Спой нам песню… (Газета «Пульс Осетии» №11, март 2017)

Хочется начать с очень мощного высказывания Валентина Гафта, обращенного к Юрию Визбору и максимально точно, на мой взгляд, отражающего ситуацию на современной эстрадной сцене. Сказано жестко, но справедливо.

Попса дробит шрапнелью наши души,
Ее за это не привлечь к суду.
Часть поколений выросла на чуши,
И новое рождается в бреду…
Слова — ничто! Есть вопли вырожденья.
Тот знаменит, кто больше нездоров,
Кто выйдет петь без всякого стесненья,
Без совести, без страха, без штанов…
С телеэкрана, как из ресторана,
Для пущей важности прибавив хрипотцы,
Они пудами сыплют соль на раны,
Как на капусту или огурцы.
В халатике бесполая фигура
Запела, оголившись без причин…
Противно это! Спой нам песню, Юра,
О женской теплоте и мужестве мужчин.

Когда-то на эстраде все было иначе. Об этом и пойдет речь.
О таких людях, как мой сегодняшний герой, говорят, что они не от мира сего. Но во все времена у всех народов к ним относились почтительно, что отразилось в мифах, легендах и сказках. Орфей, Садко, Ацамаз… Их много. Но это только кажется, что слишком много, потому что имена этих необычных людей, умеющих слышать то, чего не слышат обыватели, «скопились» за сотни и тысячи лет. Поэтому в своих эпохах и поколениях, среди своих земляков и ровесников такие люди уникальны и значимы. Об одном подобном герое хочется рассказать, что и делаю с превеликим удовольствием и огромным к нему уважением.
Это Аскер Махмудов. Наверняка представители старшего поколения его хорошо помнят. Возможно, многие заметили, что его песни достаточно давно не звучали. А кто-то, как и я, по его творчеству по-человечески соскучился.
Биография Аскера как музыканта началась с письма Муслиму Магомаеву, голос которого звучал в те времена из всех радио- и телеприемников, магнитофонов и проигрывателей. И в этом письме совсем юного мальчика, который уже знал, кем он станет в будущем, видны две потрясающие черты его характера, которые он сумел пронести через всю свою жизнь. Начиналось письмо с фразы: «Извините, если отвлекаю Вас от важных дел…» Заканчивалось оно утверждением: «Ведь я не могу без пения!» Именно это — какая-то глубокая деликатность, умение никого не беспокоить, а если приходится, то делать это крайне тактично, во-первых, и преданность музыке, пению, во-вторых, — определили судьбу Аскера Махмудова.
Песен в его исполнении сейчас не так много в Интернете, но они есть. Я их долго слушала, пока писала, выравнивала, причесывала этот текст. Песни, конечно, простые, чистые, искренние, но Аскер все-таки владел удивительным голосом: глубоким, нежным, объемным. И манера исполнения очень интеллигентна, тонка, изящна, так что трудно остаться равнодушным, слушая его.
В одном из интервью он рассказывал, что в знаменитой Гнесинке, где Аскер учился по классу вокала, педагог называла его Магомайчиком за некоторое отдаленное внешнее сходство, но больше за близость тембров голоса, я думаю. А я бы не сравнивала его с Магомаевым, тот, по-моему, гораздо брутальнее. В Аскере всегда было и есть сейчас что-то хрупкое, хрустальное, легкость какая-то, воздушность, что ли. Представить его в типичной магомаевской позе, когда тот, широко расставив ноги, будто втискивал, вжимал в пол что-то важное своими растопыренными, напряженными пальцами рук, невозможно. Манера Аскера мягкая, спокойная, трогательная. Я вполне понимаю, почему Высоцкому нравилось с ним работать: помимо приятного внесценического общения, они оттеняли друг друга, контрастировали. Не могу назвать никого из современных эстрадных исполнителей, кто владел бы подобной манерой. Ниша, которую заполнял собой Аскер, осталась пустой. Случайно ли это? Нет, конечно. В наше время такая деликатность на сцене и в жизни практически невозможна: мы стали более грубыми и прагматичными, так что Аскер, и слава Богу, что это так, остается уникальным. Факт.
Кстати, о Высоцком. Несколько лет Махмудов работал с ним в тандеме. Тогда Высоцкому не разрешали гастролировать в режиме «соло», и он с удовольствием ездил по стране с Аскером. Первое отделение концерта — Махмудов, второе — Владимир Семенович. Они были дружны реально, по-настоящему, хотя Аскер не особенно любит делиться информацией об этом периоде своей жизни. Наверное, есть на то причины, да и зачем принимать участие в не самых для репутации Высоцкого правильных пересудах о последних годах его жизни. Как-то это подленько, не «по-аскеровски», что ли. Стиль другой. Вот он и бережет свою дружбу с Высоцким даже после стольких лет его отсутствия в этом мире.
Творческой биографии Аскера Махмудова можно позавидовать: в 27 лет он стал заслуженным артистом СОАССР. Позже он получил звание народного артиста республики. Фирма «Мелодия» выпустила восемь его сольных пластинок, два диска-гиганта. Он пел на одной сцене с Иосифом Кобзоном, Валентиной Толкуновой, Львом Лещенко, Владимиром Мигулей, Геннадием Хазановым, Поладом Бюль-Бюль оглы, Романом Карцевым, Виктором Ильченко, уже упоминавшимися Владимиром Высоцким и Муслимом Магомаевым… Последние его гастроли были связаны с Юрием Антоновым. Такой вот музыкальный круг общения. Впечатляет же!
А еще он снимался в музыкальных теле- и кинофильмах: «Алан», «Когда поют в Орджоникидзе», «Золотая свадьба»; принимал участие в популярных в советские времена передачах «Шире круг», «Утренняя почта», «С песней по жизни»…
Он пишет песни и сам, а еще ему посчастливилось поработать с огромным количеством композиторов и поэтов-песенников. Назову только близких нам, осетинских: Христофор Плиев, Ацамаз Макоев, Резван Цорионти, Борис Кокаев, Николай Кабоев; Камал Ходов, Петр Урумов, Игорь Дзахов…
Аскер пел на многих языках мира: французском, испанском, итальянском, английском, осетинском, фарси, русском, наконец.
Он был любимцем всей Осетии. Но дело не во всех этих именах, званиях и доблестях, а в том, что мой герой успешно, легко и без потерь прошел огонь, воду и, что удивительно, медные трубы, оставшись чистым, искренним, достойным человеком. Он не утратил ни капли врожденного, как я понимаю, благородства, не опустился до пошлости, никогда не позволил себе мелких сплетен, крупных скандалов, всей той мерзости, которая тоннами сегодня льется с экранов телевизоров от «публичных» людей. Он не стал «публичным» человеком. Он до сих пор понимает, что он народный артист, что это все-таки ответственно, поэтому он остается отзывчивым, щедрым, глубоко порядочным человеком и большим музыкантом, песни которого, уверена, найдут дорогу к нам, пробьются и будут востребованы теми, кто мог бы солидаризироваться с… Валентином Гафтом. Именно его жесткий текст, посвященный Юрию Визбору, мы поместили в самом начале, переадресовывая его Аскеру Махмудову, который пел о почти забытых сегодня ценностях: о том, как сходят в горах лавины, когда поют в Орджоникидзе; о том, как скоро вырастет маленький джигит; о том, что где-то звучит мелодия, подхваченная осетинскими парнями, и это становится значимым даже для вечной природы… О том, как сильны и смелы мужчины и как добры и ласковы женщины. Особенно в Осетии.


Людмила БЕЛОУС

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: