СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА (Газета «Пульс Осетии» №7, февраль 2017)

К нам в редакцию обратился ветеран Вооруженных сил полковник в отставке Борис Георгиевич Цховребов. Он рассказал о себе и своем друге Константине Цуциеве, с которым вместе более двадцати лет прослужили в закрытом городке Снежинске. Туда они прибыли лейтенантами, а ушли на заслуженный отдых в звании инженер-полковников.

Челябинск-40

Когда в 1955 году начали строить г. Снежинск, у ленинградских проектировщиков уже был печальный опыт строительства нового города бесперспективного плана. Речь идет о соседнем городе Озерске (Челябинск-40), который закладывался вначале как поселок на 5 тыс. жителей. Основным типом жилья были тогда приняты коттеджи. На это количество жителей была рассчитана и вся энергетика. Довольно близко от жилья разметили автохозяйство, котельную и другие предприятия.
Сегодня в Озерске можно видеть широкие магистрали современной 9-этажной застройки и в то же время объекты строительства первых лет бесперспективного плана. Лучшие территории заняты коттеджами и домами малоэтажной застройки.
Город разделен на две части железнодорожной линией, заводом металлоконструкций и деревообрабатывающим комбинатом. Однако именно сюда, на «Маяк» Челябинска-40, пришли в 50-е годы прошлого столетия люди, которые совершили подвиг, до конца еще не оцененный. Подвиг, равный которому был только во время Великой Отечественной войны. Для тысяч людей, которые здесь жили, работали и создавали ядерный щит страны, война продолжалась еще много лет. Причем война жестокая, беспощадная с невидимым врагом, который называется «радиация».
Об атомном взрыве на химкомбинате «Маяк», произошедшем 29 сентября 1957 года, нигде не сообщалось. Высокоактивные ядерные отходы, буквально стертые в порошок, были подняты силой взрыва почти на 2-километровую высоту. Под воздействием ветра облако начало распространяться на северо-восток и накрыло территорию площадью порядка 23 000 кв. км, на которой находилось более 200 населенных пунктов. Тем не менее следует отметить, что почти 90% отходов выпало на территории «Маяка». Этот атомный взрыв умалчивался долгие годы — официально  факт аварии был признан лишь в 1989 году, тогда страна и узнала о трагедии на сверхсекретном объекте.
Были, однако, и другие серьезные проблемы, о которых большинство жителей поселков ничего не знали. Обладал этой информацией лишь узкий круг лиц. Катастрофа, к сожалению, началась гораздо раньше — когда в 1950 году в реку Теча были сброшены радиоактивные отходы от реакторов «Аннушка».
На первом этапе развития атомной промышленности не было ни защитных средств, ни дозиметрии, ни опыта медиков. Люди, соблюдая подписку о секретности, не могли получать квалифицированную медицинскую помощь. Даже упоминать не имели права, на каком предприятии работали. Всем известно, в каких тяжелых условиях работали военные строители и ИТР. Хотя этот вопрос не имеет прямого отношения к строительству города и промплощадки «Снежинск», его нельзя обойти вниманием.
Руководством предприятия в связи с этой аварией были сразу же предприняты меры по обеспечению экологической защиты жителей города Снежинска. Строительством объектов города и промплощадки занимались в основном военные строители. Военно-строительные части атомной отрасли были созданы решением Правительства СССР от 25 сентября 1948 г.
В результате огромной работы в те годы был создан надежный ядерный щит, и я горжусь, что внес посильный вклад в это, счастлив, что верно служил Отечеству.

Борис ЦХОВРЕБОВ,
инженер-полковник
в отставке

Константин Матвеевич Цуциев

Инженер-полковник, родился в 1934 году в семье крестьянина в с. Синдзикау Северной Осетии. Трудные послевоенные годы не стали препятствием в его обучении.
Отучившись в Синдзикауской средней школе, поступил в Орджоникидзевское училище МВД, по окончании которого был направлен в Челябинскую область
п/я 4440 (сверхсекретные инженерные войска, которые были созданы в 1948 г.).
Его судьба неразрывно связана с созданием и становлением Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института технической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ), называвшегося вначале НИИ-1011, в г. Снежинске. Люди старшего поколения не отделяли свою личную судьбу от судьбы страны, высоко ценили возможность служения во имя ее укрепления. Очень хотелось бы, чтобы потомки тех, кто стоял у истоков создания ядерного щита, гордились своими родителями.
В 1956 году здесь, в закрытом городке, К. М. Цуциев познакомился со своим земляком Борисом Цховребовым. Вот что рассказывает о своем друге Борис Георгиевич:
«Я, пожалуй, не припомню ни одного человека, который пользовался бы такой всеобщей любовью и признательностью со стороны людей самого разного возраста, самых разных специальностей. Его необычайно высокая офицерская культура, образованность, ум, широта взглядов и государственный подход к решению всех вопросов, больших и малых, и постоянная тяга к образованию, к учебе не могли быть незамеченными. Заочно Константин окончил Челябинский политехнический институт. Здесь он состоялся как специалист и вырос до начальника «УНР» Министерства обороны СССР. Скромный и мудрый человек, руководитель. Его ценили за высокую работоспособность, отличные организаторские качества. Умело управлял тысячным коллективом, неоднократно был отмечен грамотами и званиями. Он никогда не говорил: вот это построил я, потому что строительство дело коллективное, в него вложен труд десятков служб и подразделений, сотен, а то и тысяч людей. Мягкость у него сочеталась с редкой твердостью и настойчивостью, не терпел верхоглядства, спешки, недоделок и формализма. Он очень ценил время.
Еще одно важное его качество как руководителя — когда надо было взять на себя ответственность, он ее брал. Один из его заветов: если ты старший по должности, то бери прежде всего ответственность на себя, а не дели ее с подчиненными.
Он был яркой, неповторимой индивидуальностью. Если говорить о его личностных качествах, то это прекрасный, удивительнейшей души человек, всегда доброжелательный, замечательный, верный друг. Он оставил добрый, глубокий след.
Остались о нем светлая память и горечь преждевременной утраты. Его жизнь трагически оборвалась — он погиб в автомобильной катастрофе на строительной площадке МО СССР. Подобные трагедии вызывают шок и чувство глубочайшей несправедливости: почему люди уходят так рано, на взлете, на самом подъеме своих творческих сил?! И остается лишь пустота и душевная боль от неотвратимости произошедшего.
Константин Матвеевич очень гордился своим коллективом, близко к сердцу принимал все его радости и горести, а сотрудники, в свою очередь, не просто уважали своего руководителя — любили. И К. Цуциев это заслужил. Он первым приходил на работу, а уходил последним. В речи, поведении, отношении к людям он обладал удивительно уравновешенным характером.
Свое главное качество — трудолюбие Матвеевич привил и своим детям. Они, безусловно, имеют полное право гордиться своим отцом».

Борис Георгиевич Цховребов

Родился в декабре 1932 года в селении Хслеб Джавского района Южной Осетии в многодетной крестьянской семье. Рано осиротел — отец умер в 1949 году. В юности его путь не был усыпан розами. Учась еще в школе, работал одновременно в нескольких местах — уборщиком, сторожем, пастухом.
По окончании Джавской средней школы поступил в военно-пограничное училище в 1951 году. Получив погоны со звездами лейтенанта и диплом командира пехотного взвода, по распределению был направлен на службу в г. Томск, п/я-5, командиром учебного взвода, а с 1 января 1955 года — в Новосибирское военно-техническое училище. После окончания годичных курсов вернулся обратно в Томск. В 1956 году приказом был отправлен в Челябинск п/я 44 в/ч 25613 (г. Снежинск) командиром строительного взвода, где прошел путь от мастера до начальника строительного управления.
  Неся службу, одновременно повышал свою квалификацию. В 1962 году поступил на заочное обучение в Челябинский политехнический институт на специальность ПГС. Получил соответствующий диплом. Служба в городе Снежинске продолжалась до 1975 года. Оттуда был переведен в Ульяновскую область в Научно-исследовательский институт атомного реактора. А в 1982 году приказом из министерства был отправлен в Закавказский военный округ, начальником УНР в город Тбилиси.
Сегодня Борис Георгиевич говорит, что он гордится тем, что внес посильный вклад в создание ядерного щита страны, счастлив, что верно служил Отечеству.

 

 

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: