По следам наших публикаций (Газета «Пульс Осетии» №49, декабрь 2017)

Уважаемая редакция!
Регулярно читая газету «Пульс Осетии», знаю, что вы уделяете большое внимание вопросам здравоохранения республики. Поэтому я и решила обратиться к вам.
То, о чем я сейчас пишу, по правде говоря, до сих пор не укладывается у меня в голове, хотя здравоохранению я служу не один десяток лет: в отделении гинекологии РКБ работаю с 1980 года, то есть со времени открытия больницы, с 1995 года являлась заведующей гинекологическим отделением. И никогда не думала, что со мной может случиться такое, что меня, заслуженного врача РСО-Алания, специалиста высшей категории, уволят за прогул, которого не было.
А дело было так. 15 мая нынешнего года по вызову главврача роддома № 2 Жанны Романовны Тогоевой я выехала во 2-й роддом на операцию, так как, согласно приказу Минздрава от 2009 года, состою в ургентной бригаде, осуществляющей экстренную высококвалифицированную помощь в сложных ситуациях. Не поехать, как вы понимаете, я не могла. Случай был тяжелый — в срочной операции нуждалась роженица из Моздока.
Причем главврач роддома звонила не мне лично, а заместителю главврача по акушерству и гинекологии РКБ Ирине Казбековне Караевой, которая дала свое добро на мой отъезд, однако главврачу, как выяснилось позже, об этом вызове не сообщила.
Каково же было мое удивление, когда я узнала, что мое четырехчасовое отсутствие главврач РКБ Моргоев посчитал прогулом. Им была созвана дисциплинарная комиссия в составе 12 человек, которая наложила на меня взыскание, после чего по приказу главврача я была уволена.
Считаю подобное отношение несправедливым и предвзятым. С чем оно связано, могу только догадываться. Сам главврач со мной лично по поводу произошедшего не говорил (не счел нужным даже поговорить), с приказом об увольнении меня ознакомило третье лицо.
Неприятно удивило и раболепие коллег, тех самых 12 членов дисциплинарной комиссии, врачей, с которыми я долгие годы вместе работала. Им приказали, и они приказ выполнили. Чисто по-человечески я их не понимаю. Ведь есть врачебная этика, есть человеческая этика, наконец!
И вообще грустно, что у нас в республике такое вот отношение к медперсоналу — ведь мой случай за последнее время не единичный. Врачи, от которых по тем или иным причинам избавляются в Северной Осетии, оказываются востребованными в соседней республике, где главным критерием при приеме их на работу являются не связи, не паспортные данные, а профессионализм. Грустно все это, очень грустно… И досадно, что врача могут уволить за то, что он не отказал в оказании экстренной помощи больному.

С уважением,
Светлана АЛБЕГОНОВА,
заслуженный врач РСО-Алания

От редакции:

Это письмо заслуженного врача наша газета опубликовала 20 июня т. г.
С тех пор прошло уже полгода. Мы решили поинтересоваться у С. Х. Албегоновой, восстановлена ли она на прежнем месте работы. Вот что она сообщила нам по телефону.
– На сегодняшний день я в своей должности не восстановлена. Подала исковое заявление в Советский суд о восстановлении меня по прежнему месту работы. Надеюсь, что суд разберется и вынесет справедливое решение.

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: