Неуловимая духовность (Газета «Пульс Осетии» №6, февраль 2018)

Во время президентства Линдона Джонсона в США произошло заурядное уголовное преступление. Сотрудник одной корпорации из корыстных побуждений, с целью ограбления убил двоих сослуживцев и завладел деньгами в кассе. Убийцу осудили и приговорили к смертной казни. В то время в американском обществе нарастали пацифистские настроения. Джонсон, подыгрывая этим веяниям, решил каким-то гуманным актом показать свое единство с народом. Подходящим шагом было помилование какого-то преступника, что он и сделал. Решение выпало на упомянутого убийцу, приговоренного к электрическому стулу.
Тем временем убийца, ожидавший исполнения приговора, осознал всю тяжесть совершенного преступления. Тюремный капеллан в беседах с осужденным сумел внушить приговоренному к казни настроение глубокого искреннего раскаяния и необходимости понести суровое наказание за содеянное. Убийца относился к предстоящей казни как к справедливому возмездию за свой тяжкий грех.
Когда ему объявили о помиловании, он отказался принять это решение. Такая неожиданная ситуация привела всех в замешательство. Никто не знал, что делать. Вопрос был действительно непростым. В США до этого не было подобного прецедента. Стали искать выход из положения. Были задействованы высшие инстанции. Дело дошло до Верховного суда США, который принял решение считать желание осужденного законным. «Поскольку приговор вступил в силу и не может быть отменен, а указ о помиловании только предоставляет право воспользоваться такой возможностью, но не обязывает, то осужденный имеет право отказаться», – решил Верховный суд. Таким образом, справедливость восторжествовала, и узник благополучно получил свой законный электрический стул.
Поразительно, как мог человек отказаться от такого, поистине чудесного, спасительного шанса. Представим себе его состояние. В таком положении люди цепляются за любую возможность спасения, даже хотя бы за отсрочку неизбежной казни. Так получилось, ему выпала возможность полностью избежать тяжкой участи – только воспользуйся. Но вместо того, чтобы принять подарок судьбы, узник добровольно отказывается. Сообразно ли с чем-либо такое отношение? Что произошло в сознании человека, совершившего тяжкое преступление? Какое кардинальное изменение претерпело его мировоззрение?
Причина кроется в том, что осужденный не остался наедине со своей участью. Тюремный капеллан стал для приговоренного наставником. Если судить по плодам, этот капеллан был истинно духовной личностью. Только на духовном уровне можно так кардинально пересмотреть смысл жизни. Не на религиозном уровне, а именно на духовном.
И вот здесь уместно заключить, что духовность и религиозность – это совершенно разные вещи. Религии могут учить чему-то только на материальном уровне. Никакая религия не сможет так основательно переродить человека. Религия может воспитать фанатика, который жизнь свою отдаст ради фанатичной идеи. Но сделать осмысленный выбор в пользу принятия заслуженной кары может только человек, поднявшийся на духовный уровень. Это передается от личности, уже находящейся на этом уровне. Духовность приобретается только от духовности, как огонь возникает только от огня. Никакого другого способа не существует. Именно таким образом капеллан передал от себя духовное свойство узнику, что отразилось на результате.
Можно научить человека поклоны бить, молитвы бормотать и поститься до посинения, но когда такому человеку объявят, что он помилован и освобождается от казни, то он забудет все молитвы и прочие ритуальные прибамбасы. Такой не откажется от удачи, даже и мысли не возникнет. На радостях он бухнется в ноги надзирателю за спасительную весть и будет кланяться ему ниже, чем Соборному алтарю.
Только у нас в республике функционирует много религиозных организаций. Все они только тем и занимаются, что говорят о духовности и о демонизме. Я неоднократно спрашивал у адептов различных религиозных традиций: «Что такое духовность и что такое демонизм, о которых все так много говорят?» Такой простой, на первый взгляд, вопрос повергает их всех в ступор. Кто-то говорит, что духовность, это когда человек «в церкву ходит». Другие называют иные объекты: мечеть, молитвенный дом, ашрам, роща Хетага и пр. То же самое и к вопросу о том, что следует считать демонизмом. Кто говорит, что это если кто три шестерки нарисует или на тринадцатом этаже живет, либо молитву неправильно читает, либо крестится не в ту сторону или не тем количеством пальцев, либо кланяется неправильно, либо нарушает еще какой-либо ритуал. Дело доходит до трагикомических вещей. После теракта в Беслане в одной местной газете прочитал статью некоего заезжего священника, который утверждал, что неспроста теракт случился именно в Беслане, поскольку в названии города есть слово «бес». Другой батюшка на телевидении объяснял, что те, кто ходят на демонстрацию – они демоны, ибо слово «демонстрация», по его убеждению, буквально означает «встреча с демоном».
Как это часто случается, именно простая незамысловатая вещь наиболее трудно постигается, ибо изрядно запутана и уже даже не верится, что великое может содержаться в простой истине. Духовность и демонизм – это как раз те великие смыслы, которые содержатся в простой и незатейливой мудрости. Теоретически уяснить их легко, но практически соблюдать трудно. Наверное, поэтому придумали много трактовок, чтобы избежать следования этим принципам. Это как в анекдоте про Госдуму, которая принимала закон о воровстве. В первом же чтении депутаты внесли 849 поправок в закон. В действительности духовность соответствует простому принципу: «Не зариться на чужое». Демонизм, соответственно: «Зариться на чужое». Два фундаментальных понятия всех религиозных и философских доктрин укладываются всего в семь слов. Эти определения просты, понятны и доступны для восприятия даже ребенку. Их можно за минуту объяснить даже школьнику первого класса. Но, так сложилось, эти простые и доступные максимы так запутали, что и взрослые не могут разобраться.
Когда-то в отделениях сбербанка были ужасные очереди. Давка происходила изрядная. Постоянно шустрые дяди и тети норовили полезть без очереди. А ведь все сейчас верующие. Казалось бы, как верующие люди могут позволять такое? А вот так – вера отдельно, очередь отдельно. Потом в сбербанке установили терминал для выдачи талонов и сразу же очереди прекратились. Как бабка отговорила. Вот и вся религиозная духовность. Нормальное поведение здесь полностью зависит от терминала: будет работать терминал – будем соблюдать порядок, не будет терминала – начнем друг друга хватать за горло. Истинная духовность – это когда люди без терминала и без полиции, руководствуясь только совестью, могут соблюдать достойный порядок.
Именно истинную духовность привил капеллан узнику-смертнику: «Не зариться на чужое». Даже обслужиться вне очереди является признаком посягательства на чужое. Тем более покушаться на чужую жизнь, это признак откровенного демонизма. За что нужно понести суровое наказание. Преступник осознал, что, убив двоих сослуживцев, он совершил тяжкое преступление, которому нет прощения. Он поступил осознанно и честно и принял решение не уклоняться от заслуженной и справедливой казни. Это и есть духовность в концентрированном виде.

Юрий ПЕТРОСОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: