РАДУЮЩАЯ ДЕТЕЙ! (Газета «Пульс Осетии»№25, июнь 2017)

Евгения Павловна ЗУБИНА родилась в благополучной владикавказской семье строителей, где дети были желанны и любимы… Казалось, этого вполне достаточно, чтобы детство лучезарной Женечки, которую родители называли не иначе как «солнышко наше», сложилось вполне счастливо… Но на ее долю выпало немало горя — голод 1933 года, годы войны, ранняя потеря родителей… И она взяла на себя труд и ответственность, став главой семьи, состоящей из трех сирот. Зарабатывала на хлеб, убирая помещения, помогая нянчить детей… Они тянулись к ее ласковым рукам, успокаивались и засыпали под колыбельные, исполняемые дарованным природой лирическим сопрано. Юной Евгении везло с окружающими людьми — они замечали ее одаренность, исполнительность, аккуратность…
Среди советов, как собой распорядиться в будущем, когда в городе в воздухе витал дух уверенности в скорой победе, она получила рекомендацию в театр кукол… К тому времени она на себе прочувствовала несовместимость детства и войны… Всей душой хотелось стереть ее следы и наполнить радостью сердца. Поэтому так дороги воспоминания человека, достойно прошедшего вместе со страной все свои 90 лет, из которых 70 отдано ТЮЗу «Саби».
Евгения Павловна вспоминает…
Пришла я в театр в 1944 году. Тогда он располагался в старинном здании на пересечении улицы Кирова и проспекта Мира. Комиссия во главе с директором театра Клавдией Павловной Волковой смотрела с искренним вниманием… И я от души старалась громче петь, быстрее танцевать, говорить что-то, подражая голосом разным зверушкам… И все это не помня себя от волнения. Когда меня наконец остановили, увидела, что Волкова еле сдерживает смех… И я тоже начала смеяться! Потом заплакала… Меня приняли, задав один вопрос: «Только надо будет много работать, не боишься?» «Нет», — ответила я уверенно, потому что испытание работой «на прочность» сама для себя уже прошла…
Театр в ту пору вступил всего лишь во вторую свою пятилетку и трудился на полупрофессиональной основе. Актеры сами изготовляли кукол, бутафорию и реквизит, делали ширмы… При виде куклы у меня перехватывало дыхание! Вот он — предел мечтаний… Преодолев робость, взяла куклу и, нащупав механизм, сделала пробные шаги… Хотелось, чтобы все получилось сразу, но увы… Кукла раскачивалась в слабой руке. С тех пор ежедневно делаю гимнастику и тренирую руки, и в течение 70 лет с небольшим перерывом держимся мы друг за друга — кукла и я!
Началась моя театральная сказка с вводов в спектакли и в концерт. Надо мной колдовали настоящие феи кукольного театра, помогая освоиться в профессии, освободиться от напряженного «старания», учили общению с куклой, партнерами и зрителями. Это были замечательные актеры и личности, да еще с разными певческими голосами. Среди них Зинаида Киселева — мастер и знаток русской народной песни, Зоя Огуречникова — колоратурное сопрано, Виктор Чекалов — баритон, Дантес Довтян — тенор, Нина Устинова, которая завораживала цыганскими романсами, и другие. И я «вписалась» в этот ансамбль со своим лирико-драматическим сопрано.
Ежедневно два спектакля посвящались детям, а вечером давали концерт для взрослых. Где только мы не выступали! Своего транспорта у театра не было. За нами присылали грузовики для выезда в воинские части. В полевых условиях откидывался борт — и импровизированная сцена готова! Когда трудно было петь на открытой площадке в любую погоду и каждый из нас рисковал потерять голос, я думала: эти бойцы за нас, за мир жизни свои готовы положить… И мы всегда выкладывались, часто выполняя непосильную программу.
А по воскресным дням ходили помогать в госпитали. Обычно мы вдвоем с Киселевой ходили в расположившийся в нашей 17-й школе госпиталь. Заходить разрешали только к перевязанным. Медсестры и нянечки давали нам задание. Все, что надо было, делали, в том числе уносили домой на стирку использованные бинты… Приберегали конфетки для раненых…
Много было и выездных спектаклей по республике: Моздок, Змейская, Эльхотово, Гизель, Балта, а также Нальчик, Астрахань… В колхозах нас иногда подкармливали, чем могли. Однажды угостили медом и солеными огурцами… Хлеба не было. Вспоминаются и курьезные случаи из нашей кочевой жизни. Актер Чекалов в Астрахани нанял арбу, чтобы соль оттуда в родные края привезти. Дети хорошо его запомнили. И когда он вышел на сцену в роли, они из зрительного зала прямо во время спектакля начали спрашивать: «А соль у тебя еще есть?» На что актер находил момент, чтобы ответить: «Соль спектакля — его мысль!» И продолжал играть дальше…
Что есть силы в тылу мы старались приблизить желанный День Победы… В моей жизни это тоже был самый счастливый день. Не забыть светящихся лиц! Незнакомые люди поздравляли друг друга — обнимались, целовались, ликовали! Выносили столы и составляли их в ряд вдоль улицы, застилали праздничными скатертями. Откуда-то появлялась еда… Масса цветов, балалайки, гармошки… Песни слышались отовсюду… И вот наступил момент, когда мы запели: «Вставай, страна огромная!..» Все встали и пели до конца… До сих пор мороз по коже…
В нашем репертуаре популярностью пользовались такие песни, как «Служил солдат службу верную» — народная песня, которую исполняла Киселева, «Соловей» Алябьева в исполнении Огуречниковой, стихотворение Симонова «Жди меня» в исполнении Чекалова… Играли пьесу о любви и самопожертвовании на фронте «Рядом с тобой» и другие.
Больше всего я люблю играть для маленьких детей. У меня у самой правнуки подрастают в Ростове и Москве. А я люблю Осетию. Выйдя замуж, какое-то время пела в Пятигорском театре оперетты, выезжала в Германию по месту службы мужа — кадрового военного, активно занималась там общественной работой… Все как будто шло успешно… Вот только ностальгия не давала покоя. Когда вернулась в родные пенаты, успокоилась. Здесь все мое — и горе, и радость… И любимые маленькие зрители…
Вполне разделяю мнение Януша Корчака о том, что дети — поэты и философы. Они способны сопереживать, искать правду, стремятся к открытию нового, неизвестного. И наша задача — способствовать этому процессу языком театра, ведь у человечества нет ценностей дороже, чем детство, и нет дела благороднее, чем его охрана и защита — моральная, нравственная, психологическая.
Один из любимых спектаклей — «Гусенок», в то время он шел в перчаточной технике «бибабо», а сейчас играют тростевые куклы. Пьеса Н. Гернет является классикой жанра кукольного театра и адресована малышам. Интерактивная форма спектакля позволяет ребенку чувствовать себя не молчаливым зрителем, а активным участником в спасении любопытного Гусенка, попавшего в лапы хитрой и коварной Лисы. Он смотрит, оценивает и, когда его спрашивают, уверенно отвечает. Малыш еще толком и говорить не умеет, но все равно кричит, чтобы его услышали, «Да!» или «Нет!». И уже в этом возрасте становится на путь обретения гражданской позиции. Впечатления театральной образности настолько сильны, что нужен всего один час, чтобы зажечь многие способности ребенка… Не случайно эту сказку охотно включают в свой репертуар детские театры.
У меня и моих коллег-ветеранов есть правило, которое передали нам в свое время старшие актеры, радушно принимая нас в свой коллектив — помогать молодым, начинающим актерам, раскрывать им тайны мастерства из собственной практики. Владимир Рамонов, Георгий Пухов, Зара Плиева, Владимир Сланов и другие, более молодые коллеги оказывают реальную помощь начинающим. На этой традиции основывается успех и творческое развитие коллектива театра. Две группы — осетинская и русская — продолжают по сей день традицию работы на двух языках.
Постепенно театр набирал обороты, появлялись специалисты с высшим образованием — выпускники ныне Санкт-Петербургской театральной академии, где кафедру искусства театра кукол возглавлял легендарный мастер сцены М. Королев. Новые интересные спектакли постоянно пополняли репертуар. Приходилось играть не только лирических героинь, таких как Машенька в «Лесной сказке», Аленушка в «Аленьком цветочке», Златовласка в «Златовласке», Маша в «Девочке и Медведе», Машенька в «Гусенке», но и сказочных мальчиков — Ивашка в «Сказке об Ивашке — белой рубашке», Чиполлино в «Приключениях Чиполлино», Мальчиш в «Мальчише-Кибальчише», Каплик в «Сказке о маленьком Каплике», Гурвинек в «Гурвинек в царстве жучков», Маленький Водяной в «Маленьком Водяном» и другие…
Не было у меня и любимых ролей. Каждая роль вызывала огромный интерес, будь то заглавная или эпизодическая. Иногда играли по несколько ролей в одном спектакле. В целом сыграно за все эти годы около четырехсот разноплановых ролей. Среди них представители всех сословий — от Золушки до королев. И все куклы-королевы разные, и заново, каждый раз с нуля, начиналась работа над образом — в «Щелкунчике», в «Царе-Водокруте», в «Царевне Несмеяне»… Много ролей сыграла в живом плане — добрые сказочницы («Гуси-лебеди»), Няня («Краса ненаглядная»), Бабушка («Чудеса в решете»), Мать («Жеребенок»), Бабушка и Внучка («Красная Шапочка»), Старушка («Соломенный бычок»).
Меняются времена, различные по творческим успехам, меняется состав труппы, преображается здание на улице Титова… И Актер — часовой детства — стоит, волнуясь, за ширмой на своем посту вместе с куклой, готовый творить Чудеса!
Считаю свою театральную судьбу счастливой!
В народе говорят: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! Приходите со своими детьми в гости к нашей сказке! Театр любит вас и ждет!

Записала
Марина ВАСИЛЬЕВА

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: