КРИТИК (Газета «Пульс Осетии» №32, август 2017 )

Литературный мини-фельетон

Можно «родиться врачом», можно «родиться поэтом», а он всем своим существованием доказывал, что можно родиться… критиком. Еще в детском саду с умным видом попенял воспитательнице, что салфеточки лучше желтые, чем белые. В школе вслух недоумевал, как разрешено было Толстому давать героям такие нелепые фамилии: Наташа — будто она из Ростова, Пьер — будто «без уха» и т. д. Когда ему поручили выступить с поздравлением по случаю юбилея школы, он начал говорить о том, что в столовой невкусные котлеты, а у классрука слишком короткая юбка. За что его со свистом согнали с трибуны, но шел он по залу «с ученым видом знатока».
Дома тоже подустали от его постоянных замечаний: то глазунья «с одним глазом», то подушка с жесткими перьями, то обои скучные… Он сам иногда ощущал неудобство от своего «критического» состояния, но ничего поделать не мог: может, какие-то далекие гены… И совершенно логично, что, окончив институт, он стал не геологом, как советовал отец, не педагогом, как хотела мама, а литературоведом. Вот где есть развернуться подлинному критическому таланту! Осознав, что писателей великое множество, а «ведов» такая же великая, но малость, он стал писать рецензии во все местные газеты и журналы, забрав предварительно в библиотеке вышедшие за последнее время сборники стихов и прозы. Бешеной завистью завидуя авторам, он решил доказать, что, ежели поглубже копнуть, от их творений ничего не останется. Вот и копал… вернее, копался. В одних стихах мало эпитетов, в других — много многоточий, третьи копируют классиков…

В свободное от писанины время не забывал кричать в маршрутке, что «деньги дерут, а едут медленно», в магазине — что целлофановые пакеты вредны и надо все заворачивать в фольгу, а медсестре, делавшей ему прививку от гриппа, не уставал доказывать, что, судя по количеству крови, она попала не в вену, а в аорту. Но все же больше всего доставалось поэтам и писателям, особенно молодым. Газеты, не очень настроенные критиковать социально-экономическую ситуацию, качество дорог и прочие наши беды, охотно «отрывались» на критике художественных произведений. Заголовки его статей — «Куда прешь, неуч?», «Не стихи, а стихийное бедствие» и другие в том же роде — буквально сверкали, манили смелостью и неординарностью. А что было делать авторам? Это ж только сантехник может доказать, что кран работает, а попробуй докажи, что стихи хорошие…

Почти каждое утро Критик просыпался знаменитым. Он рос, особенно в собственных глазах, сожалея лишь, что нет такого звания — «Заслуженный литературовед», как вдруг… Маленькая книжка начинающего поэта за два месяца исчезла с магазинных полок. Продавцы говорили, что читатель углядел в ней остроту мышления, яркость образов, глубокую философичность… Нашему Критику это было явно не по душе. И он разразился в главной газете республики огромной рецензией под названием «Усы сначала отрасти». На следующий день ему позвонил взволнованный редактор и сказал, что хоть и «смелость города берет», но все же раскритикованный им автор — сын… Господи, не может быть! У Критика мобильник выпал из рук. Известный политик… Не последний человек в регионе… Боже, что он наделал! Ведь не далее как вчера из Правительства сообщили, что он, Критик, включен в делегацию деятелей культуры, едущих в столицу на форум! Он лихорадочно начал придумывать заголовки — «Молодо, но не зелено», «Маленький гений», «Луч света в темном царстве»… Только где теперь себе самому возражать? Разве что с телеэкрана. Критик потерял аппетит, а с ним и интерес к литературоведению. Лучше бы я был геологом, — подумал он, ложась в постель вечером того незадавшегося дня. Нервно начал подбирать рифмы к слову «критик» — «аналитик», «политик», «нытик»… На последнем слове он завернулся крепко в одеяло и заснул, отчаянно надеясь, что в этот раз проснется незнаменитым.

Ирина ГУРЖИБЕКОВА

 

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: