«ХОХАГ» (Газета «Пульс Осетии» №5, февраль 2017)

В этом году будет ровно 25 лет, как в прокат вышел кинофильм режиссера Мурата Джусоева «Горец». В фильме снимались осетинские актеры, а художником-постановщиком выступил известный на Кавказе художник и мастер танца Жорж ГАСИНОВ.
В ноябре 1992 года в Ашхабаде проходил международный фестиваль национальных кинематографий «Серебряный полумесяц», на котором были представлены картины из России, Турции, Германии, Финляндии, Сирии…
Об успехе фильма «Хохаг» («Горец») говорит красноречиво такой факт: если фильмы из других стран были продемонстрированы по одному разу, то фильм «Хохаг» — четыре раза! Естественно, что после такого успеха жюри фестиваля присудило первую премию фильму из Северной Осетии.
Сегодня мы просим Жоржа Гасинова рассказать о том, как создавался фильм «Хохаг», который в 1992 году стал заметным явлением в осетинской культуре. Надо было проявить немалое творческое мужество, чтобы, когда особенно активизировались разрушительные процессы девальвации не только морально-этических, но и национально-этнических ценностей, взяться за создание такого фильма.
Думаем, читателям нашей газеты будет небезынтересно узнать, что стояло у истоков создания фильма и как он был тогда оценен в республике и за ее пределами.
— Жорж Иналович, расскажите, как вы вообще пришли в этот фильм?
— Уже известно, что фильм был снят по заказу и при непосредственном участии ассоциации творческой и научной интеллигенции «Ир». Президент ассоциации А. Дзантиев и наш продюсер М. Цихиев стояли у истоков этой картины. Можно сказать, что в киногруппу позже всех пришел я. В 70–80-х годах я снимался в фильмах Киевской и Одесской киностудий. Присматривался и изучал, как «делают» кино. Так что ассоциация пригласила меня в картину в качестве художника-постановщика.
— Художник-поста-новщик в кино — что это такое?
— Работа художника в кино требует самоотверженности, максимальной отдачи. Рождение того, что ты задумал (согласно режиссерской трактовке), зависит от большого количества факторов и обстоятельств. Нужно свести их в одну точку, сфокусировать в нужное время, в нужный кадр, в нужном месте и в нужном количестве в картине. По моему мнению, это и составляет искусство художника кино.
Понятие художник нераздельно связано с понятием гражданин. Моя гражданская направленность в фильме — это моя реакция на проблемы национальные, потребность высказаться языком (и не только) кино по некоторым вопросам, волнующим меня как члена общества. Можно уходить от современных проблем своего народа, заниматься чем-то, используя свое ремесло. Но есть круг проблем, мимо которых я как человек не могу пройти. А кино может возвратить время, вернуть, казалось бы, давно забытые ощущения.
— Вы работали в фильме и как актер?
— Моя актерская роль алдара Дударова невелика, я играю в фильме всего лишь два эпизода, но она характерна. У меня здесь были хорошие партнеры: М. Икаев, М. Кокоев, К. Губиев, Махар и Казбек играли моих сыновей — кровников рода Джиго.
Кино помогает актеру преодолеть скованность, стать более естественным. Актер становится узнаваем, а это очень важно. Кинематограф учит актера распределять перспективу роли, чтобы в любой кадр он мог «врываться», как в реальной жизни. В нашем фильме снимались как профессиональные актеры, так и жители Куртатинского ущелья, в частности селения Карджин. Весьма колоритны Б. Ватаев в роли абрека Бега, Е. Туменова в роли матери, К. Алдатов в роли старейшины. А сколько дает общение с людьми во время съемок, экспедиции. Иногда больше, чем сам фильм. Съемки проходили в трудных условиях — в глубоких теснинах, над пропастью, бурными горными реками, на равнинных и горных дорогах, в дождь и жару. Когда я смотрю наш фильм, то вижу в первую очередь то, что происходило с нами в момент, когда это снималось, и с этой точки зрения все оцениваю. Конечно, было сложно за короткое время построить осетинский и казачий дворы, сделать арбу старого образца, найти оружие, костюмы, мебель и утварь, найти подходящих быков. Я очень признателен тогдашнему директору нашего объединенного музея Тимуру Дзеранову, научному сотруднику М. Хаеву, художнику Ю. Дзантиеву за их практическую помощь. Моим ассистентам А. Абоеву, А. Наскидаеву, А. Джусоеву за их труд.
— А как вы оцениваете режиссуру фильма?
— У Мурата как режиссера есть отличительная черта — он творит образы фильма непосредственно на съемочной площадке, почти без репетиций. Секрет Мурата-режиссера — свобода, раскрепощение и доверие оператору, художнику, актерам при жестком подчинении общему режиссерскому замыслу. Это и нюансы, детали, весь набор средств, с помощью которых он «открывал» своего Джиго, своего Ахсара. Казалось бы, события картины лишены масштабности. Сюжет фильма камерный. Объект режиссерского внимания — область человеческих взаимоотношений, анализ нравственного микроклимата, сложившегося между героями фильма — Джиго и Ахсаром в пути от горного аула до Моздока и обратно. И это снято талантливо. Так что мы вправе ожидать от Джусоева серьезных работ в кино и в будущем.
— Если можно, коротко о фабуле фильма.
— Герой фильма — вчерашний абрек — решает ехать на равнину, в Моздок, за хлебом с 10-летним сыном своего убитого брата. А это было опасно в те далекие времена. Обычно горцы в такую дальнюю дорогу собирались целым обозом. Оказавшись по воле судьбы свидетелем головокружительных погонь, коварных засад, смертельных поединков, кровной мести и, конечно, встречи с благородными абреками, 10-летний аульский мальчишка к концу фильма становится возмужавшим юношей, опорой всей семьи.
— Откуда возникло название фильма?
— Почему фильм называется «Хохаг», а не иначе? Мы, создатели фильма, имели в виду современность, хотя в фильме речь идет о трудной жизни горца-осетина, его семьи почти двухвековой давности.
Мы сильно изменились, во многом утратив чисто человеческие качества горцев: долг чести, чувство достоинства, готовность пожертвовать собой ради других в минуты высших испытаний. Почему жестокость, бездушие сегодня в порядке вещей у большинства из нас ? Да, фильм — это рассказ о прошлом, когда неписаные законы, адаты гор редко кто рисковал нарушать, потому что каждый такой поступок не оставался безнаказанным. Вспомните адат хъоды у осетин. А сейчас редко кто несет наказание за содеянное.
К благородству и честности, к сдержанности, горской гордости и душевной чистоте мы обратились своим фильмом, имея адресатом наших современников. Может быть, не все получилось. Скажу, что, на мой взгляд, для музыкального оформления мы могли бы использовать более богатую мелодику осетинских героических песен, совершенству нет предела, но мы были искренни в стремлении донести до зрителя хотя бы частицу нашей души.
— Несмотря на отдельные недостатки фильма, «Хохаг» — шаг, ступенька по нескончаемой лестнице, ведущей к вершинам мастерства.
— Спасибо, приятно слышать.

Мы продолжаем свое интервью с профессором факультета изобразительных искусств СОГУ, академиком Российской академии художеств Шалвой БЕДОЕВЫМ.
— Шалва Евгеньевич, вы художник, заслуженный и признанный мастер, как, по-вашему, фильм удался?
— Во всяком случае, я первый раз увидел работу художника в осетинском кино. Я имею в виду, что в других фильмах обычно роль художника сводилась к тому, что нужно построить, например, старые ворота, оформить интерьер и т. д., то есть к простому исполнению режиссерских задумок.
Здесь же я увидел удачно найденные кадры. Такие, как надвигающийся туман на скалы, полет орла в вышине, ракурс горной реки, движение чеченских абреков за холмом, когда видна только верхушка знамени, и т. д. Все это наталкивает на мысль, что здесь работал художник, остро мыслящий, свободный от банальных решений, не раб традиционных установок и давно устаревших догм.
Кроме того, многие кадры говорят о том, что камера установлена рукой художника, и кадры были скомпонованы профессионально, как произведение на холсте…

Что же, пожелаем Жоржу Гасинову новых успехов и новых удачных работ. А сами в юбилейный для фильма год еще раз с большим желанием и волнением посмотрим его.


Беседовал
Петр САФРОНОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: