Два взгляда на одну систему (Газета «Пульс Осетии» №15, апрель 2017)

Чем отличаются политические стили Сергея Кириенко и Вячеслава Володина

Смена куратора внутриполитического блока администрации президента (АП) традиционно приводит к смене отношений с участниками политического процесса. При пришедшем на Старую площадь сразу после акций протеста в конце 2011 года Вячеславе Володине, с одной стороны, провели политическую реформу, а с другой — она не изменила устоявшихся правил государственного управления. Поэтому сильные конкуренты действующих губернаторов не могли на выборах пройти муниципальный фильтр, а от политологов чаще требовался присмотр за конкретными территориями, чем экспертиза. Сменивший Вячеслава Володина полгода назад Сергей Кириенко полностью демонтировать обустроенную предшественником систему не спешит. С одной стороны, он предпринимает попытки по организации реального диалога. С другой — демонстрирует еще более закрытый стиль принятия решений, чем Вячеслав Володин.

Где берут кадры

Для Вячеслава Володина источником кадров были давние соратники по «Единой России» и юные выходцы из «Молодой гвардии “Единой России”» (МГЕР). За практически пять лет работы первым заместителем главы АП господин Володин привел на Старую площадь сразу нескольких выходцев из МГЕР — Тимура Прокопенко (возглавлял координационный совет движения с 2010 по 2012 год), Татьяну Воронову (первый председатель КС МГЕР), Сергея Смирнова (член регионального штаба МГЕР). Лоббировал господин Володин мгеровцев и в другие структуры. В 2014 году руководителем Росмолодежи стал сопредседатель КС МГЕР Сергей Поспелов, несколько человек избрались в 2011 и 2016 годах в Госдуму. Исполком «Единой России» в 2014 году возглавил экс-председатель КС МГЕР Максим Руднев, в 2016 году на этой должности его сменил экс-глава челябинского МГЕР Владимир Бурматов. Вячеслав Володин способствовал продвижению молодых кадров, чтобы своим карьерным успехом они становились обязаны лично ему.
При этом чуть более ответственные должности господин Володин доверял проверенным временем коллегам. С 2012 по 2015 год управлением президента по внутренней политике (УВП) руководил соратник Вячеслава Володина еще по блоку «Отечество — вся Россия» (ОВР) Олег Морозов. В те же годы отвечать за региональную политику в УВП стал Виктор Селиверстов, возглавлявший с 2004 года московскую «Единую Россию».
У Сергея Кириенко явного кадрового резерва нет. Лишь часть пришедших при нем в АП чиновников работали с господином Кириенко еще в приволжском полпредстве — Александр Харичев, Сергей Новиков, Александр Николин. В скором времени должна быть назначена референтом управления знакомая господину Кириенко еще по Нижнему Новгороду Ольга Аллилуева. Другая же часть назначенцев пришла из крупных компаний — департамент регионального кадрового резерва возглавил экс-начальник управления персоналом РЖД Антон Награльян, советником УВП стал работавший до этого в «Роснефти» и аппарате «Открытого правительства» Владимир Коновалов, департамент по информационной политике возглавил бывший заместитель гендиректора Уралвагонзавода Алексей Жарич. Отметим, что господа Новиков и Харичев также работали с господином Кириенко в «Росатоме» и тоже могут считаться выходцами из госкорпорации. В окружении Сергея Кириенко говорят, что он подбирает людей не под должности, а под задачи, которые он перед ними ставит.

Как взаимодействуют с «Единой Россией» и другими партиями

«Единая Россия» была одним из главных политических и кадровых ресурсов Вячеслава Володина. С 2005 года он был секретарем президиума генсовета партии, в 2010 году передал пост своему близкому соратнику Сергею Неверову (в 2003-м господин Неверов перешел во фракцию ОВР, которую возглавлял господин Володин), занимающему эту должность до сих пор. По итогам еженедельных совещаний у Вячеслава Володина на Старой площади в партии «потезисно» получали разнарядки о социологии, ситуации в регионах. Партийный ресурс (в том числе технологи) иногда неофициально задействовали на выборах. Отношения с другими партиями тоже были довольно тесными — во многом за счет взаимодействия по линии Госдумы. Важным обстоятельством является и то, что господин Володин в течение десяти лет был депутатом и мог сохранить контакты с руководством думских партий. В 2012 году, для того чтобы именно конституционное большинство утвердило Дмитрия Медведева в качестве премьера, «раскололи» фракцию «Справедливая Россия». А после возвращения прямых выборов губернаторов с кандидатами от думских партий, которые могли составить более или менее реальную конкуренцию кандидату от «Единой России», нередко договаривались о делегировании в Совет Федерации. 18 одномандатных округов было выделено кандидатам от думской тройки на думских выборах в 2016 году. Они, в свою очередь, поддержали в 2014 году присоединение Крыма и Севастополя и многие другие политические инициативы власти, которые называют посткрымским политическим консенсусом.
Сергей Кириенко «Единую Россию» как ресурс влияния не воспринимает. В партии говорят, что формально коммуникации сохранились в том же объеме: господин Неверов принимает участие в совещании у господина Кириенко, информационный блок контактирует с аналогичным подразделением в Кремле, а глава УВП (или его заместитель) посещает заседания президиума генсовета, когда позволяет график. Однако для взаимодействия с регионами «Единую Россию» больше не задействуют. Партийцы если и выезжают в «поля», то по своей инициативе, о результатах поездки в администрацию не докладывают. Это может быть связано с тем, что и сам Сергей Кириенко воспринимает «Единую Россию» как ресурс Вячеслава Володина, бороться за который, начиная аппаратный конфликт, пока не имеет смысла. Партия вряд ли станет единственной площадкой, которая будет задействована в выдвижении Владимира Путина в 2018 году. Похожее отношение у господина Кириенко и к другим парламентским партиям.

Чего хотят от Фронта

Смена куратора внутриполитического блока Кремля привела и к пересмотру деятельности Общероссийского народного фронта (ОНФ). Изначально ОНФ был придуман Вячеславом Володиным в 2011 году под президентские выборы 2012 года — необходимо было продемонстрировать, что база поддержки Владимира Путина шире, чем электорат «Единой России». После окончания кампании возник вопрос о новых задачах Фронта. Господин Володин решил использовать его как еще один инструмент давления на губернаторский корпус — ОНФ занялся антикоррупционной повесткой и изучением трат региональных руководителей. Фамилии некоторых глав субъектов периодически назывались президенту — это должно было показать, что ОНФ является реальным инструментом в руках внутриполитического блока Кремля. Например, в день ареста губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина в 2015 году в ОНФ откровенно намекали: судьбу господина Хорошавина может повторить и глава Свердловской области Евгений Куйвашев, у которого непросто складывались отношения с господином Володиным.
Сергей Кириенко предпочитает общаться с губернаторами не через ОНФ. С его приходом во внутриполитический блок антикоррупционная повестка в работе ОНФ отошла на второй план. Фронту поручили разработать проекты, которые касались бы проблем населения и качества оказываемых им услуг — прежде всего на местах. Изменился и формат дискуссии. На медиафоруме ОНФ, прошедшем 1–3 апреля в Санкт-Петербурге, на дискуссионных секциях после краткого выступления нескольких спикеров участники делились на группы и в формате мозгового штурма искали решения по обозначенным проблемам (этот формат использовался и на последней учебе чиновников внутриполитического блока Кремля). Иначе было организовано и взаимодействие спикеров с участниками секций. В ОНФ говорят, что при Вячеславе Володине главными на дискуссионных площадках были именно спикеры, теперь же диалог шел на равных с участниками секций. Глава исполкома ОНФ Алексей Анисимов объяснил это тем, что в движении «хотели услышать, где надо подкрутить». Например, на секции, посвященной формированию нового состава Общественной палаты, прозвучало много критики как представителей своих субъектов, так и всего органа в целом. В ОНФ новый формат называют еще одной возможностью «выпустить пар» у представителей регионов.

Как управляют губернаторами

Вячеслав Володин пришел на Старую площадь через несколько дней после того, как Дмитрий Медведев объявил о возвращении губернаторских выборов. С подачи господина Володина профильный закон снабдили так называемым муниципальным фильтром (сейчас три парламентские партии обратились в Кремль с предложением его отменить). Это облегчало победу кандидату-единороссу (другим партиям не всегда хватало подписей муниципалов для прохождения фильтра). Кроме того, избрание хоть и на прямых выборах, но с большим количеством оговорок не позволяло главе региона говорить о своей самостоятельности. Тем более что о такой зависимости губернаторам из АП напоминали довольно часто. В 2015 году главе Самарской области Николаю Меркушкину пригрозили исключением из «Единой России» (фактически увольнением) за попытку сформировать лояльную себе гордуму Самары. Подобные действия со стороны руководителей регионов случались и раньше, но именно при Вячеславе Володине появился термин «губернаторская фронда», которая позволяла себе не прислушиваться к спускаемым из Кремля директивам.
Сергей Кириенко к ослаблению региональных руководителей не стремится. За время его работы на посту первого заместителя главы администрации президента сменилось девять глав регионов (на 6 апреля — 183 дня). Иными словами, губернаторы меняются раз в 20,3 дня. За аналогичный срок на этом посту Вячеслав Володин сменил 19 глав субъектов — то есть каждые 9,6 дня.
Степень влияния Сергея Кириенко на подбор кадров в губернаторском корпусе пока не до конца очевидна. Среди пяти замененных в феврале 2017 года губернаторов связанных с господином Кириенко людей не оказалось. Это объяснялось тем, что он воспринимает свою работу как менеджер и не стремится к наращиванию политического влияния, расставляя кругом своих людей. Позже в Кремле даже рассказывали о том, как подбирали сменщиков: они должны были пройти большое количество тестов и максимально близко подходить к составленной модели «идеального губернатора». При этом от других отставок до старта избирательной кампании в регионах собирались воздержаться — если в субъектах ничего не начнет «обваливаться». Но 6 апреля президент назначил врио главы Республики Марий-Эл работавшего заместителем Сергея Кириенко в приволжском полпредстве Александра Евстифеева. Что именно начало обваливаться у бывшего губернатора республики Леонида Маркелова, в администрации президента так и не разъяснили.

Чего ждут от экспертизы

Наиболее ярко разные подходы Сергея Кириенко и Вячеслава Володина проявились в вопросе взаимодействия с экспертным сообществом. При господине Володине на встречи старались пригласить максимально широкое количество политологов и технологов. Формально беседы были неофициальными, но разглашение услышанных мыслей не просто не возбранялось, а, напротив, приветствовалось — господин Володин воспринимал экспертов как еще один канал по доведению политических установок Кремля. Именно поэтому значительную часть времени на таких встречах занимало выступление самого куратора внутриполитического блока Кремля. «Кроме того, иногда казалось, что он будто обкатывает на нас основные тезисы, с которыми собирался потом идти к президенту, и смотрит на реакцию»,— говорит один из политологов. Но в целом экспертов формат устраивал. По словам некоторых из них, участие во встречах с Вячеславом Володиным упрощало получение заказов, так как свидетельствовало о том, что технолог «одобрен» властью и сотрудничество с ним не вызовет никаких нареканий.
Господин Кириенко от массовых встреч с экспертами воздерживается. С конца 2016 года он постоянно встречается лишь с несколькими экспертами, темы обсуждения выносить в публичную плоскость запрещается — под угрозой больше на встречу не позвать. На этих мероприятиях Сергей Кириенко предпочитает не выступать, а слушать. Участники встреч вначале обращали внимание на то, что изложенные предложения господин Кириенко записывает в блокнот. От экспертов первый заместитель главы АП собирал предложения по повышению явки избирателей на президентских выборах, образу будущего и текущим общественным настроениям (на конец 2016 года). Однако уже несколько политологов и технологов пожаловались, что оказались в «подвешенном состоянии», когда «не дают денег, методичек, темника». Впрочем, более активное взаимодействие АП с экспертами может начаться после создания нового фонда. Аналогичный центр был и у Вячеслава Володина — Институт социально-экономических и политических исследований.

Софья САМОХИНА
kommersant.ru

 

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: