Моя милиция меня бережет (Газета «Пульс Осетии» №8, февраль 2017)

Как-то по телевизору показывали криминальную историю, случившуюся в одном украинском городе. Некий сотрудник милиции был обвинен в сфабрикованном против него уголовном деле. Отсидел семь лет ни за что, просто потому, что каким-то образом оказался крайним. Отбыв незаслуженное наказание, он решил мстить своим бывшим коллегам. Город начали сотрясать дерзкие преступления. Убийства сотрудников милиции стали происходить регулярно. Только в один день были расстреляны три сотрудника, весь экипаж ПМГ.
Впоследствии, будучи пойманным, преступник объяснил причину дерзкого характера убийств. Как бывший сотрудник милиции он хорошо знал систему милицейской работы. Когда совершаются громкие преступления, будоражащие общество, высокое начальство вызывает милицейское руководство на ковер, устраивает разнос и требует в кратчайшие сроки, буквально в считанные пару дней, изловить преступника. За пару дней поймать преступника можно только при благоприятном стечении обстоятельств, что случается далеко не всегда. Милиция вынуждена обвинять какого-либо случайного человека, чтобы высокое начальство сменило гнев на милость. Именно на это рассчитывал наш персонаж. Пока он будет отсиживаться, схватят кого-нибудь другого. Расчет не оправдался, схватили его самого.

Хотя в данном случае поймали настоящего убийцу, этот случай показывает, откуда растут ноги у так называемого милицейского беспредела. Полиция как вооруженная структура подчинена и подконтрольна вышестоящим органам власти и в силу этого испытывает колоссальное давление сверху, когда принуждают нарушать закон. Задержал, скажем, полицейский пьяного лихача, а сверху звонят и требуют отпустить. Приходится отпускать нарушителя, потому что он «внучатый племянник лошади Буденного». Не отпустишь — пожалте на цугундер.
Коррупция у нас полыхает, как степной пожар. Все общество погружено в эту атмосферу. Ни один сегмент общества не может «построить коммунизм в отдельно взятом колхозе». Разумеется, в полиции все эти явления также присутствуют. Сейчас очень трудно говорить о полиции что-то положительное. На слуху дело Цкаева и другие эпизоды, которые сильно дискредитируют полицию. Сократив алгоритм, можно сказать, что, да, идеальной полиции у нас нет. Наша полиция такая-сякая. Но попробуем представить не только негативные, но и позитивные стороны деятельности нашей полиции.

Работа полиции нелегкая и опасная и, что, наверное, самое тяжелое, неблагодарная. Сотрудники полиции ловят опасного, нередко вооруженного преступника с риском для жизни, а потом суд или прокуратура отпускает этого преступника, который откровенно насмехается над полицейскими: «Ну что, поймали вы меня?» Постоянное общение со специфическим контингентом неизбежно накладывает свой отпечаток на поведение полицейских, но тут уже ничего не поделаешь — это неизбежные издержки производства.

Сложное международное положение России тоже усугубляет ситуацию. «Болотная площадь» постоянно испытывает Россию на прочность, провоцирует хаос в стране. В этой обстановке приходится предоставлять силовым структурам чрезвычайные полномочия, которыми, к сожалению, всегда в той или иной мере злоупотребляют. Но тут выбор невелик. Либо предоставить силовикам большие полномочия и реалистично терпеть перегибы как неизбежные издержки, либо силовиков без предоставленных им широких полномочий сметет цветной шабаш. Толпа «революционных матросов» организует майдан, который, по украинскому лекалу, превратит страну в суповой набор из гимна, флага и герба. Судьба украинского «Беркута» наглядно показывает, что происходит с государством, когда в чрезвычайной ситуации полицейские силы не обладают чрезвычайными полномочиями. До сих пор действия «Беркута» мифологизируются как иродово избиение младенцев, хотя уже понятно, что эти младенцы сделали со своим государством. Руководство предраспадного СССР так же предало ОМОН в Прибалтике, отдали бойцов на поругание: в Россию приехали шпроты, заключили в наручники преданных страной ОМОНовцев и спокойненько повезли в свою шпротляндию на судилище. Потом нам все это аукнулось, и пришлось горько расхлебывать этот позор.

Самое страшное положение — это когда в стране нет вообще никакой, даже самой захудалой власти. Это вынужден был признать даже Явлинский: «Власть нельзя трогать руками». В условиях безвластия даже деньги ничего не значат. Функцию денег выполняют патроны и боеприпасы. У кого больше патронов, тот и прав. У Сашка Билого было много патронов, и поэтому он был прав. Но потом выяснилось, что у Авакова патронов еще больше, и Сашку не повезло.

Сейчас борьба с коррупцией в России — это как рыбалка на канале Discover — поймали, показали, отпустили. Здесь именно полиция ловит, а вышестоящие товарищи отпускают. Так что ахиллесовой пятой нашего общества является далеко не полиция, если смотреть с точки зрения фактов. Из всех структур ближе всех к народу именно полиция. Полицейские в имущественном отношении ближе всех к народу, ибо им хорошо известны народные нужды. По себе знают, как приходится изыскивать средства, чтобы собрать ребенка в школу, как сводить концы с концами и прочее. В МВД наиболее эффективная служба собственной безопасности. Из органов ВД увольняют много не оправдавших доверия сотрудников. В других структурах практически вообще не выработан реальный механизм удаления «паршивой овцы из стада». Суд и прокуратура больше всего притесняют народ, но никого не призовешь к ответу. Хотя бы они сами отстраняли некоторых, самых обомлевших.  Но нет, каждый судья, каждый прокурор — священные коровы, неприкасаемые ни под каким предлогом.

В старом английском анекдоте говорится о лошади, которую били за то, что она уверяла, будто была фрейлиной королевы Виктории. На самом деле она была просто говорящая лошадь. В нашем нынешнем обществе, как ту лошадь из анекдота, бьют ведомство внутренних дел за то, что оно не считаются идеальным образцом, а являются продуктом и отражением своего общества. Между тем полиция единственная структура, которая нас реально защищает. Ведь, случись чего, мы зовем на помощь именно полицию. И именно полиция приходит на помощь, ловит воров, грабителей, насильников. Это реальная защита народа на сегодняшний день, несмотря на все издержки.

В конце 90-х на нашу семью свалилась напасть. Мы попали под пресс прокуратуры и судебных органов. Родственницу обвинили в убийстве по сфабрикованному делу. Положение было поистине тяжелое. Пришлось стучаться во все двери в надежде найти содействие нашей проблеме. Все практически отмахивались. Единственная структура, которая нам оказала посильную практическую помощь, — это МВД. Сотрудники одного подразделения предоставили важную информацию, которая помогла нам сориентироваться в запутанном деле. Два офицера милиции, выступая в суде в качестве свидетелей, дали правдивые показания, которые опровергли всю фабрикацию обвинения. Только на основании их показаний следовало вынести оправдательный приговор, но суд действовал как «доктор прописал».

Есть люди, которые в эмоциональном порыве, в случае какого-либо информационного повода в отношении полиции, призывают разогнать, упразднить всю эту контору и т. д. Это весьма опрометчивые пожелания. Не зря мыслитель говорил: «Никогда не ломайте забор, не узнав, зачем его поставили».
В кинофильме «Адъютант его Превосходительства» сторож угольного склада, вызванный в контрразведку белой армии, на вопрос офицера ответил: «Приставлен я к складу уже седьмой год: и при царе батюшке, и при красных, и при ваших. Власти меняются, а без сторожей ни одна не обходится. Люди — воры, известное дело».


Юрий ПЕТРОСОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: