Оборона Владикавказа  и освобождение Осетии (1942–1943) (Газета «Пульс Осетии» №50, декабрь 2017)

С ноября 2017 г. и в начале следующего года отмечается 75-летие обороны Владикавказа и полного освобождения Северной Осетии от немецко-фашистских захватчиков.
В настоящей публикации сделана попытка кратко, в хронологической последовательности, описать боевые действия на самом южном участке советско-германского фронта  – территории Осетии в ходе битвы за Кавказ, а также изложить некоторые соображения, касающиеся отношения к этим событиям сегодня.

В директиве №33 немецкого Верховного командования от 22 июля 1941 г. вермахту ставилась задача в ноябре 1941 – сентябре 1942 года овладеть нефтяными районами Кавказа и выйти на ирано-иракскую границу. Уже через месяц после начала войны стало ясно – блицкрига не будет, Россия – не Франция.
Героическое сопротивление Красной Армии нарушило все планы Гитлера – в 1941 году немецкая армия не решила ни одной стратегической задачи – Ленинград и Москва взяты не были, а Ростов-на-Дону, открывавший вермахту путь на Кавказ, был оставлен нашими войсками лишь 25 июля 1942 года.
В этот день началась «Битва за Кавказ», как ее потом назовут историки. Группа армий «А» генерал-фельдмаршала Листа в составе 17-й полевой армии, 1-й и 4-й танковых армий, 3-й румынской армии и части сил 4-го воздушного флота (170 тыс. чел., 1130 танков, 4500 орудий и минометов, 1 тыс. самолетов), устремилась на юг – к Грозному, Владикавказу и на юго-запад – к Новороссийску и Туапсе. Ожесточенное сопротивление наших войск под Сталинградом заставило немецкое командование через несколько дней перенацелить на него 4 ТА, за исключением одного танкового корпуса. Группе армий «А» противостояли (в начале боев) Южный фронт Р. Малиновского и Северо-Кавказский фронт С. Буденного, имевших в своем составе 9, 12, 24, 37, 47, 51 и 56-ю армии, 4-ю и 5-ю воздушные армии (112 тыс. чел.), 121 танк, 2160 орудий и минометов, 230 самолетов. Превосходство противника было явным.
Несмотря на ожесточенное сопротивление наших войск, противник наряду с другими успехами на южном направлении, преодолев за месяц более 500 км с тяжелыми боями, 25 августа овладел г. Моздок и только 28 сентября – с. Эльхотово, где и был остановлен.
Главным стало то, что в результате Моздок-Малгобекской оборонительной операции (с 1 по 28 сентября 1942 г.) войскам Северной группы войск Закавказского фронта в составе 9-й и 37-й армий, оборонявшихся на орджоникидзевском направлении, 44-й и 58-й армий, прикрывавших подступы к Махачкале под командованием генерал-лейтенанта И. Масленникова, благодаря неуклонному возрастанию сопротивления, мужеству и стойкости наших воинов, удалось нанести противнику огромные потери и не допустить захвата Грозного и (через Махачкалу) Баку – двух главных и единственных на тот момент крупных нефтедобывающих районов СССР. Это, в случае успеха вермахта, могло бы стать для нашей страны катастрофой. Особую важность в оценке действий войск под командованием И. Масленникова придает тот факт, что на Моздок-Малгобекском направлении противник имел превосходство в артиллерии в 6 раз, а в танках – более чем в 4 раза! План выхода в Закавказье по берегу Каспия полностью провалился.
Стойкость наших войск на махачкалинском направлении стоила фельдмаршалу Листу должности – 10 сентября он был отстранен от командования группой «А». Гитлер взял его на себя. Но он, тоже не добившись успеха, 21 ноября назначил на эту должность фельд-маршала Клейста.
В последние дни сентября начались бои за Эльхотовские ворота – путь к Владикавказу. Бойцы и командиры 151-й стрелковой дивизии, 19-й и 94-й отдельных морских бригад, а также рядах других частей стояли насмерть. Бои здесь длились до начала января 1943 года. Но уже к 25 октября немецкому командованию стало ясно, что преодолеть сопротивление советских войск на этом участке фронта не удастся.
После этого Гитлер решил пробиться к г. Орджоникидзе (Владикавказу) на нальчикском направлении. 25 октября начались бои за Нальчик, который через три дня был оставлен нашими войсками.
1 ноября 1942 года, прорвав линию обороны 37-й армии, малочисленной и не имевшей в своем составе ни одного танка, немцы захватили Чиколу, Дигору, Ардон и Алагир. 2 ноября они, преодолев внешний обвод Орджоникидзевского оборонительного района, достигли ближних подступов к г. Орджоникидзе. К этому времени генерал И. Масленников подтянул туда войска 9-й армии генерал-лейтенанта К. Коротеева и 11-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора И. Рослого, которые непрерывными атаками, при поддержке авиации 4-й воздушной армии генерала Н. Науменко, заставили противника 5 ноября перейти к обороне. О стойкости советских воинов у стен Орджоникидзе говорит и тот факт, что после захвата Гизели 2 ноября немцы наступали на город, имея в составе атакующих частей 150 танков – полнокровную дивизию!
Особый вклад в оборону Орджоникидзе внесли воины Орджоникидзевской (12-й) дивизии НКВД в составе Особого полка НКВД (2 батальона выпускников-лейтенантов и 1 батальон курсантов Орджоникидзевского училища пограничных и внутренних войск НКВД им. С. М. Кирова), 34-й мотострелковый полк ВВ, 26-й Краснознаменный пограничный полк, 169-й и 273-й стрелковые полки ВВ. Командир 12-й дивизии генерал-майор В. Киселев, не все об этом знают, командовал обороной г. Орджоникидзе. Воевала на территории
Осетии и 11-я дивизия НКВД. Воинами 12-й дивизии НКВД были ставшие на земле Осетии Героями Советского Союза И. Л. Кузнецов и П. П. Барбашев (такое, правильное, написание фамилии – из документов), который в бою под Гизелью 9 ноября 1942 года, раньше А. Матросова, совершил свой бессмертный подвиг, закрыв телом огневую точку противника. Спустя 12 дней его подвиг под Алагиром повторил П. К. Гужвин, пограничник, воин 11-й дивизии НКВД.
В составе Северной группы войск принимали участие и свыше 12 национальных дивизий – азербайджанские, армянские, грузинские и смешанного состава. Их действия вызывали серьезные нарекания со стороны командования группы и, в первую очередь, генерала Масленникова, из-за невысокой стойкости в боях, дезертирства, самострелов и сдачи врагу. Но также есть сведения, что это было следствием серьезных ошибок командования как в военном плане, так и из-за крайне тяжелых санитарно-бытовых условий и голода. Дело дошло до того, что в назревавший конфликт пришлось вмешаться члену Военного Совета Закавказского фронта Л. Кагановичу, а затем и И. В. Сталину, который в специальном приказе потребовал от Масленникова прекратить пререкания с командующим Закавказским фронтом генералом армии И. Тюленевым и не взваливать ответственность за военные неудачи на национальные формирования. Это положило конец разрастанию межнационального конфликта в войсках.
В последующих боях, с лета и осени 1943 года, после длительного отдыха и доукомплектования эти дивизии, понесшие большие потери, но в большинстве своем сохранившиеся, воевали на должном уровне, а 89-я армянская дивизия закончила войну в Берлине.
Немалый интерес представляют данные о национальном составе Северной группы войск на 20 ноября 1942 года: русские – 95 071, азербайджанцы – 40 476, украинцы – 24 479, грузины – 14 077, армяне – 13 896, узбеки – 5 548, евреи – 3 905, белорусы – 2 201, татары – 1 988, дагестанцы – 1 483, мордовцы и чуваши – 1 412, кабардинцы и балкарцы – 1 215, осетины – 1 094, чеченцы и ингуши – 90, карачаевцы и черкесы – 68 и около 9 600 воинов других национальностей. При этом войска Северной группы войск насчитывали всего 216 800 человек. Эта цифра тоже весьма показательна – средняя численность четырех армий группы составляла всего по 54,2 тыс. чел. Спустя год наши общевойсковые армии уже насчитывали около 100 тыс. человек.
С 6 по 12 ноября 1942 года войска Северной группы войск нанесли контрудар, в результате которого гизельская группировка противника была разбита, а ее остатки были отброшены за реку Фиагдон. Немцы потеряли убитыми свыше 5 тысяч человек, а в числе трофеев было 140 танков разгромленной 2-й танковой дивизии. В результате Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительной операции советские войска сорвали планы немецко-фашистского командования прорваться в Закавказье, захватив город Орджоникидзе. Интересно отметить, что войсками группы «А» вермахта в это время командовал Гитлер. Об этой победе Красной Армии сообщили все центральные газеты страны.
Бои на территории Осетии продолжались до первых чисел января 1943 года, когда в ходе начавшейся 1 января Северо-Кавказской наступательной операции Красной Армии республика была полностью очищена от врага. Последним событием боевых действий на земле Осетии стало освобождение Моздока 3 января 1943 года (хотя юридически он еще был в составе Ставропольского края). И в преддверии предстоящих торжеств по случаю 75-летия обороны Орджоникидзе (Владикавказа) и освобождения Осетии, мы должны с величайшей благодарностью вспомнить наименования общевойсковых армий – 9-й, 37-й, 44-й, 58-й, 4-й воздушной армии и входивших в их состав соединений и частей, их героических бойцов и командиров.
За подвиги, совершенные в боях на территории Осетии, высшей степени отличия СССР – звания Героя Советского Союза – были удостоены 22 воина. Вот их имена: П. П. Барбашев (посмертно), А. П. Бардеев, И. К. Боронин, Н. И. Гогичайшвили, В. И. Грецкий, П. К. Гужвин (посмертно), И. Л. Кузнецов, В. С. Лурсманашвили, С. М. Мкртумов, Д. П. Назаренко, П. И. Николаенко (посмертно), Д. Я. Остапенко, В. Я. Петров, И. М. Пилипенко (посмертно), А. З. Пирмисашвили, В. А. Половинкин (посмертно), П. И. Руденко (посмертно), П. С. Середа, Д. И. Сигов (посмертно), В. Г. Шамшурин (посмертно), В. А. Эмиров (посмертно), Ф. С. Яровой (посмертно). Пятеро Героев покоятся на земле Осетии: П. Барбашев (близ Гизели), П. Гужвин (в Алагире), Д. Сигов (в Беслане), Ф. Яровой (в Михайловском). Василий Шамшурин близ с. Дзуарикау направил свой горящий штурмовик на колонну техники врага. Вечная слава всем воинам, отдавшим свои жизни в боях за освобождение Северной Осетии! Автор в разное время побывал на месте гибели В. Шамшурина и всех местах захоронений Героев, кроме могилы В. Половинкина, который был похоронен в с. Барсуки на госпитальном кладбище, а не в п. Бурон, как написано в интернете и книгах, а в наши дни перезахоронен на «Кургане славы». Относительно сегодняшних оценок событий осени-зимы 1942 года хотелось бы сделать несколько замечаний. Название «Битва за Владикавказ» не имеет ничего общего с исторической наукой. Ни продолжительность боевых действий близ г. Орджоникидзе в начале ноября 1942 года, ни задействованные в них силы и средства с обеих сторон, а в целом масштабы и результаты, не позволяют использовать это словосочетание, которое утвердилось во многих публикациях и докладах. Чтобы в этом убедиться, достаточно заглянуть в любой военный энциклопедический словарь, где дается объяснение термину «битва». Военные действия у стен столицы Осетии могут иметь только одно название – «Оборона Орджоникидзе». А «битва» – это то, что происходило на Кавказе с 25 июля 1942 года по 9 октября 1943 года.
Как упоминалось выше, особый героизм в боях под г. Орджоникидзе проявили воины 12-й дивизии НКВД. Однако, несмотря на то, что их подвиги увековечены памятниками, мемориальными досками и названием улиц, вклад воинов внутренних войск и пограничников, подготовленных в Наркомате внутренних дел, в чем заслуга Л. П. Берии, в оборону Орджоникидзе недостаточно хорошо известен и оценен. Более того, в одной из североосетинских газет автор-профессор утверждал, что название улицы «Дивизион НКВД» (хотя она называется ул. Дивизии НКВД) является бессмыслицей. Невольно задаешься вопросом: чего больше в этих рассуждениях – незнания истории республики и Великой Отечественной войны или неблагодарности? А мы сетуем на то, что молодежь не знает историю своей страны…
Не очень хорошо, к сожалению, мы знаем и перечень соединений и частей, воевавших на территории Северной Осетии (а их было – только корпусов, дивизий и бригад – 75), а также имена большинства Героев Советского Союза, отличившихся здесь. На слуху не более 3-4 фамилий. Если бы при создании памятника защитникам г. Орджоникидзе на площади Победы на его пьедестале увековечили перечень формирований, освобождавших республику, и имена Героев, познавательное и воспитательное значение монумента возросло бы многократно. А в нынешнем виде он, скорее, украшение площади.
К сожалению, не было сделано это и при сооружении Мемориала Славы во Владикавказе, хотя он и содержит историческую информацию – на большом мозаичном панно, пусть кратко, отображены ключевые события осени-зимы 1942 года. На памятных камнях высечены имена наших Героев-земляков, а на бронзовой колонне изображены картины главных сражений 1941-1945 гг.
Все дальше уводит нас время от героических лет Великой Отечественной, но всемирно-историческое значение Великой Победы и жизни, положенные на ее алтарь, не допускают забвения беспримерного подвига советского народа. Он достоин прославления в веках!

Петр Гериев,
Совет ветеранов РСО-А,
организация «Наследники победителей»

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: