Демократический всплеск 90-х по-осетински (Газета «Пульс Осетии» №1, январь 2018)

Под занавес отшумевшего 2017-го АО «Осетия-Полиграфсервис» была издана книга кандидата исторических наук Валерия Айларова «Демократический всплеск 90-х», повествующая о независимых средствах массовой информации Северной Осетии. Помните, сколько их, как грибов после дождя, стало появляться в лихие 90-е? Точкой отсчета нового времени стало принятие закона «О печати и других средствах массовой информации», гарантировавшего свободу слова и свободу печати. После жесткой 70-летней цензуры со стороны партийных органов это было, что ни говори, невиданно, неожиданно и захватывающе! Еще бы, ведь теперь можно было публиковать острые критические материалы, имеющие отношение даже к местной элите.
Сколько же самых разных газет, издававшихся всевозможными общественно-политическими партиями, движениями, союзами, сторонниками национального возрождения через культуру и традиции, учеными, бизнесменами, творческой интеллигенцией тогда издавалось? Никогда не задумывались об этом, никогда не пытались посчитать? А вот Валерий Айларов взял и посчитал, и описал, и проанализировал каждое из независимых СМИ Северной Осетии 90-х, и познакомил читателей с биографиями редакторов и основных учредителей газет, программами политических организаций-учредителей, идеологическими воззрениями авторов тех или иных печатных изданий, и выделил основные материалы, и произвел аналитический разбор наиболее примечательных из них, и сделал свои прелюбопытные умозаключения.
Все это, разумеется, интересно, и познавательно, и поучительно, но главное достоинство монографии «Демократический всплеск 90-х», на мой взгляд, заключается в том, что Валерием Айларовым впервые в новейшей истории РСО-Алания раскрывается тема массового издания независимых газет в 90-х годах прошлого века. И газет таких, выходивших на русском и осетинском языках, ни много ни мало – аж целых 50! Начиная, скажем, с «Адæмон цæдис» – вестника Северо-Осетинского общественного движения с аналогичным названием и газеты «За социальную справедливость» Северо-Осетинской общественно-политической организации «Общество борьбы за социальную справедливость «Единство» и заканчивая «ИР» – печатным органом одноименной Ассоциации творческой и научной интеллигенции и «Правдой Жириновского», издававшейся Северо-Осетинской организацией ЛДПР.
Разнообразие и многообразие, скажу я вам, потрясающие и поражающие одновременно. Тем, кто был совсем мал в легендарные 90-е или еще не успел родиться, трудно себе даже представить, что были среди независимых СМИ Северной Осетии того времени и совершенно уникальные и оригинальные издания. Например, выходившая в Моздоке газета «Анархия», учредители которой осуществили попытку рассказать об истоках русского анархизма и разложить по полочкам составляющие такого понятия, как «свобода». Не менее неожиданной была и первая в Северной Осетии диссидентская газета «Возрождение» – орган Комитета защиты прав человека Северо-Кавказского региона. Привлекали внимание читателей и развлекательный еженедельник «Добрый вечер», и дайджест юмора, карикатуры, анекдотов и розыгрышей «Анфиска» с искрометным девизом «Да здравствует все то, благодаря чему мы, несмотря ни на что» (газета просуществовала, между прочим, более 15 лет), и ежемесячная научно-популярная благотворительная газета «Русская баня. Сауна», пропагандировавшая банное искусство и сопутствующие ему средства и рекомендации для улучшения здоровья людей, и «Коммерческий вестник», ставший «первой осетинской газетой, которую читает вся страна», и культурологическая, метафизическая двухполоска «Ключ», издававшаяся Республиканской научной библиотекой и обществом «Мир через культуру» им. Н. К. Рериха, и ежемесячник «За веру, царя и отечество», материалы которого были посвящены исключительно царственным мученикам и новомученикам российским.

Несколько вопросов автору «Демократического всплеска 90-х»

– Как вам пришла в голову идея взяться за такую интересную и трудоемкую тему?
– Дело в том, что у меня склонность к собирательству. И когда я однажды пересмотрел сложившуюся у меня коллекцию независимых местных газет 90-х, то был просто ошарашен. Ведь что это было за время! Людям, молчавшим годами, десятилетиями, вдруг дали волю. И они писали, что хотели, без цензуры, без ограничений. Газеты сохранили дух того времени. Все это было очень интересно и продолжалось десять лет.
Независимые газеты – это целый пласт истории. И странно, что со стороны официальной истории этому вопросу было уделено ноль внимания. Незаслуженно, я считаю. Потому что материалы, которые тогда там публиковались, по сути, уникальны. Они до сих пор вызывают интерес исследователей. Взять хотя бы для примера статью «Кто он, Агубекир Болаев (Кубатиев)» из лингвистическо-литературной, общественно-политической независимой газеты «Хурхæтæн», которую издавал доктор филологических наук Хазби Джиоев. Хазби Спиридонович, кстати, сам и является автором выше упомянутой статьи, в которой поднимается вопрос о возвращении в осетинскую советскую литературу имени талантливого писателя, драматурга Агубекира Бимболатовича Болаева (Кубатиева), ставшего жертвой навета своих же собратьев по перу.
Имя Агубекира Болаева, действительно, в свое время было у всех на слуху. В конце 20-х годов вышла его книга «Чермен» – трагедия, мгновенно ставшая знаменитой и сделавшая ее автора известным в Осетии. Вслед за «Черменом» из-под пера Болаева-Кубатиева вышла драма «Люди», отмеченная на Всесоюзном конкурсе и рекомендованная к постановке в театрах страны.
И, в самом деле, в 1936 году Северо-Осетинский драматический театр подготовил к постановке спектакль по пьесе Агубекира Болаева «Чермен». Однако премьера так и не состоялась. Потому что на горизонте для автора знаменитой трагедии уже маячило клеймо «троцкиста, контрреволюционера». «Черная зависть сереньких сочинителей, – пишет в своей статье Хазби Джиоев, – как змея, ползала за писателем по пятам и шипела: «Люди добрые! Вот он, враг ваш, дворянское отродье! Не верьте ему! Он скрывает свою фамилию! Он не Болаев! Он Кубатиев! Троцкист! Контрреволюционер! Гоните его! Давите его!» Это змеиное шипение раздавалось с каждой новой удачей писателя».
Так сложились обстоятельства, что, спасаясь от навета, Агубекир Болаев был вынужден переехать в Южную Осетию, где его и арестовали, попутно исключив из Союза писателей. Однако в результате вмешательства органов госбезопасности СССР Агубекира Болаева вскоре освободили из заключения. Более того, бюро президиума Союза писателей СССР в своем постановлении от 21 декабря 1938 года отменило решение Юго-Осетинского Союза писателей об исключении Кубатиева-Болаева из кандидатов в члены Союза писателей. Анализ его пьес, как отмечалось в постановлении, показал тенденциозность и лживость инкриминируемых ему обвинений, о чем, кстати, писала «Литературная газета» от 26 декабря 1938 года...
Когда началась Великая Отечественная война, Агубекир Кубатиев добровольцем ушел на фронт. Проявлял мужество и героизм в боях за советскую родину. В сентябре 1942 года погиб. Согласно извещению военного комиссариата, был похоронен под деревней Бековечи Моздокского района.
А дальше было вот что. После изгнания фашистов с территории Северной Осетии была создана республиканская комиссия по выявлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков на части временно оккупированной территории, в которую вошли писатели Тазе Бесаев и Созруко Бритаев. Со слов жителей Дигорского и Ирафского районов они узнали, что вместе с фашистами в качестве будущего наместника Осетии прибыл и некий полковник СС Кубатиев. В результате этих «бесед» сложилась задокументированная Бесаевым и Бритаевым версия, согласно которой писатель Агубекир Кубатиев не погиб геройски в бою с фашистами, а перешел на сторону врага. То есть, завидовавшие таланту и известности Агубекира Кубатиева коллеги по писательскому цеху подвели все к тому, что писатель и немецкий полковник – одно лицо. Эту версию, к слову, активно пропагандировал и народный поэт Северной Осетии Гриш Плиев. И, по образному выражению Хазби Джиоева, «Агубекир Кубатиев прочно оказался на пьедестале изменника Родины».
Но, как говорят, есть Бог на небе и правда на земле. За честь и достоинство Агубекира Бимболатовича Кубатиева вступились видный советский осетинский драматург Ашах Токаев, народный артист СССР Владимир Тхапсаев, выдающийся художник Азамбек Джанаев, доктор филологических наук Хазби Джиоев, журнал «Дарьял» и его редактор Руслан Тотров, кандидат философских наук Камерлан Бязарти. Одну из ключевых ролей в реабилитации писателя сыграл его близкий родственник, инженер-майор в отставке Борис Кубатиев, который выиграл суд, продолжавшийся девять месяцев. В 1990 году народный суд Советского района признал все измышления в отношении Агубекира Бимболатовича Кубатиева не соответствующими действительности...
Между тем, в библиографическом справочнике «Писатели Осетии», вышедшем в издательстве «Ир» в 2015 году, имени советского драматурга Агубекира Кубатиева нет. На 544 страницах не уделить внимание человеку, о котором сообщалось еще в первой советской литературной энциклопедии под редакцией Анатолия Луначарского, автору бессмертной драмы «Чермен» – непростительно!
– Какая грустная история!
– Не могу не сказать еще об одном уникальном независимом средстве массовой информации – газете «Арт», учредителем которой являлась заведующая учебной частью владикавказской школы № 38 Зинаида Васильевна Молчанова. Вообще, выпуск ученической газеты, издававшейся на русском и осетинском языках, в средней общеобразовательной школе № 38 – редчайший факт в истории педагогики страны. И это неслучайно. Ведь школой руководил Владимир Михайлович Дегоев, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель РФ. С его именем связано внедрение в нашей республике новаторских образовательных проектов на основе новейших достижений педагогики, психологии, управленческой деятельности и новых педагогических технологий. И, кстати, еще один прелюбопытнейший факт: выпуск педагогических изданий во Владикавказе имеет свою давнюю историю. Так, например, во Владикавказском кадетском корпусе в 1910–1916 годах издавался журнал «Досуг владикавказца».
Интересные исторические и культурологические, не утратившие актуальности материалы публиковались и в газете «Фыдыбæстæ» Вадима Баскаева, и в газете «ИР», где мое особое внимание привлекли публикации уникального подвижника по собиранию и сохранению литературных и исторических памятников Гюль Федоровны Федосеевой, председателя правления Северо-Осетинского отделения Российского фонда культуры.
– При работе над книгой с, кстати, очень симпатичной, информативной обложкой, вы пользовались материалами только из своей газетной коллекции?
– Нет, не только. Я искал газеты 90-х в Национальной научной библиотеке, в СОИГСИ. И там, и там их немного. Кроме своей коллекции, я воспользовался также коллекцией нашего выдающегося краеведа, доктора исторических наук, профессора Генри Измайловича Кусова, за что ему искренне благодарен. Благодарен я и оформителю симпатичной, как вы сказали, обложки Залине Гуриевой.
– Как долго вы работали над книгой?
– Три года. Разыскать все это, сложить воедино было непросто.
– А продолжение будет?
– Будет. Следующая моя книга будет посвящена независимым средствам массовой информации Северной Осетии 2000-х.

Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: