Уходят ветераны (Газета «Пульс Осетии» №31, август 2017)

31 июля 2017 года ушла из жизни ветеран Государственного ансамбля песни и танца Северной Осетии (ныне Государственный ансамбль народного танца «Алан») Зоя Хасановна ГОНИЕВА, народная артистка СОАССР, вошедшая в состав ансамбля в 1954 году.
Ушла тихо, не вставая с постели, наверное не в полном объеме прочувствовав должной заботы к себе со стороны приверженцев народного танца и хореографического искусства вообще, имея в виду молодых коллег последующих поколений именно ансамбля «Алан»… Несколько лет назад одним из бывших худруков ГАНТ «Алан» Э. Кубаловым была воплощена идея Хаджисмела Петровича Варзиева — был создан Союз хореографов. Это, безусловно, похвально. Но при этом очень важно, чтобы при Союзе была сформирована активная группа, способная отслеживать жизнь ветеранов профессиональной сцены — навещать и, если того потребуют обстоятельства, помогать выживать. Кроме того, должен в полном объеме и понастоящему функционировать музей ансамбля, рассказывающий не только об истории и творчестве ансамбля, но и о членах прошлых поколений коллектива. Забота должна и обязана быть внутри «цеха», а не только со стороны работников ведомства, в данном случае Министерства культуры. Мое отношение к работникам Министерства культуры все-таки щадящее. Им приходится растворяться во всех жанрах и направлениях искусства по всей республике, и, может, поэтому с них не может быть такого жесткого спроса, как с худруков ансамбля и молодых артистов-коллег. И если они успевают проявить должное внимание, то честь им и хвала… Когда мне удавалось прилетать во Владикавказ, я, безусловно, старался выкроить хоть какое-то время, чтобы навестить Зою. В другое же время просто звонил из Москвы по телефону и общался с ней, всячески настраивая на оптимизм, вспоминая прошлое, когда я в детском возрасте сидел на репетициях и вдыхал запах канифоли… Вот этими беседами старался развеселить и отвлечь Зою Гониеву… Хочу выразить свою благодарность Булату Гаппоевичу Газданову, до мозга костей патриоту осетинского искусства, здоровье которого сегодня, мягко говоря, желает оставлять лучшего… Так вот благодаря ему в большей степени проявлялась забота о тех ветеранах, кто болел. Он и сегодня, сам нуждающийся в грамотном лечении, старается напомнить тем, кто помоложе, кого и когда нужно навестить. Очень ценно, что Зою Гониеву навещали и поддерживали ветераны-коллеги, а именно бывшие солистки ГАНТ «Алан» педагог-хореограф Галина Касаева (Карсанова) и Надежда Булынкина, а также Касполат Касаев, учитывая, что другие ветераны, работавшие в один период с Зоей Гониевой, сегодня уже живут в Москве — это Клара Кайтукова, Людмила Хабаева, Мери Кадзова… Они вместе с Зоей Гониевой составляли костяк «золотого состава» ансамбля «Алан» в 1966–1972 годах. В этот период ансамбль приобрел свое величие на всесоюзной площадке, и с ним считались самые сильные коллективы страны. Эти артисты сделали ансамбль поистине визитной карточкой Северной Осетии. Не скрою своего уважения к тем работникам Министерства культуры, которые не оставили Зою Гониеву без внимания. В их числе начальник отдела искусств и художественного образования Тамара Фидарова, Эльбрус Кубалов и др. И, конечно же, человеческое отношение к ней успели проявить при ее жизни недавно заступившие на свои должности министр культуры Руслан Мильдзихов и художественный руководитель ансамбля «Алан» Руслан Тедеев. Это все жесты человече
ской нравственности фрагментарного характера. А нужна системная забота и почитание. И это важно возложить на плечи молодого поколения артистов, чтобы они не забывали о ныне здравствующих коллегахветеранах и понимали, что время летит неумолимо и на их месте в скором времени окажутся те, кто сегодня бодр и полон сил…

Фрагменты биографии

Зоя Хасановна Гониева, по ее воспоминаниям, попала в основной состав ансамбля ГАПиТ СОАССР в 1954 году после конкурсного просмотра. Пришла со своей подругой Зиной Лацоевой просто за компанию, так как по радио объявили набор. В общем, на 7 мест в ансамбль пришло около 50 человек на место. К тому же из ансамбля ушла подруга Гониевой русская танцовщица Зоя Гаврилова. И неожиданно Гониева проходит конкурсный отбор, а подруга — нет. Зое тогда было 17 лет. Первые навыки по осетинскому народному танцу Гониева получила в танцевальном кружке клуба профтехобразования, где педагогом-хореографом был Давид Иласович Темиряев, который впоследствии, в 1965 году, стал художественным руководителем ГАПиТ СОАССР. Этого человека я знал лично. По отзывам моего отца,
Давид Темиряев считался хорошим знатоком-практиком осетинского танцевального фольклора и всегда старался привить своим ученикам соблюдение канонов осетинской танцевальной культуры без заимствований манеры, элементов лексики из танцевальной культуры других народов. Так вот, Зоя Гониева пришла в художественную самодеятельность по настоянию односельчан, после того как ее вытолкнули в танец Зилгæ на свадьбе двоюродного брата. Но вернемся к событиям конкурсного отбора девушек в госансамбль. На просмотре Гониева обратила на себя внимание своей статью, ее «чистота» осетинской манеры исполнения сразу понравилась комиссии. А в состав комиссии в тот конкурсный день входили опытные артисты, репетиторы Борис Сопоев, Бексолтан Торчинов, Наталья Тогузова и Марина Кесаева. Также в комиссию был приглашен профессиональный балетмейстер Илья Ильич Арбатов (Ягубян), которого республика привлекла в помощь танцевальному искусству Северной Осетии. Арбатов прославился тем, что поставленный им в 1954 году танец Хонгæ до сих пор остается в репертуаре ГААТ «Алан». Важно сказать, что основным критерием отбора было умение достоверно передать осетинскую манеру трех традиционных осетинских танцев — Хонгæ, Зилгæ и Симд. И Зоя Гониева справилась с поставленной задачей безукоризненно. В Зое Гониевой от природы был заложен актерский дар. Возможно, по причине нереализованных своих актерских способностей на театральных подмостках, куда Зоя Гониева мечтала попасть, она в полной мере, можно сказать с лихвой, реализовала свой актерский талант в двух знаковых для истории ансамбля «Алан» танцах — «Поединок» (1962) и «Мать» (1965). И все-таки в период с 1954 по 1965 год по карьере Зои Гониевой был нанесен колоссальный и непоправимый удар. Несмотря на ее неподражаемые исполнительские качества, которые признавали специалисты, знатоки и коллеги по ансамблю, все же случилась некая нелицеприятная история. По возвращении Гониевой из декретного отпуска тогдашний худрук ансамбля, который, к сожалению, не имел специального хореографического образования, проигнорировал профессиональные аргументы артистов-ветеранов Кесаевой, Сопоева, Торчинова и других в пользу Гониевой и не захотел ей вернуть исполняемые ею ранее (до декрета) партии, а передал их другой исполнительнице. Важное уточнение: именно Зое Гониевой и Марине Кесаевой в 1957 году было поручено обучать Альбину Баеву и других девушек, которых набрали в срочном порядке для того, чтобы увеличить количество танцовщиц женской танцевальной группы ансамбля перед предстоящей поездкой в ГДР. Так вот, Зоя Гониева и Марина Кесаева обучали девушек, прививая им именно осетинскую манеру исполнения и элементы лексики традиционных осетинских танцев из репертуара концертной программы ГАПиТ…
Нельзя не сказать и о том, что именно Зою Гониеву балетмейстер Х. П. Варзиев выделил для исполнения главной роли в своем знаменитом танце «Поединок» (1962). Но худруку важнее были внешние эффекты, и он настоял на кандидатуре Валентины Джусоевой, которая прошла первый отборочный тур. Тем не менее Варзиев довел дело до конца. Перед началом второго тура неожиданно для всех приехала председатель обкома партии Тамара Павлова, которая вызвала автора танца балетмейстера Варзиева и артистов Торчинова, Сланова и Касаеву. Павлова поинтересовалась только одним — насколько достоверно исполняет свою роль Джусоева в сравнении с Гониевой. Выслушав их мнения, Павлова сообщила худруку, что женскую партию будет исполнять Зоя Гониева. Позже этот выбор был одобрен расширенной комиссией, в состав которой вошли не только члены худсовета, но и чиновники Министерства культуры и Правительства СОАССР. Настоящей кульминацией в карьере Гониевой можно смело назвать исполнение ею знаменитой роли матери в музыкальнохореографической композиции «Мать» (1965), где ее филигранная актерская игра заставила зал сидеть в оцепенении… Зал не мог встать и даже не мог аплодировать, потому что аплодисменты были бы неуместны… Зал просто замер... И вдруг одни зрители начали всхлипывать, другие плакать навзрыд, а кто-то рыдать во весь голос... Это было во всех залах, где довелось показать танец… А в Ленинграде, по воспоминаниям Булата Газданова, в тот день в зал вызвали две машины скорой помощи... Именно Зою Гониеву, после просмотра музыкальнохореографической композиции «Мать», Сергей Корень, артист балета, балетмейстер и педагог Большого театра, отметил как яркую и очень самобытную актрису с выразительным трагедийным амплуа...

Сослан ВАРЗИЕВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: