Никто не забыт? Ничто не забыто? (Газета «Пульс Осетии» №7, февраль 2018)

Как часто, особенно в канун праздников – Дня защитника Отечества, Дня Победы – повторяем мы эти святые слова. Но так ли обстоит все на самом деле? Примеры последних лет действительно говорят в пользу этого. Имена всех героев России, погибших в последние годы, будь то при отражении грузинской агрессии в 2008-м году, на территории Сирии… увековечены в бронзовых памятниках, в названиях улиц, школ, названных в честь погибших героев.
А те, кто ушел раньше… Какую память храним мы, наследники победителей, о них, погибших более 70 лет назад в самой страшной войне – Великой Отечественной.
В Осетии, славящейся огромным количеством своих героев, как-то уже стало привычным и как бы само собой разумеющимся то, что из многих семей ушли на войну по пять, шесть, семь мужчин. Ушли и не вернулись. Самые известные – семь братьев Газдановых, которым и памятники установлены, и песни в их честь написаны.
Но почему-то есть и такие, чьи имена чуть ли не преданы забвению.
О пятерых братьях Бекмурзовых, ушедших на фронт и погибших в боях за Родину, хочу напомнить сегодня накануне Дня защитника Отечества.
Да, о них в Осетии знают, о них писали в районной газете. И все.
Более подробно об этих замечательных людях, ярких представителях Осетии, узнал недавно совершенно случайно. Зашел в аптеку, что в поселке Южный и разговорился с фармацевтом Фатимой. Оказалось, что ее мама – Таузан Мамукаева (Бекмурзова) уже третий месяц гостит у своей дочери. А вообще живет с другой дочерью в Синдзикау. Она – единственная (рожденная в 1930 году) оставшаяся в живых из большой семьи Бекмурзовых, в которой было 7 сестер и 5 братьев. Пять братьев, все как один, ушли на войну и все погибли…
Попросил Фатиму, чтобы она разрешила мне пообщаться с ее мамой. И вот что рассказала Таузан (88 лет и совершенно замечательно выглядящая) о своей семье, о родителях и своих братьях…
В местечке Уаллагком в высокогорье Дигорского ущелья на левом берегу речки Комидон расположилось селение Камунта. В начале двадцатого века здесь проживало почти двести человек. Здесь же решили обосноваться и два брата Бекмурзовых: Амурхан и Сидор. Совместно построили один дом, куда привели своих жен. И стали жить одной общей, дружной семьей. Когда стали появляться дети, то никто их не делил. Так и воспитывали два брата своих 12 детей: 7 девочек и 5 мальчиков.
Беда пришла неожиданно, скоропостижно скончался старший Амурхан. И вся тяжесть воспитания, «подъема» детей легла на плечи младшего из братьев – Сидора. Но он не отчаялся. Стал только еще больше трудиться, понимая, что детям необходимо дать образование. И забегая вперед скажу, что все (!) пять братьев получили высшее образование!
Страшным оказался для семьи Бекмурзовых 1937 год. Не всем в Камунте было по нраву то, что эта семья благополучная, которую можно ставить в пример другим. В этой семье с детства детям прививались любовь к труду, взаимопонимание и уважение к старшим и друг к другу.
И все же нашелся среди односельчан негодяй, написавший лживую анонимку на Сидора. А суд «тройки» тогда был скор на расправу. Приговор – расстрел. Его жена не смогла перенести смерти любимого мужа. На несколько месяцев она пережила его.
И тогда все тяготы большой семьи легли на плечи супруги старшего брата Амурхана – Марии, которую все дети ласково называли Гыцци.
Меня поразило в рассказе Таузан о своих братьях то, что все пятеро мальчишек из богом забытого села после окончания фаснальской школы поступили в высшие учебные заведения и получили высшее образование. Старшие – Созыр и Владимир – поступили в московские вузы. Один учился на зоотехническом факультете аграрной академии им. Плеханова, а другой – на математическом факультете Московского государственного университета. Трое младших братьев поступили и окончили СОГПИ. Самый старший, Созыр, после окончания вуза выбрал военную стезю, поступив в военную академию.
Несмотря на пережитое горе: смерть отца и матери, братья получали образование, строили планы на будущее.
И тут, как гром среди ясного неба, на страну Советов обрушились фашистские полчища.
Началась самая страшная в истории человечества война!
Каждый мужчина понимал, что пришло время встать на защиту любимой Родины. Первым на фронт попал младший из братьев, проходивший службу в Красной Армии на территории Литвы. По окончании учебы в военной академии в звании капитана на фронт ушел Созыр. Затем были призваны Мурат и Асланбек. Мурат в звании лейтенанта был командиром стрелкового взвода.
Владимир дольше всех оставался дома. Ему, как директору школы, была предоставлена бронь.
Гыцци все время сокрушалась, что сыновья ушли на фронт неженатыми, хотя многие девушки были в них влюблены. Потому она настаивала, чтобы хоть Владимир женился и подарил ей долгожданных внуков. Но сын впервые в жизни ослушался ее, ибо не мог позволить себе строить счастье в то время, как братья, не жалея себя, дерутся с ненавистным врагом. Отказавшись от брони, Владимир последовал за своими братьями. Напоследок он пообещал: «Гыцци, со мной ничего не случится. Я скоро вернусь с победой!»
Мария с сестрами и влюбленными в братьев девушками остались ждать их дома. Словно чувствуя их тоску и беспокойство, от них часто приходили письма. Мария с дочерьми Милиуан, Зорка, Таузан и внуком Петкой жили все в том же большом доме, трудились, не покладая рук, в доме, на ферме и в поле, чтобы сохранить свой очаг в прежнем виде к приезду любимых сыновей и братьев.
Ожидания были тщетными. Надеждам не суждено было сбыться. Пять ясных соколов, пять братьев Бекмурзовых – Созыр, Мурат, Владимир, Асланбек и Леуан – никогда больше не перешагнули порог отчего дома, навеки остались лежать на просторах Европы. Владимир и Асланбек пали на полях сражений в апреле 1943 г. Созыр погиб в августе 44-го при освобождении Венгрии. Мурат – в 1945-м. И лишь о младшем Леуане не известно, где воевал, в какой земле покоятся его останки.
Только на Созыра пришла похоронка. Об остальных братьях при жизни Марии ничего не было известно. Поэтому она до последних дней ждала своих ненаглядных сыновей. Хранила, как зеницу ока, пожелтевшие от времени и слез, солдатские треугольники. И девушки, тайно любившие Владимира, Созыра, Мурата, Асланбека и Леуана, не дождались их. И не осталось у пяти братьев ни одного наследника. Ни одного мальчика!
Минули лихие времена… Мария, выдав дочерей замуж, переселилась в с. Синдзикау, поближе к ним.
А дом Бекмурзовых – безмолвный свидетель превратностей судьбы, стоит на том же месте. Кстати, как рассказала Таузан, в 1943–1945 годах этот дом использовался как филиал военного госпиталя. В связи с переполненностью военных госпиталей многие солдаты долечивались здесь.
Два года назад дети и внуки Таузан изготовили и закрепили на доме памятную доску. Официально оформили за собой фамильный дом. А вот землю рядом с домом (две-три сотки) местная администрация им никак не хочет отдать в собственность! Даже предложили Таузан написать отказную?! А дети и внуки все же хотят, чтобы в доме их предков – братьев-героев – со временем был создан музей.
Молодежь, потомки Бекмурзовых, к сожалению, только по женской линии, выросшие на рассказах о братьях, планируют возродить родовое гнездо и увековечить там память о них, отдавших жизнь ради жизни и счастья своих младших.
Удивительно, что память о погибших пяти братьях никак  (!) не увековечена в районном центре – Чиколе?! Разве не достойны они того, чтобы хотя бы улица была названа в их честь?
А по-хорошему, в столице республики – Владикавказе – городская администрация могла бы внести предложение о переименовании одной из улиц в улицу братьев Бекмурзовых!
Ну что сделали для Осетии Бутырин или Шмулевич?! Почему городская топонимическая комиссия не может (или не хочет) принять решение, которое уже давно очевидно?

Петр САФРОНОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: