Отношение населения республик СКФО к ценностям православных христиан (Газета «Пульс Осетии» №13)

ДЗУЦЕВ Хасан Владимирович, доктор социологических наук, профессор, заведующий Северо-Осетинским отделом социальных исследований Института социальнополитических исследований РАН, заведующий кафедрой социологии Северо-Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова.
Данное интервью основано на материалах этносоциологических исследований, проведенных летом 2016 года в республиках Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации. Объем выработки составил 1 200 человек, в том числе 50 экспертов (журналисты, ученые, чиновники, члены политических партий, работники культуры).

— Хасан Владимирович, в социальной и общественно-политической жизни религия, особенно на Кавказе, занимает значительное место в общественном сознании. Ваш личный взгляд и взгляд общества на данную проблему?

— Мы провели опрос по выяснению, насколько толерантны отношения представителей различных конфессий. Учитывая, что на Северном Кавказе большую часть населения составляют мусульмане, мы сосредоточим внимание по данному направлению.
Православные предания говорят о раннем проникновении христианства на территорию современного Северного Кавказа, где первым распространителем считается апостол Андрей Первозванный, осуществлявший миссионерскую деятельность в середине I в. н. э. Активное распространение среди жителей Западной Алании христианство получило с V в. от миссионеров из черноморских греческих колоний Римской империи. «Великое крещение Алании» состоялось в 916 г. в трех храмах, которые сохранились до наших дней и являются древнейшими на территории России. РСО-А как одна из древнейших колыбелей христианства и сегодня остается христианской, окруженной мусульманскими республиками. Ослабление позиций христианства в Балкарии и Карачае приходится на период монголо-татарского нашествия и похода Тимура в конце XIV в.
В Черкесии и Кабарде христианство имело распространение с VI в. до периода крушения Византийской империи в XV в. под натиском Османской.
Активизация христианства в Ингушетии приходится на период XI–XII вв., когда она, как и другие кавказские республики, попала под влияние Византии, которое в XIII–XIV вв. сменилось генуэзским, распространившимся также и в Чечне.
В Дагестане христианство получило распространение в V–XIII вв., после чего было искоренено в ходе нашествия Тимура в 1395–1396 гг.
Второй период христианизации Кавказа приходится на период присоединения к России за счет массового переселения христиан. Сегодня, несмотря на исламизацию почти всех республик, многовековые христианские традиции определяют его как вторую по распространенности в регионе религию.

— Каковы итоги вашего массового опроса?

— Первый вопрос звучал следующим образом: «Представьте себе, что православные, то есть люди, исповедующие православное христианство, хотят построить новую церковь в вашем городе / районе». Положительно к такому предложению отнеслись 86,7% русских и русскоязычных жителей республик, 92,1% ингушей, 83,0% кабардинцев и балкарцев, 81,8% карачаевцев и черкесов, 72,7% чеченцев, 72,1% дагестанцев и 69,5% осетин. Запретить строительство христианской церкви готовы 24,6% опрошенных в РД, 19,7% в РЧ, 18,2% в КЧР, 17,2% в РСО-А, 11,1% в КБР, 7,3% в РИ и 9,5% русских и русскоязычных. Затруднились ответить 13,3% осетин, 7,6% чеченцев, 5,9% кабардинцев и балкарцев, 3,4% дагестанцев и 3,8% русских и русскоязычных.

— А на что больше всего общественность обращает внимание?

— Больше всего общество уделяет внимание проповедям в общественных местах, учитывая что в г. Владикавказе мы слышим молитвы из Суннитской мечети. И вопрос о христианских проповедях в общественных местах имел самый широкий диапазон положительных ответов — от 25,0% в РСО-А до 80,5% в РИ, из остальных жителей тот же ответ дали около половины опрошенных (44,7% в КЧР, 47,5% в РЧ, 49,6% в КБР, 52,5% в РД и 47,9% русских и русскоязычных). Запретить публичные христианские проповеди пожелали 18,9% ингушей, 38,4% чеченцев, 39,3% кабардинцев и балкарцев, 43,6% дагестанцев, 55,3% карачаевцев и черкесов, 60,2% осетин и 48,3% русских и русскоязычных. Затруднились ответить каждый 26-й русский, русскоязычный и дагестанец (3,8% и 3,9% соответственно), каждый 9-й кабардинец и балкарец (11,1%) и каждый 7-й чеченец и осетин (14,1% и 14,8%).

— Но ведь кроме устной проповеди есть еще и печатные издания? Каково отношение общества к данному источнику информации?

— Распространение религиозных газет и журналов вызвало более положительную реакцию опрошенных — положительный ответ дали 52,3% осетин, 52,5% чеченцев, 64,2% дагестанцев, 67,4% кабардинцев и балкарцев, 68,2% карачаевцев и черкесов, 72,6% русских и русскоязычных и 90,2% ингушей. Запретить распространение христианской литературы готовы 9,8% опрошенных в РИ, 24,4% в КБР, 30,3% в РЧ, 31,8% в КЧР, 32,4% в РД и 32,8% в РСО-А, а также 22,1% русских и русскоязычных жителей республик. Затруднились ответить 3,4% дагестанцев, 5,3% русских и русскоязычных, 8,1% кабардинцев и балкарцев, 14,8% осетин и 17,2% чеченцев.

— А как относится общество к проповедям на телевидении?

— Проповеди православных христиан на местных телеканалах были восприняты лучше, чем публичные проповеди, но хуже, чем распространение литературы: разрешить такую активность готовы 47,7% чеченцев, 48,0% осетин, 57,8% кабардинцев и балкарцев, 62,1% карачаевцев и черкесов, 63,9% русских и русскоязычных, 68,2% дагестанцев и 88,4% ингушей. Запретили проповеди православных христиан по телевидению 11,6% опрошенных в РИ и около трети жителей других республик (27,9% в РД, 31,1% в КБР, 36,0% в ЧР, 37,9% в КЧР, 38,6% в РСО-А и 30,4% русских и русскоязычных жителей региона). Затруднились ответить 3,9% дагестанцев, 5,7% русских и русскоязычных, 11,1% кабардинцев и балкарцев, 13,4% осетин и 16,2% чеченцев.

— Насколько втянута в этот процесс система образования?

— Открытие православной школы одобрили 50,8% осетин, 55,1% чеченцев, 65,2% кабардинцев и балкарцев, 67,4% карачаевцев и черкесов, 67,6% дагестанцев, 72,2% русских и русскоязычных жителей региона и 89,6% ингушей. Запретить это готовы 10,4% опрошенных в РИ, 23,7% в КБР, 29,1% в РД, 29,8% в ЧР, 32,6% в КЧР, 36,7% в РСО-А и 19,0% русских и русскоязычных. Затруднились ответить 3,4% дагестанцев, 8,7% русских и русскоязычных, 11,1% кабардинцев и балкарцев, 12,5% осетин и 15,2% чеченцев.
Меньше всего положительных ответов было получено на вопрос о преподавании основ православной веры в общеобразовательных школах — разрешить это готовы 24,2% осетин, 36,9% чеченцев, 49,2% русских и русскоязычных жителей, 51,4% дагестанцев, 52,3% карачаевцев и черкесов, 52,6% кабардинцев и балкарцев и 76,2% ингушей. Запретить преподавание православия в школах готовы 21,3% коренных жителей РИ, 31,9% КБР, 44,4% ЧР, 44,7% РД, 47,7% КЧР, 1,7% РСО-А и 43,5% русских и русскоязычных жителей региона. Затруднились дать ответ 2,4% ингушей, 3,9% дагестанцев, 7,3% русских и русскоязычных, 14,1% осетин, 15,6% кабардинцев и балкарцев и 18,7% чеченцев.

— В любой религии благотворительность занимает особое место, а ваш опрос подтвердил данный тезис?

— Благотворительность со стороны православных одобрили 73,7% чеченцев, 81,1% осетин, 82,6% карачаевцев и черкесов, 82,7% дагестанцев, 84,4% кабардинцев и балкарцев, 89,7% русских и русскоязычных и 92,7% ингушей. Запретили заниматься благотворительностью 6,7% коренных жителей РИ, 10,2% РСО-А, 11,9% КБР, 14,0% РД, 17,4% КЧР, 19,2% ЧР, а также 9,5% русских и русскоязычных жителей региона. Затруднились ответить 3,4% дагестанцев, 3,7% кабардинцев и балкарцев, 7,1% чеченцев и 8,7% осетин.
Сбор православными пожертвований на территории республики одобрили 59,1% коренных жителей РСО-А, 60,0% КБР, 62,6% ЧР, 67,4% КЧР, 72,1% РД, 88,4% РИ, а также 74,1% русских и русскоязычных жителей. Запретить сбор пожертвований христианами пожелали 11,0% ингушей, 19,0% русских и русскоязычных, 24,0% дагестанцев, 26,3% чеченцев, 28,1% кабардинцев и балкарцев, 28,3% осетин, 32,6% карачаевцев и черкесов. Затруднились ответить на этот вопрос 3,9% дагестанцев, 6,8% русских и русскоязычных, 11,1% чеченцев, 11,9% кабардинцев и балкарцев и 12,6% осетин.

— Кроме религиозных деятелей кто оказывает большое влияние на общество?

— Выдающиеся деятели нашей республики оказывают большое влияние на нравственный дух населения. Люди, которые своей профессиональной деятельностью показывают обществу большой пример служения своему народу, такие как великий хирург Ахсарбек Кульчиев, членкор Российской академии художеств Шалва Бедоев, писатель Дамир Дауров, наш великий танцор Нодар Плиев, бывший редактор «СО» Ольга Вышлова, руководитель казначейства Галина Айларова. Я думаю, что за такими людьми большое будущее. К сожалению, общество обращает на это мало внимания, это большой минус как для власти, так и для общества.


Беседовал
Петр САФРОНОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: