Отсвет Победы (Газета «Пульс Осетии» №17, май 2017)

Бакинское раннее детство мое шло под гром зенитных батарей. Год 42-й… 43-й… 44-й… И как только ухитрялись среди всего этого кошмара — сводок с фронта, потерь, похоронок — посылать детей в пионерлагеря?!. Попала туда и я, шестилетка, и тут же написала:
Я песню пою, и Москву я люблю.
Пусть пуля ворвется в сердце врагу!
Пусть ярче горит пионерский костер —
В нем шапки фашистов сгорят…
Это такими ужасными мне казались немецкие каски.
Позже писала:
Папиным объятием до боли,
Белыми крестами в три окна
И сгоревшим в танке дядей Колей
Начиналась для меня война…
День Победы был каким-то хоть и ожидаемым, но удивительным прорывом в жизни, в сознании, в сердцах… Это уже потом узнали, сколько тысяч и тысяч погибло, сколько разрушено городов и сел… И все равно в марте каждого года снижали цены на товары, на продукты. Потом появились памятники, скромные и величественные, Аллеи Славы, поиски пропавших без вести… Такое ощущение, что «чем дальше мы уходим от войны и нас с тобою тишина объемлет, тем все сильней и яростней слышны ее раскаты, вздыбившие Землю»; и тем трепетней и сильнее наша память, ощутимей огромность подвига… Стояла в очередной день девятомайский у памятника Петру Барбашову, а вернувшись домой, написала:
Что снится вам, убитые солдаты,
Средь вашей безнадежной тишины?
Окоп ли серый, пламенем объятый,
Безоблачные зори до войны?
Крутые горы, море или нивы?
А может, просто взгляд любимых глаз
Той девушки, по-юному красивой,
Что постарела, ожидая вас?
Что снится вам, убитые солдаты?
Родной ли запах скошенной травы?
А вдруг остались в чем-то виноваты
Перед своей учительницей вы?
Не бойтесь, она все уже простила.
Простила еще в тот далекий час,
Когда, чтоб защитить ее седины,
Вы покидали свой десятый класс…
Что снится вам, убитые солдаты?
Несбывшегося будущего дни?
Наверное, космические старты,
И строек беспокойные огни,
И лица материнские в печали…
Цветы на камне, даже средь зимы…
А в общем, все, за что вы погибали,
Чтоб после сна могли проснуться мы.
Как же хочется, чтобы наша молодежь знала и помнила: они, девушки и юноши, живы именно потому, что «после сна проснулись» в свое время их деды и бабушки (да что там — прадеды и прабабушки). Кстати, им-то и их павшим или вернувшимся живыми детям было неведомо, как можно власть любви, власть познания, власть преданности Отечеству заменять властью денег.
Для кого-то символ Победы — георгиевская ленточка, а для меня — «Бессмертный полк». Из глубин архивов, сундуков, альбомов возрождаются лица тех, кто не продавал и не предавал, а из безопасного окопа отважно шел в гущу битвы. Пусть же отсвет Победы, тепло рук, держащих родные портреты, передается и сердцам. И, как «Бессмертный полк», пусть будет бессмертна Память.

Ирина Гуржибекова

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: