Анна ГУЧМАЗОВА: «Если бы не Билар Емазаевич Кабалоев, Дворца бы не было»

Сегодня на страницах газеты «Пульс Осетии» Анна Аркадьевна поделилась воспоминаниями об этих знаковых для всей системы дополнительного образования годах и о человеке, благодаря которому долгострой на улице Ленина, 4 чудесным образом превратился в центр притяжения для сотен и тысяч детей.

— Юбилей — самое время обернуться назад и вспомнить, как все было… Анна Аркадьевна, расскажите, что предшествовало вашему назначению на пост директора крупнейшего центра дополнительного образования в Северной Осетии?

— Начну с того, что я работала в обкоме комсомола в отделе школ и вузов, и к тому времени за спиной у меня был физико-математический факультет пединститута, учительство, работа завучем и директором в одной из школ Ставропольского края, куда я попала по распределению. А в мае 1965 года по представлению первого секретаря обкома комсомола Агубе Георгиевича Кучиева меня назначили директором городского Дома пионеров. Вы наверняка не помните, но был и «старый» Дворец, который располагался в здании нынешнего Республиканского института повышения квалификации работников образования. Шесть комнат для занятий с детьми, отапливаемые углем, и маленький зал. Зимой детишки занимались в верхней одежде, и только спортсмены и танцоры могли работать без полушубков… И вот в один из таких студеных дней в Дом пионеров постучался неожиданный гость, которому суждено было стать нашим ангелом-хранителем, — первый секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС Билар Емазаевич Кабалоев. Стоит ли говорить, что через четыре месяца паровое отопление у нас уже было? С того самого случая мы всегда ощущали внимание областного комитета партии и, в частности, Билара Емазаевича. При назначении меня на должность руководителя Дома пионеров было обещано, что в течение пяти ближайших лет будет построен Дворец пионеров. А еще через некоторое время (весной 1972 года) на мой рабочий стол на согласование с работниками легла кипа документов о строительстве нового Дворца пионеров на улице Ленина, 4. В 1972 году меня назначили постоянным представителем Министерства просвещения на строительстве Дворца.

— Получается, вы курировали строительство Дворца, что называется, с первого кирпичика?

— Не совсем так. По проекту это было двухэтажное здание, строившееся для Дома культуры работников МВД. Говорят, что, когда Билар Емазаевич искал место для Дворца пионеров, он обратил внимание на долгострой на улице Ленина. Выяснив его предназначение, решил: милиционеры найдут где им отдыхать. И забрал его для детей. Когда мы изучили документацию, нас постигло огромное разочарование: во всем Дворце не было комнат для кружков. Были огромный актовый, спортивный, читальный, малый лекционный залы, всевозможные рекреации, а комнат для занятий с детьми не было! Представляете? Тогда мы попросили, если есть возможность, добавить третий этаж. Нам повезло, что архитектором на стройку был назначен Анатолий Исакович Бтемиров, заслуженный архитектор РСФСР, который являлся одним из первых пионеров нашей республики. Совершенно уникальный человек, автор 90 архитектурных проектов, среди которых Дворец пионеров занимает особое место. Он с легкостью решил поставленную перед ним задачу.

— Судя по всему, у вас все получилось…

— Конечно! Третий этаж нам достроили, и с того момента, как мне помнится, началось форсирование стройки. Изначально дата открытия Дворца пионеров была запланирована на 19 мая 1974 года, но так сложилось, что в этот день в Москве защищал свою диссертацию Ахсарбек Хаджимурзаевич Галазов. Так, с согласия Билара Емазаевича, открытие было перенесено на День защиты детей — 1 июня. Период строительства Дворца пионеров был настоящей эпопеей. Каждый четверг на стройплощадке у нас проходили планерки. Долгострою, в который было решено переселить Дворец пионеров, на тот момент исполнилось лет двадцать. Требовалась колоссальная работа с документами, замена некоторых конструкций, коммуникаций. Стройка велась ударными темпами под персональным контролем Билара Емазаевича, а поскольку времени было немного, рабочих катастрофически не хватало. И вот в один прекрасный день Билар Емазаевич пригласил на площадку директоров многочисленных владикавказских заводов и попросил их о помощи. С какого-то завода пригласили столяров, с другого — слесарей, штукатуров и так далее.

— Вот что значит поистине народная стройка.

— Именно так. Я и по сей день с благодарностью вспоминаю, какую неоценимую помощь оказал Дворцу директор мебельной фирмы «Казбек» Касбулат Харитонович Карсанов. До сих пор наши дети занимаются за «казбековскими» столами — легендарное советское качество! А панели из гофрированного алюминия в большом зале тоже подарены им к нашему открытию. Завод «Электроцинк» презентовал Дворцу зеркальные лампы для сцены, а руководитель «Текстильторга» — замечательный баракан для занавесей. Всех не перечислить… Финансовый вопрос, связанный со стройкой и открытием Дворца пионеров, меня обошел стороной. Я им не занималась. Но на стадии подготовки к открытию оказалось, что средств уже нет. В этот момент Билар Кабалоев узнает, что в Кисловодске отдыхает первый секретарь ЦК комсомола товарищ Тяжельников. Билар Емазаевич вызвал первого секретаря нашего обкома комсомола Владимира Хатагова, выделил ему «Чайку» и поручил привезти товарища Тяжельникова с супругой. Меня вызвали на ту встречу во Дворце ночью, и Тяжельников выделил 200 000 рублей на оборудование. Тогда же в Краснодаре мы заказали тысячу кресел для концертного зала. Бескорыстную помощь при открытии Дворца оказал художник Мурат Федорович Джикаев, изготовив великолепные пригласительные билеты, а уже после открытия Владимир Кисиев и Казбек Фидаров, только что окончившие тогда Суриковский институт, сделали в холле 150-квадратное мозаичное панно «Ленин и дети». Это на сегодня единственное в республике произведение такого масштаба и такой техники! Владимир Кисиев четыре года трудился над ним.

— Как укомплектовывался штат первых педагогов легендарного учреждения?

— С этим тоже связана любопытная история. На курсах повышения квалификации в Москве я краем уха услышала, что если открывается образовательное учреждение площадью более чем 3,5 тысячи квадратных метров, то директор имеет право просить у Министерства просвещения РСФСР индивидуальный штат. А штат обычного учреждения допобразования очень скромный и едва ли покрыл бы все наши потребности. В министерстве в ответ на мою просьбу сказали: подождите, когда Дворец откроется, тогда и поговорим. Но времени ждать не было! С этим же вопросом я осмелилась обратиться к Билару Емазаевичу. Он тут же позвонил министру просвещения РСФСР, удостоверился, что такое положение существует. А поскольку нам построили здание площадью 6,5 тысячи квадратных метров, то немедленно получили согласие. На составление штатного расписания мне выделили всего лишь сутки.

— Какие люди вспоминаются с особой теплотой?

— Костяк коллектива составили педагоги городского Дома пионеров. Очень сильным во Дворце пионеров всегда считался кружок скульптуры под руководством Евгения Ивановича Каракозова. Нам с огромным трудом удалось добыть и установить необходимую для учебы и работы обжиговую печь… Но зато какие результаты — какие замечательные выпускники вышли из-под крыла этого человека! Алан Корнаев, Саша Аполлонов — эти ребята окончили Суриковский институт и стали известными скульпторами. Братья Тавасиевы, Георгий Сабеев — это все ученики нашей скульптурной мастерской. Никогда не забуду Александра Михайловича Кумова, руководителя ВИА «Маленький джигит», коллектива, который был приглашен на «Голубой огонек» в Москву. Таймураз Дзамболатович Кокаев — руководитель нашего хореографического ансамбля, Николай Владимирович Новогрудский — руководитель шахматной секции, Зарема Сергеевна Цаликова, Таисия Ивановна Печенкина, Ольга Федоровна Басюлева, Артемида Ивановна Алепопуло — благодаря каждому из этих педагогов Дворец состоялся. В действительности педагогов, которые вкладывали силы и душу в детей, очень много — и тогда, и теперь. Очень большое значение мы придавали музею пионерской организации, методистом которого был Ефим Львович Эйдельман, а все сопроводительные фотографии изготовлял руководитель фотокружка Виктор Миронович Симонихин.

— День открытия Дворца пионеров помните хорошо?

— Это был самый счастливый день в моей жизни. К тому времени я вышла замуж, стала матерью двоих прекрасных детей. И все-таки все мои внутренние, самые сокровенные мечты и желания сбылись 1 июня 1974 года. Да, этим летом нашему Дворцу исполнилось 43 года. А в августе — 60 лет моей педагогической деятельности.
Но я отвлеклась… К открытию мы готовились очень тщательно. Ждали много высоких гостей, среди которых секретарь ЦК комсомола Зоя Григорьевна Новожилова, первый заместитель министра просвещения России Григорий Петрович Веселов, а также гости из Кабардино-Балкарии, Грузии, Чечено-Ингушетии, Дагестана… Знамя коллективу Дворца пионеров вручал Герой Советского Союза генерал ВВС Ибрагим Магометович Дзусов.

…Анна Аркадьевна с трепетом перебирает черно-белые фотографии, сделанные в день открытия ее детища, Дворца пионеров. Вот Билар Кабалоев встречает высоких гостей, вот они уже стоят на трибунах, вслушиваясь в звонкие голоса юных пионеров. Вот они проходят по пустым залам. Снимки, сделанные признанным мастером своего дела, фотографом и руководителем дворцового фотокружка Виктором Симонихиным, очень точно передают царившее настроение. Кажется, через них слышны даже гулкие шаги первых гостей и запах новизны, пропитавший каждую комнату. А между тем Анна Аркадьевна продолжает рассказ.

— К чему я это все? Если бы не активное участие Билара Емазаевича Кабалоева, Дворца бы не было. Это именно его усилиями долгострой получил вторую жизнь и превратился в площадку для раскрытия творческого потенциала сотен и тысяч детей. Потому коллективу очень приятно, что Дворцу присвоено имя Билара Емазаевича Кабалоева.

Ольга ДАТИЕВА

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: