Верим, надеемся и ждем (Газета «Пульс Осетии» №41, октябрь 2017)

На протяжении нескольких лет я обращаюсь в социальную службу республики по  поводу обслуживания социальными работниками пожилых, одиноких, незрячих инвалидов. В апреле нынешнего года я написала два заявления – на имя и. о. министра труда и социального развития И. В. Кесаева и директора ГБ УСО РСО-Алания «КЦСОН» Северо-Западного района Е. Ю. Шишаевой. Через месяц с небольшим получила два идентичных ответа, в которых меня проинформировали о количестве федеральных постановлений и о том, что на местах они претворяются в жизнь по-разному, по принципу: как мы дома распорядимся – это наше дело.
Что, собственно, меня волнует? Раньше в каждом отделе социальной защиты работала комиссия, которая подходила дифференцированно к каждому заявителю и заключала с ним договор на шесть месяцев. Договор этот касался обслуживания соцработником слепых, лежачих и других категорий больных на дому. Многие этой комиссией освобождались от ежемесячного «оброка» (как я его называю), который мы должны вносить в социальный отдел согласно тарифам.
Сейчас мне говорят о том, что у меня максимальная пенсия, поэтому услуги соцработников я должна оплачивать. Я выбрала такие виды услуг, как оплата соцработником коммунальных платежей за мою однокомнатную квартиру, доставка пенсии и продуктов – один раз в неделю или четыре раза в месяц. За все это я плачу ежемесячно, согласно прейскуранту, 570 рублей. Если бы мне приносили продукты не один, а два раза в неделю, то платить мне бы пришлось больше – 711 рублей 72 копейки.
И вот тут возникают вопросы, которые волнуют не только меня. Во-первых, на основании чего складываются тарифы, не с потолка же берутся эти цифры? Во-вторых, почему, на каком основании каждый год тарифы повышаются? Я обзвонила своих друзей в других городах. Москву и Санкт-Петербург в расчет не берем – там иное качество жизни. А вот в таком городе, как Екатеринбург, например, разовая доставка соцработником пакета с продуктами до пяти килограммов стоит 18 рублей 40 копеек, в Курске – 14 рублей 63 копейки. А у нас – 99 рублей 98 копеек. Почему? На каком основании? Почему по сравнению с прошлым годом по тарифам 2017-го нам приходится за год платить на три с лишним тысячи рублей больше?
Да, у меня максимальная пенсия, но вся она за вычетом оплаты коммунальных услуг уходит на лекарства. У меня 30 с лишним диагнозов, я перенесла 13 операций на глаза. 400-500 рублей в день мне обходится ежедневный прием лекарств. Вот такая простая арифметика! Поверьте, вопросы, которыми я задаюсь, волнуют не только меня. 
Вообще, хотелось бы больше внимания к нам, инвалидам по зрению, со стороны общественности, властных структур. Помню, в 1992 году я лично ходила на прием к тогдашнему президенту республики А. Х. Галазову – с документами, письмами, договорами. Он сделал для всех слепых 50-процентную льготу на оплату коммунальных услуг. Пожизненно! С его согласия нам тогда предоставили право бесплатного проезда не только в общественном транспорте, но и в маршрутных такси... Потом все изменилось... Сейчас, чтобы иметь в ВОСе хоть какие-то копейки, нам рекомендуют искать себе спонсоров, самим себе искать работу и т. д. Члены общества слепых получают один раз в год материальную помощь в сумме 300-500 рублей. И то не все, а только активисты. И еще завод «Электроцинк» выделяет нам 150-180
детских подарков к Новому году. Вот и все наши льготы. Имея свое предприятие, мы не имеем денег, чтобы сделать ремонт в общежитиях, где проживают слепые. Сочувствующие отремонтировали наш актовый зал, а вот на ремонт сцены в этом зале денег не хватило.
Среди нас есть заслуженные люди, орденоносцы, кандидаты и доктора наук, специалисты с высшим образованием, люди искусства – певцы и музыканты, декламаторы и танцоры, поэты и композиторы. Мы сами стараемся организовывать и интересно проводить свой досуг. Среди нас есть молодые люди, которые в совершенстве овладели компьютером. Один из них – Р. Меджидов – ведет телепрограмму «Мир креатива» по ТВ для слепых (ежедневная трансляция с 18.00 до 21.00 по специальной программе). Но наша республика ничего о них не знает, в СМИ о них не пишут. А ведь мы нуждаемся в поддержке извне.
Очень бы хотелось, чтобы к затронутым мною проблемам отнеслись с пониманием, чтобы люди с ограниченными возможностями не оставались без внимания. В нашей республике так же, как в непродуманной семье, никогда нет денег. В почете только здоровые, высокооплачиваемые. Почему? Почему так происходит? Почему стало возможным отмахиваться от тех, кто нуждается в помощи? Так хочется, чтобы в нашу жизнь вернулись душевность и взаимопонимание...
Верим, надеемся, ждем.

Валентина КАЛАШНИКОВА

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: