ДОСТИЖЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ (Газета «Пульс Осетии» №8, февраль 2018)

Текущие результаты социально-экономического развития, как известно, обобщаются статистикой и это дает определенные возможности оценивать происходящее. Однако и статистические данные подлежат дальнейшему анализу и нахождению через новые подходы путей к решаемым задачам. Цена работы на долгую, как подтверждает жизненная практика, становится важнейшим условием и это диктует необходимость уточнения более целесообразных, рациональных и экономически выверенных решений. Такую позицию занимает доктор экономических наук, профессор, депутат Парламента РСО-Алания Нох Хасанбиевич Токаев, который ответил на ряд сформулированных нами вопросов.

– Нох Хасанбиевич! Есть у нас в республике достижения в социально-экономическом развитии или имеет место «скользящее движение, но медленными шагами»?
– Отвечу так. Движение, которое подтверждается положительными результатами, всегда заметно и одобряемо основной частью людей. Однако надо иметь в виду, что жизнь многообразна и в ней одновременно происходят процессы как противоречивого развития, так и с негативами. Негативы – это когда накапливаются ошибки, упущения, безысходность, провалы в решении определенных задач. Негативы – это когда нет консолидации людей как в правильном восприятии происходящего, так и понимании реальных проблем, подлежащих разрешению – и чем раньше, тем лучше. Негативы – это когда у людей теряются ориентиры и пароли, отсутствуют оценочные критерии, имею в виду как происходящие события, так и с видом на перспективу. Могу и далее продолжить, но и этого достаточно…
Положительно – это когда есть деятельность, а в более широком смысле – жизнь и в них человек результативен. Понятие «инновации» абсолютным большинством людей не расшифровывается, но когда говоришь о показателях прогресса в развитии, то лучше воспринимается результативность, достижения. Да, жизнь должна быть полнокровной, мобильной, интересной, но не только в наблюдениях и желаниях, а в результатах деятельности. Деятельный человек всегда результативен и привлекателен, располагает к себе, вдохновляет других своим примером. Качество приспособленчества имеет противоположенное значение, и я его резко отвергаю как для себя, близких, так и для всех добропорядочных людей…
– Интересные акценты, но хотелось бы услышать Ваши оценки показателей положительной динамики, если она есть в социально-экономической жизни республики. В чем мы, к примеру, продвинулись в 2017 году, а где были провалы, если они имели место?
– Измерения положительной динамики, разумеется, разные. Я выделю некоторые из них. Республика, с усилиями государственной власти, в частности, Главы республики В. З. Битарова, начиная с 2016 года, значительно продвинулась как в обосновании своего участия в федеральных программах, так и других программах (в СКФО, собственные республиканские). На сегодня РСО-Алания задействована в 42 федеральных программах, а еще десятки находятся на стадии рассмотрения. Это успех и достижение. Кто и как посмотрит, оценит, но факт остается фактом, что такое участие в программах дает дополнительные финансовые ресурсы и возможности экономического развития, которых не было в достаточной степени в республике длительный период.
Замечу также, что вновь зарегистрированных предприятий, которые производят товарную продукцию, в 2016–2017 гг. стало больше. Для сравнения в 2006 году их было 24, а в 2015 г. – 10, в 2016 г. – 12, в 2017 г. – 14. К этому надо добавить, что было ликвидировано 17 нерентабельных предприятий. Государственные предприятия не создавались, а предпочтение было отдано частным. В сфере услуг было создано значительное количество новых структур, а всего их более двух тысяч единиц. Происходили изменения в торговле: новых торговых организаций и предприятий было создано десятки, а всего их зарегистрировано в республике более полутора тысяч единиц на 1 января 2018 года.
К сказанному добавлю, что в республике идет процесс оживления многих проблемных производственных объектов, но медленно и не так, как требуется в целях укрепления показателей экономического развития. Разделяю мнение и взгляды тех специалистов, которые целевое видение наличия, функционирования и развития промышленности определяют в качестве базовой основы экономики. В республике есть нагрузочные ограничения экологического характера для металлургической промышленности (особо следует выделить проблематику завода «Электроцинк»), но другие подотрасли подлежат стратегическому экономическому осмыслению на предмет нахождения и выбора инвестиционных проектов.
– И все таки, Нох Хасанбиевич, создается впечатление, что развития промышленности в республике нет. Или это неправда?
– Такое восприятие отчасти оправдано, но требует пояснения. Наша республика в прошлые периоды была промышленно развитой. Промышленность и входящие в нее предприятия можно было оценивать визуально, зримо, экономически. Это был комплекс отраслей, состоявший минимум из шести направлений. После провала в ходе трансформационных процессов девяностых годов – скажу так – они потеряли свой потенциал, специализацию и самодостаточность. Сильно повлияло все то, что происходило в отраслях экономики страны. Сохранившиеся предприятия в прошлом измерении теперь не могут восстанавливаться, а новые возможности трудно определяются, хотя усилия республиканских властей и отдельных специалистов, безусловно, прилагаются. В данном контексте сошлюсь на тот факт, что в соответствии со стратегией развития и программой реструктуризации холдинговой компании АО «Росэлектроника» реализуется проект по реорганизации предприятий радиоэлектронного комплекса Северо-Кавказского федерального округа – проект «Иристон». По моей оценке это крайне важное направление для промышленного развития республики, но реализация его идет медленно. Напомню для читателей, что в указанном проекте предусмотрены условия реструктуризации деятельности ОАО «НИИЭМ», ОАО «Алагирский завод сопротивлений», ОАО «Гран», ОФО «Разряд», ОАО «НЗПП», ОАО «Бином», ОАО «Топаз», АО «Янтарь». Такой проект стоит того, чтобы за него бороться, отстаивать в его продвижении промышленные интересы республики в создании многопродуктивной (диверсифицированной) конкурентоспособной компании по производству радиоэлектронной и микроэлектронной техники, сервисно-техническому обслуживанию и комплексному ремонту подвижных аппаратных систем связи. Это возможно и оценивается перспективно.
– Не считаете ли Вы, как специалист по экономике и финансам, что такие проекты не имеют реальных оснований к реализации. Ведь действительно потеряна специализация, отсутствует достаточный кадровый потенциал, имеется существенная кредиторская задолженность, наличествуют своеобразные сложные проблемы «внутренней акционированности», имеет место разбалансированность основных фондов (оборудований, зданий, сооружений)?
– Могу подписаться под всем, что Вами обозначено. Однако наиважнейшим считаю организационно-управленческие усилия всех заинтересованных субъектов в развитии промышленности нашей республики. Во-первых, так или иначе, есть определенные основания для восстановительных процессов. Не полностью потерян опыт, который нарабатывался десятилетиями (есть размещенность площадей, зданий, сооружений, есть под каждой структурой земля (в приличных гектарах), кадры отчасти сохранились и имеют желание и стремление работать высококвалифицированно в новых направлениях).
Во-вторых, необходимо находить баланс согласования интересов всех, кто будет в таком проекте участвовать. Без этого не получается. Интересы федеральных властей, республики, частных инвесторов (или обладателей собственности), работников (инженеров, рабочих и т. д.) надо свести к единым целям и задачам.
В-третьих, разве строить новые заводы промышленного назначения в республике будет легче, дешевле, выгоднее? Это должны быть в высокой степени прорабатываемые решения. Новые инвестиционные проекты республика ищет по множествам направлений, но они даются чрезвычайно тяжело, активность их реализации в промышленности остается низкой. Они, как правило, дорогие…
В-четвертых, я хотел бы вернуться и к той части Вашего вопроса, которая касается кредиторской задолженности тех предприятий и организаций, которые вошли в указанный Холдинг-Проект. Мне известно, что такая задолженность оценивается примерно в 400 млн рублей. В рамках масштабности и значимости постановки задач о промышленном развитии думаю и оцениваю, что такая сумма не является критической и непреодолимой преградой. Вопрос в другом: указанная сумма оказывается ограничителем новой технической, технологической и продуктово-товарной деятельности, так как не позволяет предприятиям и организациям подавать соответствующие документы на получение государственной поддержки и банковских кредитов. Это же является тормозом, непреодолимым препятствием в получении поддержки от республики, если мы в ней заинтересованы. Убежден, что в целях серьезных и значимых решений проблем реализации этого проекта (также как и других промышленных) не обойдется без использования формы бюджетного субсидирования как от федерального уровня, так и регионального…
– Нох Хасанбиевич! Только что состоялся очередной инвестиционный форум «Сочи – 2018». Что это даст республике нашей, какие Ваши акценты, ожидания?
– Сочинский форум – это площадка, на которой федеральные органы власти вместе с региональными, естественно, делают достоянием свое видение решаемых инвестиционных проблем. Таких проблем возникает много в каждом регионе и в том числе в РСО-Алания. Факт участия руководства страны и республики на форуме оцениваю положительно. Кстати, интерес к форуму проявил и член Совета Федерации А. С. Фадзаев, в последнее время формулирующий часто задачи активизации социально-экономического развития республики.
Отмечу и несколько важных моментов, которые заслуживают особого внимания в связи с инвестиционной проблематикой в республике, а также Сочинским форумом. Во-первых, факт презентации девяти проектов и их реальная направленность на активизацию решаемых программных задач. На этом сделал акцент Глава республики В. З. Битаров. Достижением считаю, что республика имеет свою программу социально-экономического развития и власть учитывает ее цели, задачи и требования к реализации, таким образом сверяя ценность и инвестиционных решений. Укажу, что потенциал инвестиционных проектов действительно надо оценивать не только в их собственных параметрах, а в рамках необходимых и сформированных программных показателей. Процитирую обобщенное высказывание на форуме Главы нашей республики: «Любой рубль, вкладываемый в экономику республики, особенно если это связано с промышленностью, с сельским хозяйством, с производством – это, конечно же, инвестиции в будущее. Потому что будущее не может быть перспективным без конкретной, реальной работы. Именно этим принципом руководствуются все органы власти республики». По моей оценке такие подходы к решаемым задачам способствуют достижению и текущих лучших результатов, не говоря о перспективных.
– Возникает множество вопросов о системности решаемых задач и выборе их текущих приоритетов. Не получится ли так, что текущие решения незначительно связаны с производственно-экономическими задачами, а в качестве приоритетов расходования средств, в том числе и бюджетных, выбираются социальные. В достаточной ли степени продумывается социальная целесо-образность принимаемых в республике решений или есть вопросы?
– Вопросов множество и они дальше, вероятнее всего, будут актуализироваться. Вот, например, возникает та проблематика, о которой Вы справедливо спрашиваете. Я отреагирую так. Во-первых, недопустимо, чтобы в республике социальные решения не оценивались экономически. Это не только проблематика заработной платы, пенсий, пособий, всевозможных других выплат, хотя и в них серьезно надо разбираться и даже наводить порядок…
Во-вторых, приходится в большей степени анализировать ту проблематику, которая связана со строительством, вводом и освоением новых школ, больниц, детских садов, амбулаторий, спортзалов, стадионов и т. д. Если все это будет находиться в собственности государства, тогда бюджеты должны брать на себя все расходы на их обслуживание: коммунальные платежи, имущественные налоги, зарплаты работников и все остальное. Нельзя и не вводить новые объекты, но одновременно и не считаться с экономикой содержания социальных объектов. Нельзя осваивать объекты социальной инфраструктуры, если неизвестно, как они будут полнокровно функционировать… В таком контексте много проблем.
– Вас надо понимать так, что не следует столь масштабно форсировать ввод социальных объектов в республике?
– Нет, разумеется. Речь идет о другом. Экономикой, ее доходами решаются социальные задачи. Если мы в республике не будем активно развивать свою экономику, ее доходность, то обязательно будем сталкиваться с проблематикой образовавшихся долгов по линии содержания социальных объектов. Федеральными финансовыми средствами большего можно добиться в строительстве этих объектов (это надо делать), а обслуживание, содержание социальных объектов, которые будут находиться в собственности республики, ее муниципальных образованиях, необходимо брать на себя. Школы, больницы, детсады, амбулатории не могут быть коммерческими учреждениями или организациями (исключения могут быть, но это исключения).
– Нох Хасанбиевич! О каких масштабах решаемых проблем идет речь?
– По имеющимся у меня сведениям просчитано, что республика нуждается в освоении 69 объектов, из которых 44 уже включены в Программу социально-экономического развития на 2018–2020 гг. Сумма предусмотренных средств на эти объекты – 7–8 млрд руб., а по 25 объектам на начало 2018 года не было проектно-сметной документации. Расходы на проектно-сметную документацию не должны превышать 2–3 % от основной стоимости, но деньги требуются для этих целей. Причины: а) неразработанность указанной документации; б) отсутствие финансов для этих целей (около 90 млн рублей).
Результативность предварительных действий по указанным направлениям Главой республики оценивается критически. Он не принимает от исполнителей различные разъяснения и даже старания разрешить проблемы. Одно дело обсуждать проблемы, а другое – получать реальный результат, вот постановка задач и она заслуживает понимания и поддержки.
– Актуальным остается проблематика аграрного развития. Разумеется, имеем в виду сельское хозяйство и переработку сельхозпродукции в качестве сырья для других отраслей производства. Что Вами выделяется в качестве главного достижения, а что не находит нужных решений?
– Аграрное развитие – это проблематика особая и она сводится к ряду сложившихся условий и факторов. Конечно, базовой основой было и всегда будет то, что связано с использованием потенциала земельного ресурса. За последние два года в определенной последовательности действий улучшаются показатели контроля за использованием земель сельхозназначения. Однако по объемам и темпам реализации сельскохозяйственной продукции нет положительной динамики. Это критично и подтверждается данными таблицы 1.
Статистика показывает, что динамика производства продукции сельского хозяйства в 2017 году составила 24763,0 млн рублей (к соответствующему периоду 2016 года – 100,5 процента роста). Однако в животноводстве показатели снижались, начиная с 2015 года. Эта отрасль имеет низкую обеспеченность кормами собственного производства в хозяйствах. В более широком смысле (в общереспубликанском варианте) предстоит предпринять дополнительные усилия в налаживании кормопроизводства, в том числе с обеспечением землями под посевы многолетних трав. Особой проблематикой является организация поливного земледелия (это касается, в первую очередь, овощей, фруктовых садов, многолетних трав).
Я неоднократно подчеркивал, что аграрное развитие требует внимательнейшего отношения к методам и способам использования земельных ресурсов. Надо поднять на другой качественный уровень обоснованность проводимых оценок результатов землепользования. Дело не только в недопущении занижения кадастровой оценки стоимости земли со стороны экспертов. Земельный налог и аренду земли необходимо основательнее увязывать с показателями состояния земель и доходной отдачи от их использования. Недопустимо как субъективное (искусственное) завышение, так и занижение платежей, которые касаются землепользования.
Для сельского хозяйства положительным считаю достигнутые республикой договоренности с АО «Росагролизингом» о лизинговых поставках техники более чем на 1 млрд рублей. Это позволит не только улучшить обеспеченность техникой, но и снизить затраты на ее использование. Лизинг – это не только трактора, комбайны, автомобили, но и десятки других видов оборудования, которые крайне необходимы для высокопроизводительной деятельности сельхозпредприятий. К примеру, как можно обойтись без множества видов техники и оборудования при строительстве и эксплуатации фруктохранилищ? К тому же уровень требований в таких направлениях чрезвычайно высокий, иначе выращиваемый урожай будет пропадать в значительной степени.
– В Ваших ответах в большей или меньшей степени присутствует обозначенность низкодоходности экономики республики. Так это или нет?
– Современные экономические решения не могут обходить проблематику доходов. Доходы, реализуемые от любой деятельности, превращаются в финансовое составляющее всей экономической практики. Зарабатывать деньги, иметь деньги – это еще не все. Деньгами надо уметь делать производство, товарную продукцию, услуги разнообразные. И не просто делать, а много, качественно, конкурентоспособно и [вкладывать?] еще больше денег… Такая логика оправдана и с точки зрения налогово-бюджетных задач и решений. В республике в 2017 году улучшились показатели собираемости налогов на 40 процентов (по совокупности). Это хороший и необходимый показатель, и дело не только в собственном содержании реализованного результата. Обращаю внимание на тот факт, что в консолидированный бюджет РФ (республиканский бюджет в него входит) от нашей республики поступило 17,6 млрд рублей в 2017 году. Это лучший результат от регионов, входящих в состав СКФО (разумеется, не в абсолютном измерении, а относительном). Из указанной суммы 13,2 млрд рублей остались в консолидированном бюджете республики. В наибольшей степени рост доходов имел место по прибыли, что тоже показатель достижений (я его апеллирую к реальному сектору экономики). Наметился рост и имущественных налогов – 13,2 процента.
– Вами такие показатели расцениваются как результаты роста экономики или администрирования налогов и только?
– И то, и другое имеет место. Важно, чтобы деятельность всех ветвей власти способствовала улучшению показателей доходной отдачи экономики. Необходимы и «шлагбаумы» на пути ловкачей, которые не платят или не полностью платят налоги, но еще важнее улучшение результатов экономической деятельности, в том числе разных методов решаемых задач.
В проблематике обеспечения эффективности финансов республики выделю следующее. В первую очередь надо хорошо разбираться в установленных и применяемых бюджетных правилах и нормах, в том числе федеральными органами власти. В частности, фокусирую внимание на проблематике бюджетной обеспеченности, реструктуризации бюджетных долгов. Как депутат Парламента, я  неоднократно ставил эти вопросы на предмет лучшей просчитанности показателей сбалансированности бюджетных решений. Внутренние резервы доходов надо изыскивать с учетом такого подхода, а не иначе.
– Благодарю, Нох Хасанбиевич, за содержательные ответы по тем сложным вопросам и проблемам, которые я Вам задал.
– Вам спасибо!

Вопросы задавал
Алан БЕРДИЕВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: