Прима (Газета «Пульс Осетии» №36, сентябрь 2017)

Информационным поводом для встречи с заслуженной артисткой РФ, народной артисткой РСО-Алания, лауреатом Государственной премии им. К. Хетагурова, кавалером медали «Во славу Осетии» Натальей Серегиной стал ее грядущий юбилей, который приходится на третье сентября. Сентябрь — месяц урожайный, собирающий в житницу все то, что вырастило летнее солнце. А еще очень яркий, красочный, едва ли не самый красивый месяц в году. Глядя на потрясающую актрису и настоящую красавицу Наталью Серегину, в цвет волос и глаз которой вплелись краски осени, начинаешь осознавать, что люди не случайно, совсем не случайно приходят на эту землю в тот или иной месяц года. В Серегиной будто от сентября и благолепие, и изящество, и спокойствие, и умиротворенность, а еще чувствительность и ранимость — такая она не на сцене, а в обычной жизни.

Мы сидим с Натальей Владимировной в гримерке (самое тихое место в театре, где можно спрятаться от мирской суеты) и неспешно беседуем. А в голове не переставая крутится одно только слово — «прима». Примой и выдающейся актрисой назвал Наталью Серегину один из питерских оперных обозревателей, посмотрев на сцене владикавказского Национального государственного театра оперы и балета оригинальную интерпретацию оперы Георга Генделя «Агриппина», где она играла заглавную роль. И то и другое, написанное театральным критиком из Северной Пальмиры, истинная правда. Наталья Серегина действительно выдающаяся актриса и действительно прима, звезда театральной труппы, ведущая актриса нашего Русского театра, на сцене которого блистает вот уже 36 лет.
Сколько ролей сыграно, она никогда не считала. Много, очень много, заставляющих зал плакать и смеяться вместе с ней. Всегда такая разная, но неизменно талантливая и глубоко проникающая в образ (только талант, помноженный на труд, дает такие потрясающие результаты), она всегда способна убедить зрителя в самом главном — в подлинности происходящего. И тогда исчезает граница между сценой и залом. И остается только жизнь с ее радостями и горестями, которая суть игра, или игра суть сама жизнь.

— Вы с детства мечтали стать актрисой?
— Да, об актерской профессии я мечтала с детства. В детском саду уже подавала надежды, точнее, еще в яслях. Помню, как меня носили по группам, и я пела для воспитателей. Участвовала во всех детсадовских утренниках. Неоднократно была Снегурочкой на новогодней елке. На фотографии запечатлена со старейшим актером нашего театра Борисовым. Он был Дедом Морозом…
В родительской семье никто не имел отношения к искусству. Мама работала на заводе «Стеклотара». Отец был инженером-механиком. Технарь. Все в доме было сделано его руками. Но мои артистические наклонности в семье поощрялись. Было много детских фотографий, все они папой подписаны: год, роли, которые я играла. В школе мы ставили спектакли. Еще я занималась народными танцами у Ольги Федоровны во Дворце пионеров на Ленина. И пела в квартете «Аленушки», который принимал участие не только в школьных концертах, но и в концертных программах общевойскового училища, Дворца культуры «Металлург»… Желание стать артисткой, драматической актрисой родилось еще в школе. Папа это мое стремление всячески поощрял. Он и повез меня в Москву поступать в ГИТИС.
— И?
— Я поступала на актерский факультет. Дошла до третьего тура. Это был курс, где учились Татьяна Догилева, Юрий Стоянов, Виктор Сухоруков. Но на последнем туре меня срезали из-за речи, у меня оказался кавказский говор. Я, конечно, очень расстроилась. Это заметил шедший мне навстречу человек. Он поинтересовался, что случилось. Я рассказала. И он, узнав, что я пою, посоветовал мне идти на факультет музыкального театра и даже провел к декану факультета Понтрягину. Павел Михайлович меня внимательно оглядел, потом прослушал — я спела. И взял на факультет музыкального театра, где я проучилась пять лет. Моим педагогом был знаменитый Георгий Анисимов. По окончании ГИТИСа пробовалась в «Росконцерт». Но там критерием отбора были не профессиональные качества, а… Даже не знаю, как бы об этом поделикатнее сказать. Думаю, вы меня поняли?
— Да, конечно. А как вы попали в наш Русский театр?
— Параллельно со мной на режиссуре учился Анатолий Дзиваев. Как-то я встретила его еще там, в Москве, и спросила: «Толик, возьмешь меня к себе в театр?». И уже здесь, дома, он меня прослушал и взял в театр. В 1981 году я была зачислена в труппу как драматическая актриса.
— Первую свою роль помните?
— Первая роль была эпизодическая в комедии Григория Горина «Феномены». А вот первая роль, в которой я состоялась, — это роль Деи в «Человек, который смеется» Виктора Гюго. Уваров в этом спектакле играл Гуинплена. Именно в роли Деи меня заметил известный режиссер Ян Цициновский, который приехал к нам ставить спектакль. Он собирался взять меня на одну из главных ролей. Но не взял… Я тогда ушла в декретный отпуск.
— Как вы познакомились со своим будущим мужем Владимиром Уваровым?
— Познакомились мы на сцене, на репетиции комедии Мольера «Жорж Данден», где Володя играл Жоржа Дандена, а я Клотильду. Он появился в нашем театре вскоре после меня. Светлые длинные волосы, кожаный длинный плащ, длинный шарф… Девочки обратили на него внимание. И я, конечно, тоже. А вот он обратил на меня внимание не сразу.
— Помню, Владимир Иванович как-то рассказывал, что обратил на вас внимание сразу — как на актрису, как на человека, как на прекрасную женщину. А когда он услышал, как вы поете…
— Это случилось на гастролях в Воронеже. Мы все вместе сидели в одной из комнат гостиницы. И вдруг неожиданно погас свет. Вот тогда и начали петь. Я запела романс «Любовь и разлука». У меня колоратурное сопрано. Помню, звенящая тишина, темнота и голос… А вообще наши отношения начались с дружбы… В 1983-м мы поженились.
— Не могу не задать традиционный вопрос. Ваши любимые роли?
— Как актрису меня раскрыл Юлий Авдеевич Тамерьян. Любимых ролей много. Это и Женька в «Яме» Куприна, и Дездемона в «Отелло», где роль Отелло играл легенда осетинской сцены Бимболат Ватаев, а Уваров играл Яго. Ставил спектакль замечательный Вадим Демин. Когда я училась, он был ректором ГИТИСа… Это и Раневская в «Вишневом саде» Чехова, Уваров в том спектакле играл Лопахина. Кстати, роль Раневской он считает самой лучшей из моих ролей. «Так не играют, так умирают на сцене», — говорит он… Это и Софья в «На дне» Горького, и Екатерина в «Шуте Балакиреве» Горина, и царица Иродиада в «Танце семи покрывал» Ломовцева, и Миссис Бейкер в «Эти свободные бабочки» Леонарда Герша, и Тамара в «Пяти вечерах» Володина, который к 50-летию Володи поставил Модест Абрамов, и Сара Бернар в «Любовных играх Сары и Элеоноры» Сагалова.
— Я слышала, что, когда этот спектакль был показан во время гастролей нашего театра в Москве, присутствовавшая в зрительном зале сестра Сагалова по окончании спектакля прошла за кулисы и выразила свой восторг, сказав, что видела несколько вариантов постановки этой пьесы, но наш спектакль самый лучший.
— Да, было такое. Примерно то же самое сказала приезжавшая к нам американская писательница Лора Каннингем после того, как посмотрела наш спектакль «Прекрасные тела», в котором я тоже играю. Она призналась, что ушла из театра Джигарханяна в ужасе от своей пьесы. А наш спектакль ей понравился. «Насколько у вас хороший театр!» — сказала тогда Лора Каннингем… Хотелось бы назвать еще несколько своих любимых ролей из постановок последних лет. Жозефина в «Корсиканке» Губача, Зойка в «Танго на закате» по пьесе Булгакова «Зойкина квартира», «Сосед — соседка» Чодорова, где мы играем с Юрием Хафизовым, Кэт в «Сотворившая чудо» Гибсона, Маргарита Бургундская, королева Франции в «Нельской башне» Дюма, Софья в «Последние» Горького, Гурмыжская в «Лесе» Островского и Бланш в «Трамвай “Желание”» Теннесси Уильямса.
— А какие из сыгранных ролей ближе в человеческом плане вам, Наталье Серегиной?
— Каждую роль я пропускаю через себя. В каждой есть по чуть-чуть от меня. К примеру, я азартная, как Жозефина, могу быть авантюристкой (в хорошем смысле этого слова), как она. Тамара Васильевна в «Пяти вечерах» близка мне как человек, который любит. А у Раневской такая понятная мне любовь к сыну Грише.
— Кстати, о детях. Ваши с Владимиром Ивановичем сын и дочь не пошли по стопам родителей?
— Да, дети выбрали себе другие профессии. Денис — юрист. Окончил Налоговую академию в Москве. Отслужил в армии при Московской прокуратуре. Работает советником в Совете Федерации. Мы гордимся им. О нем хорошо отзываются и друзья, и коллеги. Ирина — маркетолог, выпускница СОГУ. Работает в пивоваренном концерне «Балтика».
— Чем вы гордитесь?
— Тем, что у меня хорошая семья, замечательный, любимый муж — мощный тыл. Это, наверное, взаимно. Горжусь своей профессией, тем, что играю на сцене старейшего, со славными традициями театра. Горжусь тем, что то, что я задумала когда-то, исполнилось. Мои роли — моя гордость. Горжусь тем, что я хорошая мама. Я считаю себя хорошей матерью…
— Как собираетесь отмечать свой юбилей?
— Конечно, на сцене. Думаю, будем играть «Лес». Я сделала выбор в пользу характерной роли. Хочу, чтобы приехали мои родные и близкие: сын, невестка, внучка Вероника из Москвы, сестра с мужем и племянником из Англии.
— Что бы вы сами себе пожелали в канун юбилея?
— Хочу, чтобы все были живы-здоровы. Чтобы у детей все было хорошо. Чтобы сын рос по карьерной лестнице, чтобы у него была дружная семья. В феврале у меня родится второй внук или внучка. Пусть все разрешится благополучно. Дочери желаю найти себе достойного человека, создать семью…
— А чего желаете себе?
— Хочется хороших ролей, хочется еще поиграть.
— Где черпаете вдохновение?
— В семье, в любви, в дружбе, в творчестве.
— Пусть сбудутся все ваши надежды и мечты. Радуйте нас долго своим талантом!

Ольга МЕТРЕВЕЛИ

P. S. Редакция газеты «Пульс Осетии» поздравляет Наталью Серегину с юбилеем. Счастья Вам, радости, здоровья, оптимизма и новых творческих свершений, дорогая Наталья Владимировна!

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: