Куда мы идем? (Газета «Пульс Осетии» №43, октябрь 2017)

Какие духовные ценности мы исповедуем сегодня? В чем мы видим смысл жизни и то, что называется человеческим счастьем? Духовные и нравственные ориентиры, передававшиеся нашими предками из поколения в поколение, сегодня почти утрачены. Осталось лишь жалкое подобие их внешней атрибутики, которое никого ни к чему не обязывает. Гордость и чувство собственного достоинства, честность и справедливость, честь, которую горцы ставили выше богатства, карьеры и даже собственной жизни, стали ныне красивыми, но отвлеченными и устаревшими понятиями.
Крайний индивидуализм, пришедший к нам извне под красивыми лозунгами борьбы за права человека и свободу личности, приобрел у нас уродливые очертания, совместив эти качества с полной утерей собственного человеческого достоинства и ростом небывалой агрессии по отношению друг к другу. Эти явления, давшие бурные всходы по всей России, увы, не обошли стороной и нашу республику. Личное стало выше общественного. А такие, когда-то считавшиеся святыми понятия, как родное село, род, фамилия и даже семья, ушли на второй план. Ученики превзошли своих учителей. И это свершившийся факт. Еще какие-нибудь тридцать лет назад воспитанниками наших домов-интернатов для престарелых и инвалидов в основном были представители других регионов страны. Нашим одиноким старикам по древнему обычаю давали приют и заботу родственники, соседи и односельчане.

К концу 90-х годов в этих учреждениях уже не стало хватать мест и для своих. Причем, зачастую, при живых и здравствующих детях и внуках. Вежливость и воспитанность в молодежной среде стали восприниматься как проявления слабости и неуверенности, несозвучные модным ныне принципам «крутизны» и показной успешности. Слово «девушка», еще совсем недавно бывшее синонимом чистоты и невинности, утратило свой первоначальный смысл и сегодня употребляется по отношению и к молодым матерям, и даже к девицам легкого поведения. Таинства любви и брака уступили место пошлой пропаганде похоти и цинизма. Гражданский или однополый браки, во всех религиях трактуемые как смертный грех, уже не режут слух и становятся привычным явлением. Как же, свобода личности превыше всего!

В Осетии, как и во всей России на протяжении столетий ее существования, была национальная идея, на которой она держалась в самые страшные периоды своей истории – семья.
Мужчина шел воевать за свою семью. Именно за свою семью он стоял насмерть на подступах к Москве и на руинах Сталинграда, дрался под Владикавказом и на Курской дуге, штурмовал Берлин. Именно для того, чтобы обеспечить свою семью, наши предки-мужчины до революции уезжали на заработки в Америку, сопровождали военные конвои, участвовали в военных походах, занимались отхожим промыслом далеко за пределами своего края. А в советские времена, когда работало все трудоспособное население, и тунеядство являлось уголовно наказуемым преступлением, наиболее активные мужчины «завербовывались»: отправлялись на большие стройки, спускались в рудники и шахты, осваивали целину, Дальний Восток, Крайний Север, разрабатывали золотоносные и алмазные месторождения Сибири. И за всем этим стояла, прежде всего, их семья, а не абстрактные идеологические лозунги.

Посмотрите старые семейные фотографии. В центре сидит отец – глава семьи, рядом или за спиной – жена, вокруг дети. На каждой фотографии несколько детей. Тогда не было ни материнского капитала, ни социальных и льготных выплат, ни всевозможных благотворительных фондов. Люди сами знали, когда и сколько им рожать, обходились без посторонней помощи и чужих советов, не превращали детей в предмет торга с государством, не сплавляли своих, ставших уже ненужными, стариков в дома престарелых.
Для осетин, как и для всех россиян, независимо от национальности и вероисповедания, семья была религией. Отец был кормильцем, а его слово было законом. А кем мужчина является сейчас?

Почти половина детей воспитывается сегодня или в детских домах, или в школах-интернатах, или же в неполных семьях на попечении матерей-одиночек. Матери-одиночки делятся на три категории: вдов, причем, ничтожно мало солдатских, а большей частью по разным причинам рано умерших мужей; так называемых классических «разведенок» (а у нас сегодня каждый второй брак заканчивается разводом в течение полутора лет, меньше половины из которых получают помощь от бывших супругов), и женщин, которые, как говаривали раньше, детей «нагуляли», но одни – по глупости и недомыслию, а вторые – те, кто более-менее состоявшись в материальном плане, сознательно рожали детей для себя, не только не рассчитывая в воспитании ребенка на помощь мужчины, но даже не допуская мысли о присутствии рядом формального главы семьи. Они вынесли свой приговор всему мужскому роду, как традиционному добытчику, защите и опоре женщины. Партнер, биологический отец, как угодно, но только не мужчина во всех смыслах этого слова. К сожалению, число таких женщин год от года растет. Дети, воспитанные в таких неполных семьях, чаще всего наследуют подобные же феминистские принципы и даже идут дальше – к мировой сексуальной революции. Так умирает традиционная семья, которую Маркс называл ячейкой общества. А какая ячейка – такое и общество.

Уже давно нет крупных, чудовищных по количеству жертв войн, когда гибли лучшие мужи Отечества, доминировало женское население и возникал гендерный перекос. Почему такая же ситуация возникает сегодня? Алкоголизм, наркомания, иждивенчество и социальная апатия не без влияния растлевающей идеологии потребительства, пошлости, цинизма и сексуальной революции привели к тотальной феминизации, и как результат – к росту гомосексуализма. Сегодня мы видим, что не только Европу, но уже и Россию сжирает «голубая» чума…

Стремление любыми путями «откосить» от армии уже давно стало не только не осуждаться, но и поощряться. А ведь в старые добрые времена жениху, которого не брали в армию, родители невесты, да и сама девушка давали «от ворот поворот». Сегодня привилось понятие, что срочную службу в армии служат неудачники, «лузеры», чьи родители не в состоянии заплатить кому надо за липовую справку, освобождающую от армейских тягот или же решить этот вопрос, пользуясь высоким служебным статусом. Сегодня в армии среди «срочников» и «контрактников» вы не найдете ни одного отпрыска семьи богача или высокого чиновника. И это на фоне того, что в тех же США, не говоря уже об Израиле, мужчине просто невозможно сделать политическую или служебную карьеру, не отслужив в армии. Среди ста американских сенаторов все сто служили в армии, в том числе – рядовыми солдатами. Служить в армии и даже участвовать в боевых действиях у них считали и считают долгом чести.
У деток сегодняшней нашей элиты совсем иное представление о долге – все они на «теплых местечках», куда их в обход «священного долга и почетной конституционной обязанности» заботливо пристроили любвеобильные родители. Их пример может служить оправданием для всех остальных. И служит! И не только касаемо службы в армии.

Сегодня у нас реально по состоянию здоровья почти треть молодых ребят без серьезной медицинской помощи не способны стать отцами, и меньше половины потенциальных призывников могут быть признаны годными к воинской службе.
Алкоголизм и наркомания, в том числе и среди женщин, приобрели сегодня поистине катастрофические масштабы. В нашей республике число алкоголиков вообще не поддается учету, а количество наркоманов, официально состоящих на учете, превышает 4 тысячи человек, хотя, по мнению экспертов, реально их вдесятеро больше. И это в республике с населением чуть более семисот тысяч.

Обыватель ежедневно, разумеется, на своем бытовом уровне, сталкивается с полнейшим беспределом чиновников и сотрудников правоохранительных органов, с откровенным мздоимством, поразившим все сферы нашей жизни. Более того, разуверившись в возможности жить и работать, даже просто существовать, честно, он и сам поневоле становится винтиком огромного коррупционного механизма, сверху донизу пронизавшего все наше общество. Каждый, как может «окучивает свою грядку», снимая с нее свой урожай. И неважно, что это – пенсия или льготное пособие, пусть даже липовое, жизнь за счет родителей, брата, сестры, жены или мужа, любовника или любовницы, для других – временная или постоянная работа, криминал или что-то на его грани. Главное – срубить деньги, которые, как известно, не пахнут. Грядками, приносящими урожай, стало все, что нас окружает, начиная с роддома до погоста. Детский сад, школа, вуз, устройство на работу, госаппарат, законодательная, судебная и правоохранительная системы, армия, здравоохранение, социалка, ЖКХ, наука, культура, торговля, строительство, промышленность, транспорт, связь, сельское хозяйство и даже все четыре официальные религиозные конфессии, не говоря уже о многочисленных сектантских течениях, различные общественные организации давно стали сферами малых, средних, больших и очень больших коммерческих проектов. К нашему стыду, коммерциализация не обошла стороной и то, о чем совсем недавно нельзя было и помыслить – древние святилища Осетии. В атмосфере всеобщего и безудержного поклонения «золотому тельцу» некоторые наши предприимчивые сограждане устремили свои взоры и на них, будто на торговые ряды, приносящие стабильные и не облагаемые налогами доходы.

Двойная, а то и тройная мораль давно стала нормой поведения не только чиновников, но и обычных людей. Криминальные сводки стали пестреть сообщениями о совершенно жутких, еще совсем недавно не укладывающихся в голове преступлениях на бытовой почве. Это мерзкие, чаще всего корыстные разборки между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, салонами интимных услуг… Или такие чудовищные преступления, как разграбление Змейского аланского катакомбного могильника, кража металлоконструкций со строительства мемориала жертвам бесланской трагедии. Или раскрытие преступной группы во главе с заведующей родильным отделением, занимавшейся торговлей новорожденными детьми. Это вовсе не означает, что наши предки все поголовно были «белыми и пушистыми», высоконравственными, на грани святости людьми. Вовсе нет. Но у них перед нами есть одно неоспоримое преимущество – они твердо знали, что можно делать и чего делать нельзя. Они осознавали предел дозволенного, ту грань допустимого, через которую нельзя переступать ни при каких обстоятельствах.

В наше время думать, говорить и совершать поступки люди стали исключительно из корыстных интересов. Самым популярным стал тост «Чтобы у нас все было, и нам за это ничего не было». «Кинуть» коллегу, совершить мерзость по отношению к конкуренту, предать или обмануть близкого родственника, друга или любимого человека, оставить без средств к существованию множество людей, причем, без разницы, инвалида, старика или ребенка, уже не считается подлым поступком, после которого никто не подаст тебе руки и никогда не захочет иметь с тобой никаких дел. Важен результат. Поэтому в наше время зачастую именно мерзавцы – самые желанные и всеми принимаемые люди. Сегодня это называется «умением жить». И, как это не прискорбно, у них учатся, их ставят в пример, как образец предприимчивого и успешного человека, закрывая глаза на то, что еще в недавнем прошлом такого человека многие бы попросту не пустили на порог своего дома.

Такое в истории человечества уже бывало и становилось причиной краха величайших земных цивилизаций, а также огромных социальных потрясений и революций. Говоря об этом, нельзя утверждать, что уже не осталось людей, которым небезразличен путь, по которому мы в последние годы движемся. Нет, такие люди есть, их много и их будет еще больше. Чего у нас нет, так это времени на ожидание, что когда-нибудь кто-то придет и все сделает для нас и за нас. Духовная зараза пустила слишком глубокие корни, чтобы медлить и безучастно наблюдать за происходящим. Кто же, если не мы сами, остановит эту вакханалию?

Исмель Шаов

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: