Общественное мнение населения республик СКФО РФ о религиозных ценностях мусульман

Период конца XX — начала XXI в. отмечен глобальными изменениями мирового устройства, обновления и усложнения социальной структуры общества во всем мире. Одним из элементов этого процесса стал «религиозный ренессанс», который в полной мере проявился и в «возрождении ислама». Он всегда имел ярко выраженную социальную и политическую окраску, поэтому последствия этого процесса принимают масштабный и не всегда положительный аспект. Попытка переворота в Турции в 2016 г., образование исламского государства (ИГ) и его военная и террористическая активность, исламистский терроризм, негативно отразившийся на отношении к мусульманам в Западной Европе, даже отдельные инциденты антиисламского экстремизма демонстрируют сегодня актуальность выработки стратегии мирного сосуществования представителей различных религий в одном политическом пространстве. Летом 2016 г. Северо-Осетинским отделом социальных исследований ИСПИ РАН в республиках Северо-Кавказского федерального округа проведен массовый опрос с целью анализа отношения населения к действиям мусульман религиозного характера. В опросе приняли участие 1 200 человек, в том числе 50 экспертов (журналисты, ученые, чиновники, члены политических партий, работники культуры). Результатами исследования мы попросили поделиться д. с. н., профессора Хасана Владимировича Дзуцева.

— Насколько бурно развивается ислам на Северном Кавказе?

— После распада СССР в стране растет уровень религиозности, особенно среди христианской и исламской молодежи. В современной России процесс самоидентификации национальных меньшинств зачастую перемешивается с процессом религиозной идентификации, т. е. они «перекрещиваются»: быть чеченцем, дагестанцем — значит исповедовать ислам, потому что на нем в большой степени завязаны этническое самоопределение, политика и культура республики. Считается, что Кавказ трудно исламизировать или христианизировать, потому что устройство жизни горцев предполагает другой ритм. Как и православие, родившееся из смешения христианства и русских традиций, исламизация Кавказа фактически представляется нам наложением ислама на местные традиции каждого этноса, что рождает различные формы магометанской религии. В исламизированном Йемене горные племена живут совсем по-другому. Устройство жизни горцев, их психология подчинены прежде всего горскости, а не исламскости, зародившейся в пустынном климате Западной Аравии, хотя это не мешает населению искренне и по праву считать себя мусульманами. В целом же религиозная идентификация мусульман в России и других регионах, исповедующих ислам, имеет разный вес, за ними стоят отличающиеся механизмы.

— Мы являемся свидетелями того, что в последнее время появилось множество мечетей на территории Северного Кавказа. Как к этому относится население?

— Представители титульных наций в исламских республиках почти единогласно ответили положительно (100,0% — РИ; 98,0% — ЧР; 95,5% — КЧР; 92,6% — КБР; 84,4% — РД). Так же положительно отнеслись к строительству мечети 70,0% русских и русскоязычных жителей РСО-А и 53,9% осетин. За запрет строительства новых мечетей — 33,6% осетин, 21,7% русских и русскоязычных жителей РСО-А, 15,6% дагестанцев, 4,4% кабардинцев и балкарцев и 3,0% карачаевцев и черкесов. Ни один представитель ингушей и чеченцев не высказался против строительства мечетей.
Эксперты всех республик сошлись во мнении о положительном отношении населения к постройке новых мечетей. На территории каждой из них их построено достаточно много, так как везде, кроме Северной Осетии, присутствует большой процент мусульман. При этом 40% экспертов КБР отметили, что мечети должны строиться в соответствии с «духом ислама» и обстановка должна быть скромной и аскетичной.

— В частном разговоре нередко приходится слышать, что публичная проповедь ислама, в частности призывы муэдзина на молитву, не по душе владикавказцам, потому что республика является христианской. Есть ли на этот счет данные опроса?

— Вы правы, запретить публичные проповеди ислама пожелали 81,3% осетин, 58,2% русских и русскоязычных РСО-А. Разрешили проповедовать ислам в публичных местах 97,0% ингушей, 86,9% чеченцев, 70,9% представителей народов Дагестана, 60,0% кабардинцев и балкарцев, 57,6% карачаевцев и черкесов.

Эксперты в большинстве лояльно отнеслись к публичным проповедям мусульман, если это не вступает в конфликт с местным или федеральным законодательством. При этом опрошенные в Чечне подчеркнули высокую степень толерантности населения к представителям других религий, а в Карачаево-Черкесии, напротив, отметили, что подобные действия со стороны христиан были бы восприняты остальным населением отрицательно. Представители Кабардино-Балкарской Республики и Республики Северная Осетия-Алания высказались за запрет публичных проповедей каких-либо религиозных взглядов, в том числе исламских. Кстати, к изданию и распространению мусульманских газет и журналов жители республик относятся менее критично: разрешили такую деятельность 98,2% представителей титульной нации в РИ, 91,9% в ЧР, 86,6% в РД, 84,1% в КЧР, 79,3% в КБР, 38,6% в РСО-А и 58,9% русских и русскоязычных жителей Запретить распространение мусульманских газет и журналов пожелали половина опрошенных осетин (50,4%), 33,8% русских и русскоязычных жителей республик, каждый шестой карачаевец и черкес (15,9%) и каждый седьмой кабардинец, балкарец и дагестанец (13,3 и 13,4% соответственно).

Жители исламских республик в целом положительно относятся к проповедованию мусульманских взглядов по телевидению: 99,4% ингушей, 89,9% чеченцев, 80,4% дагестанцев, 73,5% карачаевцев и черкесов, 66,7% кабардинцев и балкарцев, 56,9% русских и русскоязычных жителей и только 37,3% осетин. 51,6% последних пожелали запретить проповедовать ислам по телевидению, как и 37,4% русских и русскоязычных жителей, 26,5% карачаевцев и черкесов, 21,5% кабардинцев и балкарцев, 19,0% дагестанцев и 5,1% чеченцев.
Эксперты почти единогласно одобрили издание и распространение мусульманской литературы через СМИ, особенно в республиках с большим процентом мусульман. Опрошенные подчеркнули, что мусульманское духовенство нуждается в расширении печатного и телевизионного опыта, т. к. сегодня христиане (в т. ч. неправославные) имеют гораздо больший опыт выпуска религиозной литературы и телепрограмм.

— Слушая вас, можно смело спрогнозировать отношение северокавказцев к преподаванию ислама в школе…

— Да, особый интерес представляет мнение жителей о преподавании ислама детям, и оно не совсем однозначно. Большинство за предложение открыть специализированную исламскую школу: 99,4% в РИ, 95,5% в ЧР, 89,4% в КЧР, 82,1% в РД, 76,3% в КБР, также положительный ответ дали 60,5% русских и русскоязычных жителей и 35,7% осетин. Отрицательно к открытию исламской школы отнеслись 49,2% осетин, 30,0% русских и русскоязычных, 17,9% дагестанцев, каждый шестой кабардинец и балкарец (15,6%), каждый одиннадцатый карачаевец и черкес.
Предложение преподавать ислам учащимся общеобразовательных школ восприняли чуть хуже: положительно отреагировали 95,7% ингушей, 85,4% чеченцев, 71,5% дагестанцев, 68,2% карачаевцев и черкесов, 66,7% кабардинцев и балкарцев, 38,8% русских и русскоязычных и только 10,9% осетин. Отрицательно отнеслись к преподаванию ислама учащимся общеобразовательных школ большинство осетин (79,7%), половина русских и русскоязычных (53,6%), 30,3% карачаевцев и черкесов, 27,9% дагестанцев, 22,2% кабардинцев и балкарцев, 6,6% чеченцев и 1,8% ингушей. Не смогли сформулировать свою позицию 7,6% русских и русскоязычных жителей республик, 11,1% коренных жителей КБР, 9,4% осетин и 8,1% чеченцев.

Большинство экспертов допустили преподавание основ религии в школе, при этом подчеркнув проблему многоконфессиональности республик, которая исключает преподавание религии иначе, чем в культурологическом аспекте. Только 40% экспертов КБР высказались категорически против преподавания религии в общеобразовательной школе, подчеркнув, что оно должно быть добровольным.

— Какой основной вывод можно сделать, исходя из результатов опроса?

На основании результатов исследования мы можем сделать однозначный вывод о сохранившейся до наших дней неоднородности в отношении к исламу среди северокавказских республик, несмотря на то что подавляющее большинство республик, 5 из 6, считают себя мусульманскими.
Среди народов исламских республик СКФО наименее положительно религиозные инициативы были приняты кабардинцами и балкарцами. Опрошенные подчеркнули высокий трудовой ритм в КБР — по их мнению, в повседневности людей не слишком волнуют вопросы религии, и сами эксперты зачастую не одобряют вмешательство в повседневную жизнь республики со стороны религиозных деятелей.
Примерно одинаковый уровень положительного отношения к религиозным инициативам со стороны мусульман наблюдается в КЧР и РД. Объяснение высокого показателя в Дагестане лежит на поверхности — ислам в республике распространился гораздо раньше, чем в иных областях региона, что неизменно является предметом гордости дагестанцев.
Наиболее положительно отнеслись ко всем предложенным инициативам в РИ и ЧР. Принципиальным различием в ответах жителей республик является стабильный небольшой процент сомневающихся в ЧР (2,0–8,1%). Очевидно, население обеих республик с готовностью принимает усиление религиозности.

Во всех мусульманских республиках эксперты отметили высокую посещаемость мечетей и положительное влияние ислама на население, повышающуюся религиозность, особенно среди молодежи, и выразили обеспокоенность подверженностью молодых людей радикальным течениям в исламе, а также арабским проявлениям религиозности: ношением хиджаба или паранджи.
Мало, в сравнении с другими инициативами, положительных ответов было получено на вопрос о публичных проповедях ислама в общественных местах. Разброс даже по мусульманским республикам здесь довольно большой — от 57,6 до 97,0%. Эксперты объясняют это загруженностью населения, при том что в повседневной жизни большинства мусульман присутствуют религиозные ритуалы, есть и время для сугубо светских дел — работы, развлечений, общения и т. д.
Что касается немусульман, то, очевидно, такая навязчивая пропаганда, скорее, оттолкнет, чем заставит всерьез задуматься о смене веры, так как в обычной жизни люди погружены в свои дела и не готовы бросать их ради глубоких религиозных размышлений, которые предполагают такие проповеди.

В целом ответы респондентов показывают, что большая часть населения СКФО РФ положительно относится к ценностям мусульман. В наименьшей степени из представленных республик одобряют религиозную активность осетины. Русские и русскоязычные жители занимают промежуточную позицию, выражая большую, чем осетины, и меньшую, чем представители иных исследуемых национальностей, поддержку религиозным инициативам мусульман.


Беседовал Петр САФРОНОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: