Талантливый, интересный и неожиданный Эдуард Дауров (Газета «Пульс Осетии» №13, апрель 2017)

Начать хочу с хорошей новости: в Национальной научной библиотеке стартовал новый проект под названием «Современник», в рамках которого будут теперь проводиться встречи с интересными людьми — яркими, творческими, думающими, неравнодушными, обладающими своей собственной жизненной позицией. Открывая его, заведующая отделом абонемента, заслуженный работник культуры РСО-Алания Светлана Дзукаева пообещала, что впереди читателей ожидает немало интересных встреч с людьми известными, неординарными. Это и известный театральный режиссер Роза Бекоева, и офицер 58-й армии Олег Марзоев, и директор республиканского театра КВН Сослан Плиев, и председатель молодежного парламента Азамат Гаглоев, и поэт Давид Газзати, и коллектив редакции журнала «Модный Владикавказ»…

А вот начало проекта ознаменовалось встречей с интереснейшим человеком, народным артистом РСО-Алания Эдуардом Дауровым, которого, полагаю, и представлять-то не надо. Уж кого-кого, а Даурова в нашей республике знают и любят все. Однако определенная интрига во встрече с народным артистом все-таки существовала. Собравшиеся ожидали, что он непременно будет петь, конечно, и говорить тоже, но больше все же петь. Однако все вышло с точностью до наоборот. Несколько песен а капелла виновник торжества все-таки исполнил, но лишь в конце мероприятия. А все остальное время говорил: рассказывал о себе, рассуждал вслух, делился своими мыслями и чувствами, отвечал на вопросы собравшихся. Скажу сразу: собеседником Эдуард Дауров оказался невероятно интересным. Ему действительно есть что сказать, человек он неординарный, эрудированный, социально активный, неравнодушный, имеющий на все свою точку зрения и умеющий ее отстаивать, к тому же не из робкого десятка.

«Библиотека — мой дом», — начал Эдуард Дауров несколько неожиданно. И пояснил: «В 1982 году я окончил четвертый курс истфака, и по наследству мне досталась должность ночного сторожа в библиотеке». В общем, студенты в ту пору работали сторожами в только-только начавшем эксплуатироваться новом здании библиотеки. А параллельно учились. Будучи студентом пятого курса истфака, куда Эдуард пошел учиться осознанно и отнюдь не случайно, он стал еще и студентом первого курса вокального отделения училища искусств, в котором по окончании вуза преподавал историю. А потом набиралась студия в ГИТИС для нашего Музыкального театра. «Если бы не это обстоятельство, многие из нас и не подумали бы туда поступать», — признался Эдуард Дауров. Так совершенно случайно, как утверждает сам артист, он стал певцом. И такая неслучайная случайность стала делом всей его жизни. А любовь к истории… Она тоже никуда не исчезла. Ее знание помогает лучше понимать происходящее, не опускать планку общественной активности, осознавать свою личную сопричастность к новейшей истории.
Нелишне будет отметить, что своими мыслями и чувствами по самым разным вопросам Эдуард Дауров весьма откровенно делился с присутствовавшими.

Про классическую и оперную музыку

— Я с детства любил классическую музыку, но не любил оперу. Мне казалось, что звучание голоса только портит музыку… Но работая в библиотеке, я изменил свою точку зрения. Брал в отделе культуры пластинки с записями оперных арий и слушал их на проигрывателе по ночам. И мне открылось очарование настоящего голоса. Потом я начал покупать пластинки в «Детском мире». Помню, как меня потрясла Мария Каллас, исполнявшая партию Медеи… Со временем у меня собралась коллекция из виниловых пластинок, а позже CD и DVD-дисков с оперными ариями. Я все глубже и глубже погружался в эту музыку… Сегодня имеет место кризис этого жанра. И мне, признаюсь, хватает оперных исполнителей, которые были до середины 80-х годов прошлого века. Мария Каллас — последняя великая певица.

Про современное государство, культуру и культурного человека

— В какой стране мы живем, что строим? Нужны ли государству культура и культурный человек, который не мыслит своего существования без смысла жизни? Этими вопросами мы рано или поздно задаемся. У государства должна быть идеология. И должна быть культура, которая включает в себя моральные устои и нравственные ценности, выработанные на протяжении многих веков. Культура — это идеология, церковь — это тоже идеология, церковь — это и культура. Не может государство открещиваться от идеологии и культуры. Если человек ориентируется на животные инстинкты, получение удовольствия, потребительство, что мы сегодня сплошь и рядом видим, он деградирует.

Про алан и Аланию

— Если у государства нет идеологии, системы ценностей, которые каждый готов защищать, то человек начинает искать свою точку опоры, искать то, за что он может себя любить и уважать. Из этой же «песни» аланы и Алания. Но когда просишь назвать хотя бы одного выдающегося деятеля Алании, крупный город государства Алания, в ответ не слышишь ничего — тишина. Между тем весь XIX и особенно XX век — это история культурного развития осетинского народа. Только в царской армии служило 3 500 осетин. А в советское время сколько у осетин появилось выдающихся военных, актеров, художников, певцов, писателей. Вот кем мы по-настоящему можем гордиться! Но гордиться — значит знать. А чтобы знать, нужно читать. Молодежь же наша в последнее время, к великому сожалению, разучилась трудиться, учиться, чем-то интересоваться. Последние 200 лет истории осетинского народа наполнены важными событиями, выдающимися людьми, значимыми произведениями. Как историк я говорю, что Алания — это во многом миф. Не отрицаю как исторический факт наличие Алании. Но меня гораздо больше, чем мифологизированная история алан, волнует, скажем, тот факт, что из трех заслуженных артистов России, пришедших в одну из наших школ, никто не был узнан, один только мальчик узнал лишь одного из них — Булата Газданова. Вот это меня действительно волнует.

Про алановедов, рекомендуемых к прочтению

— Это Владимир Александрович Кузнецов и Жорж Дюмезиль.

Про чтение

— Был период, когда я очень много читал. То, что удается прочесть до 30–40 лет, становится фундаментом. Потом начинаются бытовые проблемы, много времени отдаешь профессии, вынужден меньше читать. Что-то из прочитанного, конечно, забывается. Но многое и остается. Новым поколениям, молодежи, к сожалению, и забывать нечего. Они вообще ничего не читают.

Про изменившийся психотип

— Я вырос в Хумалаге. Хорошо помню, что в моем детстве я не видел шатающихся, пьяных мужчин, не слышал нецензурной брани. Тогда было стыдно не пойти служить в армию. За 50 лет (а мне сейчас 58) изменился психотип. Все, что раньше было из ряда вон, сегодня встречается на каждом шагу. К сожалению.

Про то, чем определяется высота культуры

— Мне надо, чтобы вокруг меня были значимые люди, у которых я мог бы чему-то научиться. Это и есть та культурная среда, которая формирует нас — когда благодаря другому человеку ты открываешь что-то новое, растешь. Такие люди находятся сейчас и в этом зале. И это особенно приятно.

Про то, что может обрадовать

— Новый интересный человек, новая книга, новый спектакль.

Про семью

— У меня крепкая семья. У нас с супругой двое детей: дочь Мадина, сын Хетаг. Я уже трижды дедушка. Если у человека такая семья, разве он может быть несчастным? Я счастливый человек.

Про то, что непостижимо

— Выросло молодое поколение, которое легко наполнить ложными идеями. Молодыми людьми, не знающими своей истории, манипулируют в своих корыстных целях политики. Ребенком можно манипулировать как угодно. Я понимаю, как это происходит, как можно потоком информации наполнить ложными идеями. А я не хочу, чтобы у нас было то, что происходит сегодня на Украине. Не хочу революции, хотя иногда говорю революционные вещи. И я верю в светлое будущее России, которую, как говорит Александр Проханов, хранят высшие силы.
Я государственник. Авторитаризм вменяемого закона, по-моему, неизбежен. Диктатура — это часто исторически обоснованная форма государственной власти. Очень рекомендую к прочтению биографическую книгу об Иване Грозном, написанную историком Александром Тюриным. Иван Грозный — оболганный царь. Именно Иван Грозный — первый, кто стал бороться с раздробленностью России и боярской вольницей, кто выступил против элиты и бюрократии.
Любая власть — это форма диктатуры. Сталинизм был инструментом истории. Масса задач должна была быть решена в самые сжатые сроки волевыми решениями. Если говорить о советской России, то она создала такую образовательную, культурную систему, благодаря которой появился новый человек, готовый отдать жизнь за свою страну. И Россия как система выиграла Вторую мировую войну, тогда как Первую мировую она проиграла.
Сомневаюсь, что молодежь с нынешним комплексом ценностей готова защищать свою страну.

Про ненависть

— Ненависть уничтожает человека.

Про театральную жизнь
— Если говорить об Осетинском театре, то не могу не сказать, как мне повезло, что я застал великих корифеев национальной сцены. Если говорить о национальной драматургии, то, как это ни печально, кроме Асахмата Айларова сегодня никто не пишет на осетинском языке. Осетинский язык уходит из жизни. А без этого театр невозможно поднять. Ведь в основе любой культуры — язык. Есть, конечно, в театре в настоящее время хорошие работы. «Богатый дом», например, или «Овраг».
Состояние оперного дела в Осетии плачевное. Если говорить о Музыкальном театре, которому я отдал 20 лет, то та студия, в которой я учился, оказалась последней набранной студией для обучения в Москве. Я хорошо помню, чем жило в свое время старшее поколение нашего театра — Долорес Билаонова, Юрий Бацазов, Эмилия Цаллагова и другие. Они гастролировали по всему Советскому Союзу! Их знали, любили, приглашали!
Сегодня у национальных кадров в театре образование — училище искусств. А это солисты хора. Или Нальчикский институт искусств. А ведь когда-то именно у нас, в Осетии, была высочайшая вокальная культура. А что сегодня? На какой основе будет формироваться и развиваться Музыкальный театр? Где певцы, которые споют «Азау» на осетинском языке? Это все вопросы инфраструктуры, не решив которые, осетинскую оперу не поставишь. Да и со стороны на мизерную зарплату к нам в театр никто не приедет. Можно ли при сложившихся обстоятельствах говорить о постановке осетинских опер?

Более двух часов на одном дыхании продолжалась встреча таланта с поклонниками. Думаю, едва ли кто был разочарован тем, что Эдуард Дауров в этот вечер практически не пел. Во время встречи с народным артистом прозвучало даже больше стихов, нежели песен. Свои стихи читала народный поэт Осетии Ирина Гуржибекова, читал их и кинооператор Владимир Пархоменко. И даже внучка Эдуарда Даурова Эмилия очень прочувствованно прочла стихотворение Ирины Гуржибековой «Беслан. 10 лет спустя». Свою чудесную акварель преподнесла в дар виновнику торжества заслуженный художник РСО-Алания Фатима Цаллагова, которая неожиданно призналась: «Когда работаю с детьми, то начинаю верить, что, став взрослыми, они поднимут Россию на такую недосягаемую высоту, о какой мы даже не мечтаем». — «Я тоже в это верю», — вторил ей Эдуард Дауров.


Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: