СТАЛИН И ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ (Газета «Пульс Осетии» №50, декабрь 2017)

21 декабря – день рождения Сталина.
Редакция  газеты «Пульс Осетии» предлагает своим читателям главу из книги «Опрокинутый мир» известного геополитика, аналитика, генерал-полковника Леонида Ивашова. В ней развенчивается миф о том, что Иосиф Сталин был инициатором гонений на православную церковь. Читайте, анализируйте, делайте выводы сами.

О мудром Иосифе и о его контр-знании

Силы сионистов, сокрушившие русскую имперскую государственность, вовсе не думали удовлетвориться достигнутым. Следующими шагами, по мысли вдохновителей революции, должны были стать мероприятия по «расхристианиванию» русского самосознания, и, более того, формированию антихристианского мировоззрения, своеобразной антицеркви – как организационной основы богоборчества и кадровой, структурной опоры сознательного сатанизма.
Строго говоря, советская власть никогда не была монолитной. Причем, это касается самого ее содержания, а вовсе не только скорпионьих междоусобиц кремлевских владык.
Можно выделить три группировки «смертельных» противников, ведущих борьбу на уничтожение друг друга, т. е. имеющих непримиримые идеологические разногласия. Первая – это большевики, объединившиеся вокруг Ленина, а затем Сталина. Они опирались на беднейшие слои населения, рабочий класс, часть крестьянства, патриотическую интеллигенцию. Идеологической базой этой группировки являлось построение государства рабочих и крестьян под руководством ВКП(б). Через пример социалистического строительства в России (СССР) поднять революционные процессы в других капиталистических странах, и таким образом перестроить весь мир на принципах социальной справедливости, власти трудящихся (диктатура пролетариата, отсюда лозунг «пролетарии всех стран соединяйтесь»), равноправия и мирного развития всех народов.
Вторая группировка представляла радикальные еврейские слои России и связанные с ними мировые сионистские структуры. Лидерами этой группировки выступали Л. Троцкий и Я. Свердлов. Их целью являлось: создание в России власти еврейских националистов и подчинение русского и других коренных народов; уничтожение духовных основ русской традиции, патриотически настроенных слоев трудящихся, военных, священнослужителей и интеллигенции, превращение России в плацдарм и движущую силу мировой революции.
К третьей группировке следует отнести партию социал-революционеров, активно участвовавшую в революционных событиях 1917 г., но затем отстраненную от власти. К октябрю 1917 г. эта партия была наиболее многочисленной среди революционных масс (около 1 млн. человек). Она объединяла в своих рядах разные слои населения от помещиков и средних предпринимателей до офицеров, рабочих, крестьян и интеллигенции. Эсеры предлагали «третий путь», ни «белый» ни «красный», классовый мир, парламентская республика с Учредительным собранием во главе, неприятие диктатуры пролетариата, сотрудничество с буржуазными странами. Но размытость политической позиции эсеров, их внутренний раскол и решительные меры группировок, осуществляющих реальную власть, привели к затуханию этого движения и переходу части членов партии к террористическим методам борьбы.
Борьба между первой и второй группировками будет продолжаться вплоть до Великой Отечественной войны, однако, уже к 1934 г. группировка И. Сталина обладала реальной властью в стране. После процессов 1937 г. эта власть еще более укрепилась.
Действия Сталина в предвоенные годы можно считать дальновидными. Он не мог открыто противопоставить себя Троцкому и его единомышленникам; тактика Сталина была выжидательная – сохранить себя и своих пока еще немногочисленных сторонников в руководстве партии для дальнейшей борьбы. На тот момент Сталин не обладал полной осведомленностью о планах и делах троцкистов, более того правительственный аппарат буквально кишел шпионами иностранных разведок. Но И. Сталин не был допущен к многим тайнам и новым разработкам спецотдела Г. Бокия и других структур, созданных в первые годы Советской власти, по той причине, что его не оказалось в списках тех, кому разрешалось знакомиться со сверхсекретными материалами, о чем ему откровенно не раз говорил Глеб Бокия. Напомним, что впервые годы после Октябрьской революции И. Сталин занимал скромную должность наркома по национальностям, а затем был избран генеральным секретарем партии. Но эта должность была в то время скорее технической, чем политической и писалась с маленькой буквы. В функции генсека входило: организация работы аппарата ЦК партии, пленумов, съездов и т. д. После кончины В. И. Ленина (Троцкий на похороны своего главного противника в борьбе за власть в России не приехал, убежденный, что это ни к чему, потому как все ключевые посты в государстве в руках его сторонников) И. Сталин не получил даже должности, которую занимал В. И. Ленин – Председатель Совнаркома (Правительства). Это впоследствии И. Сталин стал доминировать в партии и в государстве, но опять же, не путем занятия или захвата высоких должностей, а лишь благодаря растущему авторитету в стране. Хотя до 1939 г. он и его сторонники были в явном меньшинстве в руководящих органах государства, таких как репрессивный аппарат (ОГПУ-НКВД), политическая разведка, контрразведка, наука, культура, политаппарат армии, оборонно-промышленный комплекс и т. д.). Поэтому в условиях ожесточенной партийно-политической борьбы внутри страны и за рубежом Сталин был вынужден в конце 1925 года создать свою личную секретную службу: стратегическую разведку и контрразведку, основой которой послужил особый отдел Первой Конной армии Буденного. В 1926 году, как мы уже отмечали, на стороне И. В. Сталина стала работать зарубежная сеть Имперской разведки под руководством графа Канкрина и агентура военной разведки Российской империи.
Работа личной разведки Сталина дала свои результаты. Вскоре, наряду с другими сведениями, Сталину становятся известны подробности оккультных разработок как германского Аненербе, так и местных «магов» от служб госбезопасности СССР, работавших все на ту же зарубежную масонскую «элиту». Политика Сталина в отношении сионских мистиков оказалась однозначной и жесткой…..
В 1929 году по указанию Сталина под видом проведения научной конференции органы госбезопасности собрали всех известных астрологов, ясновидцев и предсказателей, погрузили в товарный вагон и увезли в неизвестном направлении.
Совершенно очевидно, что политика Сталина была направлена не на уничтожение коренных наций с их религиозными традициями и цивилизационными кодами, но это был бой с силами тьмы, с сатанистами и мракобесами, имевшими целью уничтожение России. Политика Сталина оказалась поистине блестящей и имела свои результаты. Что говорить, ведь уже в двадцатые годы в решениях, принимаемых генсеком, просматривается явная тенденция к противостоянию антихристианской политике троцкистов, которые к тому времени разошлись, прямо скажем, не на шутку.
«К тебе – обольщенный, несчастный русский народ, сердце мое горит жалостью до смерти, – писал в 1918 году Святейший Патриарх Тихон. – Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое (Плач 2:11) при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще больших скорбей.»[61] Увы! – эти горькие слова вещего старца стали для судеб России пророческими. Первые десятилетия советской власти оказались временем широкомасштабного антирусского геноцида. Страну захлестнула волна террора против коренного населения и в особенности против священнослужителей. Судебные процессы, касающиеся священства были проведены в Москве (дважды), Смоленске, Петрограде, Казани, Астрахани, Царицыне и других городах. Только в 1922 году было проведено более 250 судебных процессов, в 1923 году больше 300, за два года осуждено 10 тысяч человек, из которых каждый пятый приговорен к расстрелу. От ста тысяч дореволюционных священников уже к 1919 году осталось всего сорок тысяч. Страна непрерывно находилась в этом жутком состоянии антиправославного террора. Как только в очередной раз выяснялось, что Россия быстро, несмотря ни на что, залечивает раны братоубийства, репрессий и голода, вовсе не собираясь отрекаться от веры предков и своей великой судьбы, сионская клика вновь и вновь – расчетливо, цинично и беспощадно – ввергала народ в очередную кровавую мясорубку – будь то «коллективизация», «ежовщина» или «безбожная пятилетка». Все это сопровождалось безудержным шабашем русоненавистничества, безраздельно царившего в кремлевских верхах и агитационно-пропагандистском аппарате партии.
«Будь проклят патриотизм!» – этот лозунг Троцкого яснее всего определял официальное отношение власти к России. Зиновьев призывал «подсекать головку нашего русского шовинизма», «каленым железом прижечь всюду, где есть хотя бы намек на великодержавный шовинизм…» Бухарин разъяснял соотечественникам: «Мы, в качестве бывшей великодержавной нации должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям» и требовал, поставить русских «в положение более низкое по сравнению с другими»[62].
«Русь! Сгнила? Умерла? Подохла? Что же! Вечная память тебе», – кликушествовали пролетарские поэты (Александровский), выполняя свой «интернациональный долг».[63] Напомним читателю для большей наглядности той идеологемы, которую навязывали России сионисты Троцкого, что одним из самых первых памятников Советской власти стал «величественный» монумент Иуде Искариоту, помпезно открытый Троцким в городе Свияжске.
Словом, «проклятьем заклейменная» русофобия преуспевала, выполняла, так сказать, пятилетку в два года. Решение ВЦИК и Совета Народных Комиссаров от 1 мая 1919 года исполнялось безотлагательно, с особым упоением – кровожадным, сектантским. Вот текст этого документа:

Российская Советская Федеративная
Социалистическая Республика
ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ
ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
Советов раб., солд., кр. и каз. деп.
МОСКВА. КРЕМЛЬ № 13666/72
01. V.1919
02.
СТРОГО СЕКРЕТНО
Председателю ВЧК
тов. ДЗЕРЖИНСКОМУ Ф. Э.

УКАЗАНИЕ

В соответствии с решением В.Ц.И.К. и Совета Народных Комиссаров, необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией.
Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше.
Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады.
Председатель В. Ц. И. К. Калинин
Председатель Совета Народных Комиссаров Ленин

Сталин к антирелигиозным акциям троцкистов относился отрицательно, он пытался снизить накал репрессий. Но в те годы он не обладал еще такой властью, которая позволила бы ему открыто восстать против могучего тогда председателя Реввоенсовета Троцкого. Сегодня доступны уникальные документы, обнаруживающие твердую позицию Сталина в деле защиты национальной идентичности России. Делегаты XII партсъезда, приехавшие с разных концов страны, выражая положение дел на местах, осудили грубые, репрессивные приемы антирелигиозной борьбы, как несоответствующие программе партии. Генеральный секретарь партии решил остановить иудеизацию страны и дать бой мировому сионизму. Проведя большую работу среди делегатов съезда, он вынес на их рассмотрение вопрос о репрессиях священнослужителей и разорении церквей.
Сталин, опираясь на мнение делегатов и решение XII съезда, издал следующий документ:

Циркулярное письмо ЦК РКП(б) № 30
«Об отношении к религиозным организациям»
16 августа 1923 г.

Строго – Секретно Экземпляр №
ВСЕМ ГУБКОМАМ, ОБКОМАМ, КРАЕВЫМ КОМИТЕТАМ, НАЦИОНАЛЬНЫМ ЦК и БЮРО ЦК.
ЦИРКУЛЯРНОЕ ПИСЬМО ЦК РКП № 30
(Об отношении к религиозным организациям).

ЦК предлагает всем организациям партии обратить самое серьезное внимание на ряд серьезных нарушений, допущенных некоторыми организациями в области антирелигиозной пропаганды и, вообще, в области отношений к верующим и к их культам.
Партийная программа говорит: «необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма». Резолюция XII Партсъезда по вопросам антирелигиозной агитации и пропаганды подтверждает, что «нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательство над предметами веры и культа взамен серьезного анализа и объяснения – не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков».
Между тем некоторые из наших местных организаций систематически нарушают эти ясные и определенные директивы партийной программы и партийного съезда…
Далее Сталин приводит многочисленные примеры надругательства над православными храмами и репрессий духовенства:
«Эти, и подобные им, многочисленные примеры с достаточной яркостью свидетельствуют о том, как неосторожно, несерьезно, легкомысленно относятся некоторые местные организации партии и местные органы власти к такому важному вопросу, как вопрос о свободе религиозных убеждений. Эти организации и органы власти, видимо, не понимают, что своими грубыми, бестактными действиями против верующих, представляющих громадное большинство населения, они наносят неисчислимый вред советской власти, грозят сорвать достижения партии в области разложения церкви, и рискуют сыграть на руку контрреволюции.
Исходя из сказанного, ЦК постановляет:
1) воспретить закрытие церквей, молитвенных помещений… по мотивам неисполнения административных распоряжений о регистрации, а где таковое закрытие имело место – отменить немедля;
2) воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и проч. путем голосования на собраниях с участием неверующих или посторонних той группе верующих, которая заключила договор на помещение или здание;
3) воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и пр. за невзнос налогов, поскольку такая ликвидация допущена не в строгом соответствии с инструкцией НКЮ 1918 г. п. II;
4) воспретить аресты «религиозного характера», поскольку они не связаны с явно контрреволюционными деяниями «служителей церкви» и верующих;
5) при сдаче помещений религиозным обществам и определении ставок строжайше соблюдать постановление ВЦИКа от 29/III-23 г.;
6) разъяснить членам партии, что наш успех в деле разложения церкви и искоренения религиозных предрассудков зависит не от гонений на верующих – гонения только укрепляют религиозные предрассудки, – а от тактичного отношения к верующим при терпеливой и вдумчивой критике религиозных предрассудков, при серьезном историческом освещении идеи бога, культа и религии и пр.;
7) ответственность за проведение в жизнь данной директивы возложить на секретарей губкомов, обкомов, облбюро, национальных ЦК и крайкомов лично.
ЦК вместе с тем предостерегает, что такое отношение к церкви и верующим не должно, однако, ни в какой мере ослабить бдительность наших организаций в смысле тщательного наблюдения за тем, чтобы церковь и религиозные общества не обратили религию в орудие контрреволюции.
Секретарь ЦК И. Сталин.
16/VIII-23 г.

Это было прямое противодействие Сталина Троцкому и защита Православной Церкви. Но напомним еще раз: в 1923 г. Сталин не обладал не только властной полнотой в стране и в партии, но не имел властных полномочий вообще. Он власть завоевывал укреплением личного авторитета. Возглавив комиссию по организации похорон Ленина, он стал ассоциироваться в народе преемником вождя.
Таким образом, все обвинения Сталина в терроре против церкви и духовенства бьют мимо цели. Эти обвинения следовало бы адресовать Троцкому и его соратникам-сионистам.
Вот документ, окончательно реабилитирующий Сталина в этом отношении:

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

СТРОГО СЕКРЕТНО
Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков).
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
№ 1697/13 11. 11. 1939 г.
товарищу Берия Л. П.

Выписка из протокола № 98 заседания Политбюро ЦК от 11.11.1939 г.
Решение от 11 ноября 1939 года

Вопросы религии.

По отношению к религии, служителям русской православной церкви и православноверующим ЦК постановляет:
1). Признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих.
2). Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 года за № 13666/72 «О борьбе с попами и религией», адресованное председателю ВЧК товарищу Дзержинскому и все соответствующие инструкции ВЧК – ОГПУ – НКВД, касающиеся преследования служителей русской православной церкви и православноверующих, – отменить.
3). НКВД СССР произвести ревизию осужденных и арестованных граждан по делам, связанным с богослужительной деятельностью. Освободить из-под стражи и заменить наказание на не связанное с лишением свободы осужденным по указанным мотивам, если деятельность этих граждан не нанесла вреда советской власти.
4). Вопрос о судьбе верующих, находящихся под стражей и в тюрьмах, принадлежащих иным конфессиям, ЦК вынесет решение дополнительно.
СЕКРЕТАРЬ ЦК Сталин

Если критики Сталина утверждают, что он был диктатором и единолично управлял страной, то давайте отметим как его личную заслугу освобождение многих тысяч священников и верующих, которых посадил в тюрьмы Троцкий, а после его изгнания – троцкисты. Вот еще один документ:

СЕКРЕТНО
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков)
НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ
СЕКРЕТАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
22 декабря 1939 г.
товарищу СТАЛИНУ И. В.
№ 1227 «Б» 224 989
МОСКВА

СПРАВКА
Во исполнения решения ПБ ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1939 года за № 1697/13 из лагерей ГУЛАГ НКВД СССР освобождено 12 860 человек, осужденных по приговорам судов в разное время, из-под стражи освобождено 11 223 человека. Уголовные дела в отношении их прекращены. Продолжают отбывать наказание более 50 000 человек, деятельность которых принесла существенный вред советской власти.
Личные дела этих граждан будут пересматриваться. Предполагается освободить еще около 15 000 человек.
НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР
(Л. БЕРИЯ) 22 декабря 1939 г.

Такова правда, позволяющая снять со Сталина персональное обвинение в репрессиях против Русской православной церкви и ее духовенства. Подобное решение стало возможным лишь после ряда побед над троцкистами и, особенно, после ликвидации военного заговора Тухачевского, Гамарника, Уборевича, Якира и др.
…Так начался новый этап развития Советского Союза. Этап, сопряженный с восстановлением духовного потенциала страны в рамках государственной политики. Изменились и нюансы идеологии: идею мировой революции сменила идея великодержавная, идея мессианского служения миру. В этой связи важно отметить, что Великая Отечественная война лишь способствовала формированию того поистине богоносного духа нации, о котором в ходе ожесточенного противостояния русских фашистской Германии мир узнал не понаслышке. Секрет мудрого Иосифа был прост: взяв за модель уникальный опыт нацистов, связанный с поисками «тайных знаний» в области демонологии Тибета и оккультных «наук», он предъявил миру некое контр-знание, а именно – оружие Единого Триипостасного Бога. На защиту мира вместе с воинами Красной армии встала Сама Пречистая Богородица с сонмами небесных воинств в лице достопамятных и испокон века почитаемых на Руси святых. Историческое воссоединение государства с Церковью восстановило злодейски разорванную сионистской революцией связь веков, единство поколений. С невиданной силой явилось миру поистине фаворское преображение духа России!
Что ж, вот некоторые зарисовки событий того времени.
В самом начале Великой Отечественной войны Патриарх Антиохийский Александр III обратился с призывом к христианам всего мира о помощи России. Его ближайший сподвижник митрополит гор Ливанских Илия был избран Промыслом Божьим сугубым молитвенником о победе России.
Вот как об этом рассказывает протоиерей Василий Швец: «Спустившись в каменное подземелье, куда не доносился с земли ни один звук и где не было ничего, кроме иконы Божьей Матери, Владыка затворился там. Не вкушал пищи, не пил, не спал, а только молился Божьей Матери и просил Ее открыть, чем можно помочь России.
И вот через трое суток в огненном столпе явилась ему Сама Матерь Божья и объявила, что он, как истинный молитвенник и друг России, избран для того, чтобы передать определение Божье для этой страны. Если это определение не будет выполнено, Россия погибнет.
1. Для спасения России должны быть открыты по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии.
2. Священники, возвращенные с фронтов и отпущенные из тюрем, должны начать служить.
3. Ленинград сдавать нельзя. Для спасения его пусть вынесут чудотворную Казанскую икону Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города. Тогда ни один враг не ступит на святую землю города на Неве.
4. Перед Казанской иконой нужно отслужить молебен и в Москве. Затем она должна быть в Сталинграде, который тоже нельзя сдавать врагу.
5. Казанская икона должна идти с войсками до границ России, а когда вой-на кончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать, как она была спасена.
Тогда Владыка связался с представителями Русской Православной Церкви, с советским правительством и передал им определение Божье. Как сообщают некоторые источники, Сталин вызвал к себе митрополита Сергия, митрополита Алексия и обещал исполнить переданное митрополитом Илией. Из Владимирского собора Ленинграда вынесли Казанскую икону Божьей Матери и обошли с крестным ходом вокруг города. Блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России…
Сталин исполнил обещание…
В то время открыли 22 тысячи храмов. Были открыты духовные семинарии, академии, Троице-Сергиева, Киево-Печерская Лавры, некоторые монастыри. Было разрешено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси, в Московский Богоявленский Собор, где всю войну стояла та самая чудотворная Казанская икона Божьей Матери, которая была с ополчением 1612 года. Наступило возрождение веры на Руси.
В 1947 году Сталин исполнил обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию, ибо все пророчества, переданные Владыкой, сбылись.»[64] Более того, приказом генсека Политбюро ЦК ВКП(б) отменяет институт политкомиссаров, существовавший в Красной армии с 1918 года. В июле 1942 года учреждается орден Александра Невского: до этого единственным орденом оставался орден Красного Знамени. Учреждается аналог ордена Святого Георгия Победоносца – Орден Славы: в сущности, тот же легендарный «Георгий», только со звездой вместо креста. В августе 1943 года восстанавливаются, по сути, царские кадетские корпуса – суворовские училища для сыновей погибших военных. Выходит указ о раздельном обучении в средней школе, причем для девочек вводится униформа, в точности повторяющая форму царских гимназий. Но настоящей сенсацией становится восстановление в 1943 году патриаршества, ликвидированного еще Петром Первым в XVIII веке.
Вот что об этом говорят документы:
4 сентября 1943 года к Сталину был вызван Г. Г. Карпов – председатель Совета по делам Русской Православной Церкви. Он пишет в своих воспоминаниях о том, какие вопросы задал ему Сталин:
а) что собой представляет митрополит Сергий (возраст, физическое состояние, его авторитет в церкви, его отношение к властям);
б) краткая характеристика митрополитов Алексия и Николая;
в) когда и как был избран в патриархи Тихон;
г) какие связи Русская Православная Церковь имеет с заграницей;
д) кто является патриархами Вселенским, Иерусалимским и другими;
е) что я знаю о руководстве православных церквей Болгарии, Югославии, Румынии;
ж) в каких материальных условиях находятся сейчас митрополиты Сергий, Алексий и Николай;
з) количество приходов Православной Церкви в Советском Союзе и количество епископата.
После того, когда мною были даны ответы на вышеуказанные вопросы, мне было задано три вопроса личного порядка:
а) русский ли я;
б) с какого года в партии;
в) какое образование имею и почему я знаком с церковными вопросами.
Продолжим воспоминания Г. Г. Карпова.
«После этого Сталин сказал:
– Нужно создать специальный орган, который бы осуществлял связь с руководством Церкви. Какие у нас есть предложения?
Оговорившись, что я к этому вопросу не совсем готов, я внес предложение организовать при Верховном Совете Союза ССР отдел по делам культов, и исходил я при этом из факта существования при ВЦИКе постоянно действующей комиссии по делам культов.
Товарищ Сталин поправил меня:
– Организовывать комиссию или отдел по делам культов при Верховном Совете Союза ССР не следует.
Несколько подумав, сказал:
– Надо организовать при Правительстве Союза, то есть при Совнаркоме, Совет, который назовем Советом по делам Русской Православной Церкви. На Совет будет возложено осуществление связей между Правительством Союза и патриархом. Совет самостоятельных решений не принимает, докладывает и получает указания от правительства.
После этого Сталин спросил Маленкова и Берия, следует ли принимать ему митрополитов Сергия, Алексия, Николая. Они посчитали это положительным.
Сталин сказал мне:
– Позвоните митрополиту Сергию и от имени правительства передайте следующее: «Говорит с вами представитель Совнаркома Союза. Правительство имеет желание принять вас, а также митрополитов Алексия и Николая, выслушать ваши нужды и разрешить имеющиеся у вас вопросы. Правительство может вас принять или сегодня же, через час-полтора, если это время вам не подходит, то прием может быть организован завтра (в воскресенье) или в любой день последующей недели».
В присутствии Сталина Карпов созвонился с Сергием и, отрекомендовавшись представителем Совнаркома, передал вышеуказанное, попросил обменяться мнениями с митрополитами Алексием и Николаем, если они находятся в данное время у митрополита Сергия.
Митрополит Сергий ответил:
– Алексий и Николай благодарят за такое внимание со стороны правительства. Мы хотели бы, чтобы нас приняли сегодня.
Сталин не откладывал то, что можно сделать без промедления.
Через два часа митрополиты Сергий, Алексий и Николай прибыли в Кремль и были приняты Сталиным в кабинете Председателя Совнаркома Союза ССР. На приеме присутствовали Молотов и Карпов.
(Дальше я привожу в пересказе почти стенографическую запись беседы, которую сделал Карпов).
Сталин тепло поздоровался с митрополитами, сказал:
– Правительство Союза знает о проводимой патриотической работе в церквах с первого дня войны; правительство получило очень много писем с фронта и из тыла, одобряющих позицию, занятую Церковью по отношению к государству.
Затем Сталин попросил митрополитов высказаться об имеющихся у патриархии и у них лично назревших, но неразрешенных вопросах. Митрополит Сергий сказал:
– Самым главным и наиболее назревшим вопросом является вопрос о центральном руководстве Церкви. Я почти 18 лет являюсь патриаршим местоблюстителем, а Синода в Советском Союзе нет с 1935 года. А потому я считаю желательным, чтобы правительство разрешило собрать Архиерейский собор, который и изберёт патриарха, а также образует при главе Церкви Священный Синод как совещательный орган в составе пяти-шести архиереев.
Митрополиты Алексий и Николай также высказались за образование Синода, заявив, что избрание патриарха на архиерейском Соборе они считают вполне каноничным, так как фактически Церковь возглавляет бессменно в течение восемнадцати лет патриарший местоблюститель митрополит Сергий.
Одобрив предложение митрополита Сергия, Сталин спросил:
– Как будет называться патриарх? Когда может быть собран Архиерейский собор? Нужна ли какая-либо помощь со стороны правительства для успешного проведения Собора, имеется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги?
Сергий ответил:
– Эти вопросы предварительно мы между собой обсуждали и считали бы желательным и правильным, если бы правительство разрешило для патриарха принять титул «патриарха Московского и всея Руси»; патриарх Тихон, избранный в 1917 году при Временном правительстве, тоже назывался «патриархом Московским и всея России».
Сталин согласился, сказав, что это правильно. На второй вопрос митрополит Сергий ответил:
– Архиерейский собор можно будет собрать через месяц.
Сталин улыбнулся и обратился к Карпову;
– А нельзя ли проявить большевистские темпы?
– Если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то собор мог бы быть собран и через три-четыре дня.
После короткого обмена мнениями договорились, что Архиерейский собор соберется в Москве 8 сентября. На третий вопрос митрополит Сергий ответил:
– Для проведения собора никаких субсидий от государства не просим.
Митрополит Сергий поднял, а митрополит Алексий развил вопрос о подготовке кадров духовенства, причем оба просили Сталина, чтобы им было разрешено организовать богословские курсы при некоторых епархиях.
Сталин, согласившись с этим, в то же время добавил:
– Почему вы ставите вопрос только о богословских курсах? Правительство может разрешить организацию духовной академии и открытие духовных семинарий во всех епархиях, где это нужно.
Митрополит Алексий сказал:
– Для открытия духовных академий еще очень мало сил и нужна соответствующая подготовка, а в отношении семинарий – принимать в них лиц моложе 18 лет считаю неподходящим, по прошлому опыту зная, что пока у человека не сложилось определенное мировоззрение, готовить их в качестве пастырей весьма опасно, так как получается большой отсев. Может быть, в последующем, когда Церковь будет иметь соответствующий опыт работы с богословскими курсами, встанет этот вопрос, но и то организационная и программная сторона семинарий и академий должна быть резко видоизменена.
Сталин сказал:
– Ну, как хотите, это дело ваше, если хотите богословские курсы – начинайте с них, но правительство не будет иметь возражений и против открытия семинарий и академий.
Сергий поднял вопрос об организации издания журнала Московской патриархии, который бы выходил один раз в месяц, и в котором бы освещалась как хроника Церкви, так и печатались статьи, речи, проповеди богословского и патриотического характера.
Сталин ответил:
– Журнал можно и следует выпускать.
Затем митрополит Сергий затронул вопрос об открытии церквей в ряде епархий, сказав, что вопрос об этом перед ним ставят почти все епархиальные архиереи, что церквей мало и что уже очень много лет церкви не открываются.
При этом митрополит Сергий сказал, что он считает необходимым предоставить право епархиальным архиереям входить в переговоры с гражданской властью по вопросу открытия церквей.
Сталин ответил:
– По этому вопросу никаких препятствий со стороны правительства не будет.
Митрополит Алексий поднял вопрос довольно щепетильный – об освобождении некоторых архиереев, находящихся в ссылке, в лагерях, в тюрьмах.
Сталин коротко сказал:
– Представьте такой список, мы его рассмотрим.
Сергий поднял тут же вопрос о предоставлении права свободного проживания и передвижения внутри Союза и права исполнять церковные службы священнослужителями, отбывшими по суду срок своего заключения, – то есть вопрос о снятии запрещений, вернее, ограничений, связанных с паспортным режимом.
Сталин предложил Карпову этот вопрос изучить. Поговорили о делах финансовых.
Митрополит Алексий сказал, что он считает необходимым предоставление епархиям права отчислять некоторые суммы из касс церквей и епархий в кассу центрального церковного аппарата для его содержания (Патриархия, Синод), и в связи с этим же митрополит Алексий привел пример, что инспектор по административному надзору Ленсовета Татаринцева такие отчисления делать не разрешала.
В связи с этим же вопросом он, а также митрополиты Сергий и Николай считают необходимым, чтобы было видоизменено положение о церковном управлении, а именно, чтобы священнослужители получили право быть членами исполнительного органа Церкви.
Сталин против этого не возражал.
Митрополит Николай затронул вопрос о свечных заводах, заявив, что в данное время церковные свечи изготовляются кустарями, продажная цена свечей в церквах весьма высокая, и он, митрополит Николай, считает лучшим предоставить право иметь свечные заводы при епархиях.
Сталин сказал, что Церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку правительства во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри СССР. И – обращаясь к Карпову:
– Надо обеспечить право архиерея распоряжаться церковными суммами. Не надо делать препятствий к организации семинарий, свечных заводов и так далее. – Затем, обращаясь к трем митрополитам: – Если нужно сейчас или если нужно будет в дальнейшем, государство может отпустить соответствующие субсидии церковному центру. Вот мне доложил товарищ Карпов, что вы очень плохо живете: тесная квартира, покупаете продукты на рынке, нет у вас никакого транспорта. Поэтому правительство хотело бы знать, какие у вас есть нужды и что вы желали бы получить от правительства.
Митрополит Сергий ответил:
– Для патриархии и для патриарха прошу принять внесенные митрополитом Алексием предложения о предоставлении в распоряжение бывшего игуменского корпуса в Новодевичьем монастыре, а что касается обеспечения продуктами, то эти продукты мы покупаем на рынке, но в части транспорта просил бы помочь, если можно, выделением машины.
– Помещения в Новодевичьем монастыре товарищ Карпов посмотрел, – сказал Сталин, – они совершенно не благоустроены, требуют капитального ремонта, и для того, чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и холодно. Ведь надо учесть, что эти здания построены в XVI веке. Правительство вам может выделить завтра же вполне благоустроенное и подготовленное помещение, предоставив трехэтажный особняк в Чистом переулке, который занимал ранее бывший немецкий посол Шуленбург. Но это здание советское, не немецкое, так что вы можете совершенно спокойно в нем жить. При этом особняк мы вам предоставляем со всем имуществом, мебелью, которая имеется в нем, а для того, чтобы лучше иметь представление об этом здании, мы сейчас вам покажем план его. (Видно, готовился Сталин к этой встрече – знал о состоянии помещений и имел план под рукой).
Через несколько минут Поскребышев принес план особняка с его надворными постройками и садом. Было условлено, что на другой день, 5 сентября, Карпов предоставит возможность митрополитам лично осмотреть эти помещения.
Сталин вновь затронул вопрос о продовольственном снабжении:
– На рынке продукты покупать вам неудобно и дорого, и сейчас продуктов на рынок колхозник выбрасывает мало. Поэтому государство может обеспечить продуктами вас по государственным ценам. Кроме того, мы завтра-послезавтра предоставим в ваше распоряжение две-три легковые автомашины с горючим. Нет ли еще каких-либо вопросов, нет ли других нужд у Церкви?.. Ну, если у вас больше нет к правительству вопросов, то может быть, будут потом. Правительство предполагает образовать специальный государственный аппарат, который будет называться Совет по делам Русской Православной Церкви, и председателем Совета предполагается назначить товарища Карпова. Как вы смотрите на это?
Все трое заявили, что они весьма благодарны за это правительству и лично товарищу Сталину и весьма благожелательно принимают назначение на этот пост товарища Карпова.
Сталин сказал:
– Совет будет представлять собою место связи между правительством и Церковью, и председатель его должен докладывать правительству о жизни Церкви и возникающих у нее вопросах.
Обращаясь к Карпову, Сталин произнес:
– Подберите себе два-три помощника, которые будут членами вашего Совета, образуйте аппарат, но только помните, во-первых, что вы не обер-прокурор, во-вторых, своей деятельностью больше подчеркивайте самостоятельность Церкви.
Тут же, при митрополитах, Сталин обратился к Молотову:
– Надо довести об этом до сведения населения, так же, как потом надо будет сообщить населению и об избрании патриарха.
Вячеслав Михайлович сразу же стал составлять проект коммюнике для радио и газет, при этом вносились соответствующие замечания, поправки и дополнения как со сторон Сталина, так и со стороны митрополитов Сергия и Алексия.
Текст извещения был принят в следующей редакции:
«4 сентября с. г. у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР товарища И. В. Сталина состоялся прием, во время которого имела место беседа с патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием, Ленинградским митрополитом Алексием и экзархом Украины Киевским и Галицким митрополитом Ник

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: