Трижды лауреат премии Коста (Газета «Пульс Осетии» №6, февраль 2017)

Договорившись об интервью с заслуженным деятелем искусств России, Северной Осетии и Ингушетии, трижды (!) лауреатом Государственной премии им. К. Л. Хетагурова, лауреатом Национальной премии «Яблоко нартов» Ацамазом Макоевым, я вдруг задумалась вот о чем: живут рядом с нами люди, которые так же, как все остальные, делают по утрам зарядку, едят на завтрак пресловутую овсянку, спешат на службу. С кем-то они дружат, а с кем-то, напротив, конфликтуют, любят, ревнуют, страдают, становясь жертвами чьей-то подлости. Вроде бы все как у всех. Но есть одно существенное «но»: талант, помноженный на трудолюбие, которым наделены эти на первый взгляд обыкновенные люди, обрекает их на бессмертие (да, да, и ничуть не меньше). Пройдут годы, появятся новые поколения, и вот они-то как раз и будут изучать биографии тех, кто сегодня живет с нами рядом, будут разбираться в хитросплетениях их судеб. А главное — будет звучать сочиненная этими поцелованными Богом людьми волшебная, очищающая души от скверны музыка, которая, быть может, как ничто другое, гармонизирует этот мир, где все так непрочно и зыбко.
К когорте таких, поцелованных Богом людей, я уверена, относится и Ацамаз Макоев — композитор, пианист, музыкально-общественный деятель и педагог. Вот уже два десятка лет, не переставая сочинять музыку, он возглавляет Союз композиторов РСО-Алания (с 2006 года является еще и секретарем Союза композиторов России) и Северо-Осетинскую государственную филармонию.

В творческой копилке композитора Макоева пять симфоний, в том числе симфоническая поэма «Театр», посвященная великому осетинскому актеру Соломону Таутиеву (звезда артиста так ярко вспыхнула и так безвременно погасла на театральном небосклоне Осетии), симфония-реквием «Кармадон» — своеобразный музыкальный обелиск жертвам ледника Колка, симфония «Моя Родина — Беслан», ставшая таким же памятником погибшим детям, как Древо скорби в «городе ангелов» (в симфонии этой сплетены воедино и светлая тема детства, согретого теплом домашнего очага, и тема великой материнской любви и самопожертвования, и тема противостояния добра и зла, света и тьмы, это молитва за тех, кого мы потеряли, и о тех, кто остался жить), две оперы, три мюзикла, балет «Парад планет», четыре концерта, многочисленные произведения вокальной, хоровой, камерной и программной музыки, музыка к документальным и художественным кинофильмам («Переход» Р. Гаспарянца, «И обернулся путник» и «Возвращение Урузмага» И. Бурнацева, «Человек в зеленом кимоно» Б. Кантемирова и Т. Каргаева, «Горец» М. Джусоева, «Думай о вечности» М. Мерденова) и более чем к 50 спектаклям, свыше 100 эстрадных песен (помните, как гремел созданный композитором в свое время замечательный песенный цикл на стихи К. Ходова, Ш. Джикаева, А. Чеджемова «Кæмдæр ирон лæппутæ зарынц»?). Что и говорить, все эти произведения хорошо известны и любимы слушателями. И это неудивительно. Ведь писались они не по заказу, а по зову сердца композитора — патриота и гражданина, лирика и романтика. Все его радости и горести, добрые чувства и разочарования переплавлялись в звуки достающей до самого донышка души прекрасной музыки.

А служить ей, ее величеству Музыке, Ацамаз Макоев начал еще мальчишкой. В 1972 году окончил музыкальную школу им. П. И. Чайковского. Потом четыре года отучился на фортепианном отделении в Орджоникидзевском училище искусств — тогда и написал свою первую фортепианную пьесу. А дальше — Ленинградская консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова, класс фортепиано профессора Н. Перельмана (Ацамаз Макоев — прекрасный пианист, замечательный исполнитель, в том числе и своих произведений!), служба в армии, композиторское образование в Ереванской государственной консерватории им. Комитаса в классе профессора Л. Сарьяна, с 1986-го по 1998-й — заведывание музыкальной частью Северо-Осетинского государственного академического театра им. В. В. Тхапсаева…
Факты биографии они и есть факты биографии. Но за всем этим сквозит опять-таки ее величество Музыка. Это она не давала покоя, играя на струнах тонко чувствующей, ранимой, встревоженной души музыканта — такого, казалось бы, внешне спокойного, интеллигентного, невозмутимого и благовоспитанного. Вот он сидит передо мной, и мы говорим о счете 6:0 на табло жизни без пяти минут юбиляра. 15 февраля Ацамаз Макоев разменяет седьмой десяток. Каково оно, думается мне, встретить не просто свой очередной день рождения, а круглую дату, возвещающую о преодолении еще одного рубежа, символизирующего зрелость и мудрость.

О 60-летии

— Когда вам было 20 лет, что вы думали о возрасте «60»? — спрашиваю я Ацамаза Владимировича.
— Я вообще не думал, что доживу до такого возраста, — слегка тушуясь, отвечает он. — Тогда казалось, что 60 — это очень много. Моя мама 1927 года рождения. Я тогда думал: когда мне будет 30, маме будет 60. А если мне будет 60, то… Даже не предполагал, что доживу до 2017 года.
— А то, о чем мечталось тогда, 40 лет назад, сбылось?
— Ничего не сбылось… Я совершил много ошибок. Стесняюсь сегодня некоторых своих сочинений.
— Строги вы к себе, однако.
— Но у «60», скажу я вам, есть свои преимущества. Как говаривал мой учитель Анатолий Аркадьевич Брискин: «Я больше узнал, больше книг прочел». Такие вот преимущества дает возраст. Но доведись начать все сначала, многое бы я сейчас сделал по-другому. Чем удовлетворен, так это тем, что ни один человек не скажет, что я его обидел. Я никого не уволил. Я отношусь с любовью и уважением ко всем своим коллегам. Я вообще из тех людей, которые с трудом говорят «нет». В жизни у меня две любимые «дочери» — Осетинский театр и филармония. Я испытываю удовлетворение оттого, что перевел из XX века в XXI и Союз композиторов, и филармонию. Занимая те должности, которые занимаю, я всегда действовал согласно тем принципам, которым учили меня мои учителя. Осетинская культура для меня — не пустые слова. Поэтому к своим 60 годам я боялся одного: что именно при мне филармония остановила свою деятельность, что она разрушается. И я рад, что при мне она стала самым красивым местом Северной Осетии.

О Государственной премии
имени Коста Хетагурова

— Меня давно интересует вопрос: как так случилось, что вы трижды лауреат премии Коста?
— На самом деле эта премия, согласно положению, не присуждается ни дважды, ни, тем более, трижды. Но со мной случилось такое. В первый раз я получил премию Коста в 33 года вместе с Шамилем Джикаевым и Анатолием Дзиваевым за спектакль «Отверженный ангел» в конном театре «Нарты», музыку к которому я написал. Второй раз в 2001-м — за мюзикл «Шут Балакирев» в Русском театре вместе с Юлием Тамерьяном, Владимиром Уваровым и Натальей Серегиной. И третий раз в 2004-м — за музыку к спектаклю «Горькие рифмы» в Осетинском театре. Премию я получил вместе с Казбеком Мецаевым, Анатолием Галаовым и Розой Бекоевой.

О творчестве

— Чем сейчас заполнена ваша творческая жизнь?
— Я недавно вернулся из красивейшего города Баку, где три дня купался в лучах людской доброты. Встретился там со своей родней. Сестра моего деда в 1937 году вышла замуж в Баку. И вот со всеми ее потомками я там повидался. Встреча была очень теплой и радостной. Вся моя бакинская родня пришла на концерт в Азербайджанскую госфилармонию им. Муслима Магомаева, где в исполнении потрясающего Азербайджанского национального государственного симфонического оркестра под управлением Валерия Хлебникова прозвучала моя симфония «Моя Родина — Беслан». Я очень благодарен солистке Азербайджанской филармонии Фариде Мамедовой, которая исполняла арию «Две туфельки» на русском языке. На осетинском балладу «Слезы матери» на стихи бесланского поэта Феликса Цаликова исполнила солистка камерного хора «Алания» Светлана Губуева. Публика принимала очень тепло. Столько добрых, полных сопереживания слов было сказано. Бакинцы восприняли как личную трагедию то, что случилось в 2004-м у нас в Беслане. И мы благодарны им за сопричастность к нашему горю. Со мной рядом в зале филармонии сидел посол России в Республике Азербайджан Владимир Дорохин. От общения с ним осталось самое приятное впечатление. Осенью я как пианист приглашен с концертом в Азербайджанскую госфилармонию.
Какие еще новости творческого плана? Я закончил детский балет «Свирель Ацамаза» для Республиканского лицея искусств, написал для Осетинского театра музыку к спектаклю «Коробка конфет», завершил «Провинциальную симфонию». До 8 марта выйдет сборник всех моих фортепианных сочинений. Издать его помогли спонсоры — министр строительства и архитектуры Русланбек Кузьмич Икаев и ректор СОГУ Алан Урузмагович Огоев. Кроме того, для Фаризы Коцоевой я написал цикл из пяти романсов на стихи Иосифа Бродского.
— Вот сейчас припомнилось, что премьера вашей оперы «Аланы» состоялась в 2012 году. А мюзиклы «Я подарю тебе целый мир», «Десант в Эльхоре», «Хитроумная влюбленная» по пьесе Лопе де Вега, балет «Парад планет» так никогда и не ставились?
— Мюзиклы не ставились. Балет целиком тоже. Какой у нас балет? Но все номера из «Парада планет» играются. И дети танцуют отдельные номера.
— Значит, будем надеяться, что все еще впереди.

О Союзе композиторов

— К 60-летию приятно констатировать, что коллеги-композиторы в конце прошлого года в пятый раз оказали мне доверие и избрали председателем творческого союза. Для меня это честь — нести ответ за композиторскую школу республики. Все, что я делаю в Союзе, я делаю в интересах своих коллег-композиторов. По большому счету продолжаю начатое Христофором Плиевым, Резваном Цорионти, Дударом Хахановым, Ильей Габараевым. Они, наши старшие, поставили меня на эту позицию. Каждый из композиторов — это национальное достояние республики. И хоть все мы такие разные — Лариса Канукова, Булат Газданов, Николай Кабоев, Игорь Насонов, Жанна Плиева, Людмила Ефимцова, Тамерлан Хосроев, Олег Диамбеков, Борис Кокаев, молодежь Дзерасса Дзлиева, Нина Фарниева, Ирина Кочиева, — вместе мы — Союз композиторов Северной Осетии. Есть в нашем Союзе и замечательные музыковеды — Людмила Левитская, Татьяна Батагова, Марина Ядых. Марина, к примеру, непревзойденный лектор-музыковед. Она, как никто другой, умеет предвосхитить и влюбить слушателя в то, что он после ее речи услышит.

О музыкальной педагогике

— Все, что касается музыкального воспитания детей, — это и есть самое интересное. Я всегда с особым удовольствием пишу музыку для детей. С удовольствием и совершенно бесплатно занимался импровизацией с детьми в группах при кукольном и Осетинском театрах, первой и второй владикавказских музыкальных школах. Малышей ко мне приводят часто. И первое, что я делаю, это прививку любви к музыке. Я объездил всю Осетию, побывал более чем в 50 школах, где играл и даже пел для детей, рассказывал им о музыке. Никогда не забуду, как в школе селения Хазнидон с пианино, в буквальном смысле этих слов, сдували пылинки…
По этой же самой причине в 1992 году мы с Зоей Кайтмазовой придумали республиканский конкурс юных дарований «Звездочки Осетии». «Звездочки» прошли восемь раз и дали свои всходы — Ирина Тедеева, Альда Тургиева, Алла Басиева, Туган Сохиев, Наталья Дзебисова…

О личном

— Мои старшая и средняя дочери сейчас живут вместе со своей мамой в Канаде. Старшая Ольга — врач-фармацевт, средняя — судмедэксперт. В детстве они занимались музыкой. А вот младшая дочь Раиса…
— Ее назвали в честь вашей мамы?
— Да. Рае 13 лет. И она не хочет заниматься музыкой, зато с удовольствием рисует, танцует, сидит в Интернете. Раечка даже стесняется, что папа у нее композитор.
— Ваша супруга, актриса Русского театра Залина Колиева и дочь Раечка, наверное, готовят вам к юбилею какой-то сюрприз?
— Не знаю, может быть. Сюрприз перестанет быть сюрпризом, если я буду о нем знать.
— Как собираетесь отмечать свой юбилей?
— В последние годы жизни моего учителя Анатолия Брискина я часто общался с ним и многое от него почерпнул. Так вот Анатолий Аркадьевич советовал не отмечать юбилеи. День рождения как день рождения, и никакой помпезности. «Не устраивай себе репетицию будущих похорон», — говорил он. Поэтому сразу скажу: никакого юбилейного творческого вечера у меня не будет. А день рождения, конечно, отпраздную — с родней, друзьями, коллегами, соседями. Но не 15 февраля, который стал для меня днем скорби. В это день в 2001-м умерла моя мама…
— Скажите, пожалуйста, только без ложной скромности, чем вы гордитесь?
— Тем, что по жизни дружил и дружу с замечательными, выдающимися людьми, которые научили меня любить жизнь, любить людей. Первая и главная моя любовь — Осетинский театр. Работая там, я общался с великими актерами, приобщался к настоящей культуре, научился грамотной осетинской речи, научился писать по-осетински. Горжусь, что мне посчастливилось встретиться с настоящими мастерами своего дела. Я был лично знаком с Игорем Дзаховым, Сергеем Песьяковым, Львом Григорьевичем Плиевым. Георгий Хугаев считал меня своим сыном, мы с ним часто ездили летом в Цхинвал, где ставили мюзиклы. Ко мне по-доброму относился Бибо Ватаев — это он привел меня в филармонию. Осетинский театр — это целая эпоха. У корифеев осетинской сцены я научился многому. Горжусь, что в моей жизни были такие друзья!
— О чем вы мечтаете?
— Мечтаю об очень простых вещах, о том, чтобы люди не болели. Мечтаю, чтобы никого не убивали. Чтобы все мои близкие были здоровы и счастливы, чтобы окружающие были здоровы и счастливы.
— А мне хочется пожелать счастья и удачи вам, Ацамаз Владимирович! Будьте здоровы, живите долго и продолжайте радовать нас своей волшебной музыкой. С юбилеем!

Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: