя или кого-то на фотографии, звоните по телефону: 54-31-95 или 55-27-53. Вам всегда там дадут мой телефон и адрес. Жду звонка.
Также с детьми сфотографированы: в заднем ряду учитель физкультуры из с. Ногир, в первом ряду классный руководитель Макиева (прошу прощения, имя подзабыл, все-таки немало времени прошло, более 60 лет), рядом ваш покорный слуга, на корточках сидит учительница русского языка и литературы Туаева Валентина.
Удачи вам всем и здоровья!

Василий НАСКИДАЕВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: