Борьба с наркоманией (Газета «Пульс Осетии» №26, июль 2017)

Для борьбы с наркоманией нет готового рецепта, с этим нужно бороться всем миром, никто не должен стоять в стороне. Активное участие должно принимать общество, а правоохранительные органы должны быть кристально честными — никто из них не должен крышевать наркодилеров. В школах и высших учебных заведениях особое внимание следует обращать на морально неустойчивых учеников и студентов. Там все друг у друга на виду, все друг про друга всё знают, поэтому не надо молчать и бояться, что кто-то подумает: вот, мол, предатель. Нет! Не он предатель, а вот тот, кто знает, что кто-то распространяет наркотики или употребляет их, но молчит, он-то и предает их своим молчанием.

Я расскажу историю, как в поселке Верхний Згид (население одиннадцать тысяч человек — там же были шахта, общежитие, средняя школа) работали люди со всего Советского Союза. В поселке случались и пьянки, и драки, были и такие, кто употреблял наркотики. Вашему покорному слуге пришлось там поработать аж целых 10 лет! Участок мне сдал сам начальник поселкового отделения милиции Роман Сергеевич Фидаров, из-за отсутствия участкового уполномоченного милиции. Почему? Да потому, что участковые там не задерживались более 3–6 месяцев, или сбегали, или их «буцкали» пьяные шахтеры, потому что они сами с ними пили, или вообще не принимали никаких мер.

Одним словом, первым делом я с помощью секретаря парткома Ивана Георгиевича Сердюкова, секретаря комсомола рудника Хасана Дзицоева (он же и преподаватель математики в средней школе), тренера по борьбе Чермена Базаева, воспитателей общежития Бориса Камарзаева, Евдокима Басиева, а также шахтеров, бригадиров проходческих бригад Бориса Кусаева, Владимира Касоева организовал группу товарищей из устойчивой молодежи. Было трудно сразу навести порядок, но постепенно все налаживалось. Сам я появлялся в разных районах поселка — то на «Больничном», то в «Нахаловке», а то в «Восточном», везде пешком, машины тогда не было.

Через месяц произошло мое первое столкновение с трижды судимым наркоманом Аликом Бекоевым. За пять лет до моего приезда он дебоширил в пьяном виде или же после употребления наркотиков — гонялся с двумя большими ножами за людьми, пока из Садона не приехали дознаватели Беслан Исламович Салбиев и сержант Фархат Абдулов. Его задержали и осудили на 4 года, как мне рассказали жители Згида. Теперь же, когда мы с ним встретились, он шел в сторону «Восточного» района с мелкокалиберным ружьем в руках. Я потребовал у него разрешение на ношение оружия, он ответил, что оно есть, только он его потерял. Тогда я забрал у него ружье, составив протокол в присутствии Базаева и Басиева. Бекоев мне пригрозил и сказал, что «ты здесь больше трех месяцев не проработаешь, будешь убегать ночью». Мне тогда был всего 21 год, но к тому времени я уже три года отслужил в армии и один год поработал в милиции г. Назрани, так что его угрозы на меня не действовали. Тогда я еще не знал, что такое наркотики, потому что в Осетии эта дурь не была так распространена, как сейчас.

Первый год работы в Згиде был очень трудным. За один день, особенно во время выдачи зарплаты или аванса, бывало до 18 поножовщин, особенно дрались «кольцовские» и «ленинградские» разведывательные партии. Скорая помощь не успевала увозить раненых, тем более что в больнице был только один врач — Семен Васильевич Сабанов, он же главврач. На фронте он был хирургом, но, по его словам, даже на поле боя ему не приходилось зашивать столько раненых.

Уже на втором году службы в Згиде я организовал народную дружину, в которую входили начальник рудника Б. Теблоев, председатель профкома Борис Николаевич Кудзоев, парторг, начальники участков, директор школы Александр Бурнацев, шахтеры. Днем и особенно по вечерам дружинники патрулировали поселок по графику, у них на рукавах были красные повязки с надписью «Народная дружина». Тех, кто нарушал порядок, приводили в штаб, занимались профилактикой.

А потом я организовал згидскую оперативную группу из числа молодых комсомольцев — шахтеров и учащихся 9–10 классов. Ребята вечерами приходили ко мне в кабинет, я им рассказывал все, что знал и слышал об оперативной работе еще со времен службы в г. Назрани у Дзамболата Сидакова и Бориса Дзуцева, которые учили меня азам милицейской профессии. Ребята были увлечены моими рассказами и внимательно слушали. На столе у меня лежала подшивка газет и журналов: «Советская милиция», «Социалистическая законность». Родители знали, что их дети по вечерам бывают у участкового, поэтому не переживали и доверяли их мне. Но однажды вечером ребята не пришли. Я заволновался. Позже один из них сообщил, что их привлек к себе Алик Бекоев, сказал, что он будет мстить мне и переманит ребят на свою сторону. Я тут же послал за ребятами, и они сразу же пришли. Зашли, как-то стесняясь и не глядя мне в глаза. Они рассказали, что Алик сделал им по уколу каким-то препаратом, который растворил в алюминиевой ложке, и настраивал их против меня. Но в итоге у него ничего не получилось. Я рассказал ребятам, как плохо влияют на организм наркотики, как они губят жизнь и т. д. Они дали мне слово, что больше никогда не пойдут к Бекоеву. Я включил их в состав своей оперативной группы, и они помогали мне наводить порядок, занимались спортом — борьбой, штангой и т. п.

А потом я узнал, что наркоман Бекоев собирается проникнуть ночью в больницу и похитить наркотики. Об этом я сообщил начальнику поселкового отделения майору Василенко (Фидарова на тот момент уже перевели в г. Ардон начальником милиции), который вместе с автоинспектором Цагараевым и работником уголовного розыска Басиевым приехали в дом Бекоева. Они обнаружили там 9 автоматов Калашникова, которые из учебных были переделаны в боевые, 2 гранаты, 3 мелкокалиберные винтовки и к ним множество патронов. Бекоева арестовали, однако через год освободили по болезни, и вскоре он умер от туберкулеза.

Что касается моих ребят, то они все успешно окончили школу, одни поступили в третью Бакинскую школу милиции, после чего работали в МВД СОАССР и дослужились до майоров и полковников, а остальные — кто в сельхозинститут, кто в Ташкентский университет и т. д. Сегодня они все, особенно кто проживает в Осетии, при встрече благодарят меня.

Мы в Згиде ликвидировали не только наркоманию, но и пьянство, хулиганство и самогоноварение. Таких результатов мы добились при помощи администрации рудника и активного участия председателя поселкового совета и общественности. Никто не остался в стороне — ни шахтеры, ни учителя, ни врачи. За три года в Згиде не было ни драк, ни ругани в буфетах, ни курения в общественных местах. Дружинники работали на совесть. Если на улице появлялся выпивший, то, увидев людей с повязкой дружинника, сразу уходил в сторону, чтобы с ними не встречаться. Тогда мы обратились к руководству МВД с просьбой сократить должность участкового и еще двоих милиционеров, заявив, что сами будем наводить порядок в поселке.

Об этом писали все газеты и передали по радио, что впервые в Советском Союзе в шахтерском поселке нет милиции. Так за четыре года в поселке не случилось ни одного преступления. За порядком следил начальник штаба дружины Хазби Канукович Цагараев и члены его дружины, а также партийная и профсоюзная организации.

К чему я это все рассказываю? Да к тому, что можно бороться с наркоманией и хулиганством, если сплотиться всей общественностью. Особую роль здесь сможет сыграть участковый уполномоченный полиции на своем участке. Он должен знать все злачные места, кто привозит наркотики и кто их распространяет. И еще нужен закон, чтобы судили за употребление наркотиков. А главная причина употребления алкоголя и наркотиков — это безделье! Нет рабочих мест, многие заканчивают высшие учебные заведения, а по специальности работы нет, вот и шатаются без дела по улицам, таких и заманивают к себе преступники.

Пока народ будет сидеть без работы, он будет искать всякие пути для выживания. Есть много предложений, чтобы запретить эту заразу, но все сводится к тому, что нужны рабочие места и спортивные площадки не только в городе Владикавказе, но и в каждом селе, школе, чтобы клубы работали и народ был занят. К тем же, кто доставляет и распространяет наркотики, нужно применять самые строжайшие меры. А то что получается! — наркомания в России захлестнула практически каждый город! Конечно, с наркоманией трудно бороться, но бороться нужно! Бороться должны все, начиная с рядового порядочного гражданина и заканчивая президентом страны!

У нас в Осетии есть «Стыр Ныхас» и его филиалы в каждом селении. Почему бы им тоже не подключиться к этому доброму делу? Вообще-то это все зависит от старших, от родителей — контроль и еще раз контроль. Где бывает твой сын или дочь ночью допоздна? В каком виде возвращается домой?
Если бороться с наркоманией — то всем миром!

Василий НАСКИДАЕВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: