ОСЕТИНЫ  UBER ALLES! (Газета «Пульс Осетии»№44, ноябрь 2017)

Осетинский театр попытался заставить зрителей гордиться своими предками, но нечаянно вызвал обратную реакцию. А бравый и модный в последнее время ура-национализм дошел до разжигания межнациональной розни.
Вообще само название спектакля «Ирон лæджы кад», пресс-показ которого прошел в Осетинском театре, как бы намекает, что нам всем предстоит проникнуться и возгордиться. Но специально для тех, кто намек с афиши не понял, постановка начинается с выхода на авансцену актрисы, которая голосом, преисполненным гордости и важности, с некоторым придыханием рассказывает, ЧТО хотел сказать Елбыздыко Бритаев в своих пьесах. А хотел он до нас донести, сообщит она, что осетины выше всего ценили свое имя и свою честь, и что всем сидящим в зале предстоит возгордиться. Но на случай, если до кого-то все же не дошло, каждые 5 минут со сцены звучат громкие лозунги о том, как это кадджын быть осетином.
Первое, что удалось Осетинскому театру, это вызвать во мне стойкую неприязнь к Елбыздыко Бритаеву. Именно на него я свалила всю плоскость, поверхностность и наигранность спектакля. Правда, знающие люди потом Бритаева реабилитировали, сказав, что тот такого не писал.
Во-вторых, всем давно известно, что любое действие вызывает противодействие. Все навязываемое воспринимается в штыки, а значит, если действовать топорно и «в лоб» (как и поставлен спектакль «Ирон лæджы кад»), то можно получить обратную реакцию. Так произошло и у меня.
Постановка состоит из двух частей. Первая – по пьесе «Худинаджы бæсты – мæлæт», рассказывает нам о старшем из трех братьев Ахмæте, к которому среди ночи пришел старый друг, ставший абреком. Абрек предложил денег за чью-то лошадь, которая пасется в отаре у Ахмæт. Получив отказ, он пригрозил выкрасть лошадь. Ахмæт помчался на пастбища, там произошла драка на кинжалах, а потом и убийство выстрелом в спину. Умирая, Ахмæт, собрав последние силы, сказал братьям, как важно для осетина беречь свою честь, свое имя, как важно им прожить свою жизнь достойно. И только после этого он умер. Пафос сцены зашкаливал.
И вроде бы вот тот самый момент, когда надо преисполниться гордости… а не получается. И даже смотришь, и кощунственные мысли в голову лезут: а зачем он умер? Ради чего? У него дома три дочки и жена беременна четвертым, у него старый отец, два младших брата. Им всем и так тяжело живется. Это же немыслимый эгоизм умирать в такой ситуации!
Вторая часть спектакля по пьесе «Уæрæседзау» рассказывает о молодом парне Муссæ, который вернулся домой из России. Соседские парни при черкесках и понятиях об æгъдау, поджидая друга, всячески его ругают за «обруселость». Муссæ появляется чуть позже и изображен он почему-то так, словно не только забыл æгъдæуттæ, но и сменил ориентацию. Эдакий дурачок с гомосексуальными наклонностями. Благо, со временем манерности стало меньше и действие хоть как-то воспринималось.
Муссæ рассказывал о том, как живет в России, но оговорки и жесты то и дело выдавали, что служит он, всего - навсего, лакеем у князя. Снимает ему ботинки, подает и принимает пальто, а когда барин едет в театр, стоит у фаэтона и ждет его. Ведь даже внутрь его не пускают. Тут на сцене появляется пьяный русский и требует «арак, много арак». Бравые мужчины в черкесках смотрят на него с брезгливостью. Русскому дают «арак», он засыпает в нелепой позе у забора (чтобы было понятно, этого персонажа не было у Бритаева и ответственность за него всецело лежит на режиссе… ой, то есть постановщике).
Муссæ тем временем продолжает рассказ о жизни в России. Он рассказывает о цирках, балаганах, роскошных женщинах, от которых пахнет духами. «Русские тем и удивительны, что умеют жить для себя!», – говорит он, и в этот момент у меня сжалось сердце. Подумать только: молодой парень, который за всю свою жизнь ничего кроме каторжного труда не видел, вдруг оказывается в другом мире. Мире, где люди ПОЛУЧАЮТ УДОВОЛЬСТВИЕ от жизни. Как соблазнительна, как привлекательна для него эта неизвестная необыкновенная жизнь! Да, он готов быть чьим-то лакеем только ради того, чтобы видеть ее, чтобы когда-то, может через годы, но самому войти в театр. Он стремится к лучшей жизни, разве его можно за это упрекнуть? Можно. Три настоящих осетина в черкесках указывают Муссæ на бухого неприглядного русского и вопрошают: «Ты вот с ними жить хочешь?» Естественно, в этой ситуации Муссæ выбрал чистеньких и правильных осетин.
Мало того, что вся эта сцена безвкусная, плоская и пошлая (в первом смысле этого слова), так она явно содержит в себе элементы разжигания межнациональной розни и даже нотки нацизма.
Один уважаемый мною человек учил меня рассматривать спектакли с трех позиций: время, место, коллектив. Почему пьесу поставили здесь и сейчас, попросту говоря, актуальна ли она. Так вот спектакль «Ирон лæджы кад» мега-актуален. Не по содержанию. По количеству лозунгов, пафоса и желанию внушить чувство превосходства осетин над всем и вся. Это все аккуратненько укладывается в избранный для Осетии путь: съезд элитных осетин, которые хотят всем и все запрещать, расхаживание в бурках и папахах, национализм, плавно скатывающийся в нацизм. И был момент, когда на спектакле мне хотелось плакать. Я просто представила, в каком восторге останутся ура-патриоты, традиционалисты и «элитные осетины». Те, что не читали Шекспира. Те, о ком одна умная женщина сказала: «воинствующая безграмотность». Те, кому кроме нации гордиться нечем.

Элина Сугарова
(ABON)

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: