Поэтическая Вселенная Валентины Бязыровой (Газета «Пульс Осетии» №24, июнь 2017)

Передо мной книга. С такой дорогой мне дарственной надписью от автора: «Твори, выдумывай, пробуй!» (эти слова я привыкла слышать еще в школьные годы). Автор — мой любимый школьный учитель, преподаватель словесности, заслуженный учитель Российской Федерации, лауреат Государственной премии СССР Валентина Тимофеевна Бязырова. А поэтический сборник «И до сих пор в добро мне верится», выпущенный в этом году издательско-полиграфическим предприятием им. В. А. Гассиева, — ее четвертый сборник стихов, одна из 16 написанных Валентиной Бязыровой книг.
В предисловии от автора — замечательный гимн поэзии, которая «возвышает и лечит, одаривает надеждой и светом, помогает жить в горе и радости». А еще размышления поэта о возможности разных прочтений любой книги, ибо «каждый, кого она берет за душу, находит в ней что-то свое». Это берущее за душу свое в сборнике стихов с жизнеутверждающим названием «И до сих пор в добро мне верится» отыскала и я.
Скажу сразу: эта книга написана оптимистом, что понятно, впрочем, уже из названия. Нет, это не наивное нежелание видеть высовывающийся из всех щелей негатив, а осознанное устремление к свету, правде, добру, справедливости, идеалам, если хотите. Это вера в свою страну, о которой, несмотря на трудности последних десятилетий, «везде еще услышат, во весь рост поднимется она», «хоть в далекий фарватер не просто прийти, только это сумеет Россия», и людей, среди которых добродушных и порядочных, что бы там ни говорили, все-таки больше. Кто-то, глядя через оконное стекло, видит мутные разводы на нем, а кто-то солнечный свет и зеленую листву по ту сторону окна. Хотя объективно поводов для хандры и у пессимиста, и у оптимиста поровну. Все дело в мировоззрении и отношении к жизни.
Но грусть, светлая грусть — она присутствует в стихах Валентины Бязыровой. Мне лично очень понятна ее ностальгия по канувшему в Лету СССР, где «вздымались атомные ЭС, и были в праздники парады, легендами врывались в песнь студенческие стройотряды», и даже по тем совковым очередям, пусть тогда мы «с дефицитом жили, но без паники», «и в чем-то явно больше было таинства, и не было заметно так неравенство», ибо «страшна пресыщенность отпетая». В первом разделе сборника «Какие разные они — людские судьбы» мне нравятся также стихотворения, посвященные маэстро В. А. Гергиеву («От аккордов замерла Пальмира») и Евгению Вахтангову («Он вернулся домой»), Ларе Фабиан («Памятный концерт») и Марии Бетоевой («Дорогами мужества»). Мне близки размышления поэта о дружбе, преданности, идеалах, романтике, публичности, новизне, чванстве, осуждении, зависти, что «разрушительна без меры».
За «Какие разные они — людские судьбы» следует «Только б в мире не было войны», где собраны воедино стихотворения, посвященные солдатам нашей Великой Победы. Это и знаменитый «Бессмертный полк», что «шагает по стране», и «Год сорок первый…», и «Санитарочка Люда», и «Пропавшим без вести», и «В День Победы», и «Светлая память», посвященное маме — солдату той войны, девочке-радистке «в шинели не по росту»…
«Листает время добрый календарь» — это стихи-состояния, стихи-признания и стихи-откровения. Есть там и настроения, навеянные временами года («долгожданным летом», к которому «прикоснулась душа», дождливой осенью, где «барабанит дождь по стеклам бойко», морозной зимой с узорами, вышитыми гладью на стекле), и новогодний бал, что так сладок, и первые свидания, и дел череда, и политические бури, и жажда путешествий, и кодекс чести поэтессы, от которого она никогда не отступала:

Признаюсь, мне по сердцу чудаки.
Была всегда противницею скуки,
Бездельникам я не подам руки,
И с вором я не вымолвлю и звука.

А какая душа не дрогнет при чтении стихов из цикла «Нет, не забыть трагедии Беслана», боль которого «каждое сердце прожгла»?
«Страна Литературия» — это размышления о поэте и поэзии, это стихи (а их, по мнению Валентины Бязыровой, «рождает только сердце»), посвященные Пушкину и Лермонтову, Белинскому, Гоголю и Блоку, Александру Грину и Янушу Корчаку, Марине Цветаевой и Анне Ахматовой, Валентину Распутину, Юлии Друниной и Чингизу Айтматову, Празднику славянской письменности и «волшебным Михайловским кронам». А как хорош «Вальс Наташи»! Перечитала раз, другой, третий…
«Мир без любви бесславно обречен» — это о трепетном отношении неравнодушного человека ко всему, что происходит вокруг, горячем отклике на свершающиеся, в том числе и трагические, события. И снова откровения-размышления о близких, дорогих людях, которых так не хватает, о красоте безумного поступка, наивности старого кино, прелестях Интернета и чудесах, которые есть на свете. Это воспоминания о коммунальной квартире, где прошло детство, о первой любви, о встрече с поседевшими одноклассниками и даже о чемпионате Европы по футболу.
Раздел сборника «С ними сердце мое (Из старого. Любимое)» открывается очень знаковым стихотворением «А вы меня запомните такой»:

А вы меня запомните такой:
Лечу по коридорам нашей школы,
Энтузиазма, сил, желаний горы.
А вы меня запомните такой.

Стихи о школьных буднях, учителях и учениках, о Владикавказе с «любимым Александровским проспектом», о проблемах современного образования и прекрасной розе, в которую вложил частицу своего сердца садовник, как вкладывает в своих учеников частицу своей души учитель.
За «С ними сердце мое» следуют «Раздумья» — размышления зрелого, мудрого человека о жизни, о ее смысле и сути. Стихи подкупают своей исповедальной тональность. Поэт без обиняков делится тем, что тревожит, чем живет его душа, что заставляет браться за перо, слагать стихи, ведь «слово отдано в наследство». Своеобразным эпилогом становятся строки, давшие наименование сборнику:

И до сих пор в добро мне верится,
У чести тоже свой восход.
Ах, эти ветряные мельницы
И ты, наивный Дон Кихот…

В приложение к книге вошли собранные автором любопытнейшие афоризмы и интересные факты о поэзии и поэтах. А в самом ее конце неожиданно появляется еще одно стихотворение — «Памяти Е. А. Евтушенко». Оказывается, когда уже была закончена верстка сборника, Россия узнала о смерти Евгения Евтушенко, одного из любимых поэтов Валентины Бязыровой. Думается, строки, посвященные ее кумиру, в полной мере относятся и к ней самой — человеку неравнодушному, верящему в добро, служащему ему и сражающемуся за него словом:

Да, вечность не чужда сражений…
А он… Как дрался за любовь,
За правду… Не было сомнений —
Отстаивал добро и новь…

Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: