Общественное мнение о живучести религии в республиках СКФО (Газета «Пульс Осетии»№1, январь 2017)

Летом 2016 г. Северо-Осетинским отделом социальных исследований Института социально-политических исследований Российской академии наук и кафедрой социологии Северо-Осетинского госуниверситета им. К. Л. Хетагурова проведен массовый опрос населения Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации с целью изучения общественного мнения о живучести религии. Всего в опросе приняло участие 1 200 респондентов, в том числе 50 экспертов: журналисты, ученые, чиновники, члены политических партий, работники культуры, представители различных конфессий, юристы. О результатах исследования мы попросили рассказать доктора социологических наук, профессора, заведующего Северо-Осетинским отделом социальных исследований ИСПИ РАН, заведующего кафедрой социологии СОГУ им. К. Л. Хетагурова Х. В. Дзуцева.

— Хасан Владимирович, так в чем причина столь длительной истории существования религии, в чем причина ее живучести?
— Существует реальный религиозный опыт. Он очень многообразен. И само это многообразие имеет много причин: исторических, психологических, этнических, географических. Это огромный конгломерат, но при этом религия выражает какое-то определенное фундаментальное отношение и характеристику человеческого способа существования в мире. Она связана с отношением к некой идее абсолютности, с представлением о смысле жизни. К периоду своей личностной зрелости человек понимает, что смысл его жизни выходит за временные рамки его бренного существования, он попадает в такой широкий простор мировоззрения, который его неизбежно приведет к идее Бога.
Имелась и другая точка зрения на эту проблему. Причина столь долгой жизни религии видится в вере человека в чудо, основой которой являются надежда на лучшую долю для себя и детей и потребность любить ближнего. Еще одной причиной, объясняющей долгое существование религии является фактор этничности. Россия населена малыми народами с религиями, отличными от религии «государствообразующего» этноса. Для малых народов верование — это консолидирующая основа, поэтому религиозность мусульманских народов неразрывно сплетена с народными традициями. Религиозность усиливается в период социальных потрясений и межэтнических конфликтов, когда требуется более крепкое сплочение в гомогенном социуме. Следующая причина живучести религии связана с тем, что основная масса людей не может заниматься наукой в силу мифологической формы мировоззрения большинства. Другими словами, сознание большинства имеет упрощенную конструкцию, которую радикально изменить невозможно. Человек устроен так, что при столкновении с критикой ему легче ее оттолкнуть, чем пересмотреть конструкцию своего мышления. Отсюда устойчивость мифологического мышления, которое распространено в силу слабости человеческого сознания, его ограниченности. Большинство религиозных концепций опирается на эту особенность мышления, упрощая тем самым религиозную идею.
— Для всех ли религия является единственно верным и неисчерпаемым учением?
— В процессе исследования темы живучести религии результаты опроса показывают, что лишь около трети опрошенных согласны с данным тезисом. 39,7% русских и русскоязычных респондентов «скорее, согласны» с этим высказыванием. Так же считают 38,5% кабардинцев и балкарцев, 36,4% карачаевцев и черкесов, 34,7% осетин, 27,4% ингушей. «Полностью согласны» с этим утверждением абсолютное число чеченцев (76,3%) и ингушей (65,2%). Так же ответили половина опрошенных из Дагестана (49,2%), 43,9% карачаевцев и черкесов, 43,0% кабардинцев и балкарцев, 28,6% русских и русскоязычных и лишь 11,3% осетин.
«Совершенно не согласны» с данным утверждением преимущественно опрошенные в Осетии (15,3%) и русские и русскоязычные СКФО (9,9%).
— А что по этому поводу думают эксперты?
— По мнению 32,0% экспертов (преимущественно в Чечне и Дагестане), население не задумывается над причинами живучести религии, эти вопросы слишком сложны для обыкновенного гражданина. Заниматься ими — удел ученых-религиоведов, социологов, философов.
Каждый четвертый эксперт убежден, что причина столь продолжительного существования института религии в том, что она придает смысл бытовым событиям, образу жизни кавказских горцев. Сложно представить, что можно изъять религию из сознания чеченца или дагестанца. Скорее всего, это некая возможность для этноса сохранить свою идентичность в условиях глобализации и других трансформационных процессов, которые мы наблюдаем сегодня в традиционных некогда социумах. Эта точка зрения подтверждается следующими доводами: в общественной и политической жизни нашей страны в основном заметны лидеры «этнических» религий. Верующие охотно идут за религиозными и политическими лидерами, призывающими паству «вернуться к корням».
— А насколько в век высоких технологий, Интернета сильна убежденность в том, что вера — это не рукотворное творение, а она дана свыше?
— Вопрос о вере человека в религию свыше наглядно иллюстрируют результаты опроса, которые показывают, что абсолютное большинство опрошенных в Чечне (81,3%) и Ингушетии (81,1%) полностью согласны с утверждением: «Религия создана высшими силами, и человеку не под силу изменить или искоренить ее». Эту же точку зрения разделяет лишь половина респондентов Кабардино-Балкарии (49,6%), Карачаево-Черкесии (51,5%), Дагестана (48,0%). Так же ответили 44,5% русских и русскоязычных и лишь пятая часть респондентов РСО-А. Совершенно с этим не согласны в среднем не более 10,0% опрошенных.
— Выходит, некоторые философы, ученые ошибались, считая, что научные достижения опрокинут религию?
— Интеллектуалы ХIХ века были убеждены, что в век паровозов, телефонов и других чудес техники Бог будет не нужен. Выяснилось, что и это не так. Интерес к религии и к прошлому своей нации заложен в человеческой природе, как и потребность иметь своего собственного «внутреннего судью», именуемого совестью. Совесть и есть Бог в душе, а все остальное — это церковные институты. Всякая церковь превращается рано или поздно в какую-нибудь «контору», но явление Бога, и это доказано многотысячелетним опытом человечества, никогда и ни в каком веке не уйдет. Это присуще душе человека, поэтому лозунги типа «религия — это опиум для народа» и тоталитарные структуры наподобие большевизма в России и национал-социализма в Германии не выдерживают проверку временем.
Абсолютное большинство (87,0%) экспертов сошлись во мнении, что религия — самый сильный фактор воздействия на народные массы за всю историю существования человечества. Та часть нации, которая практикует религию в повседневной жизни, то есть верующие, действительно считает, что последняя создана высшими силами и человеку не под силу изменить или искоренить ее. Для них вера не исчезнет, пока существуют люди на Земле. В основе жизни человека — вера в чудо и надежда. Они же считают, что для народа религиозное мировоззрение — единственно верное и неисчерпаемое. 35,0% экспертов твердо убеждены, что религия — беспомощный институт, который сам нуждается в поддержке верующих.
— Можно ли сказать, что большая часть жителей северокавказских республик являются глубоко верующими?
— В своей массе население региона соблюдает лишь внешнюю обрядность. Посещение церквей (мечетей), скорее, является проявлением солидарности со своей этнической и конфессиональной группой.
— В наши дни престиж религиозных учений подрывается коммерческой деятельностью церкви. Многих людей это отвращает от веры.
— Нашим респондентам на вопрос о живучести религии был предложен вариант ответа: «Религия — бизнес, основанный на идее бессмертия». Но эта версия не нашла широкого отклика в оценках. «Совершенно не согласных» с этой версией оказалось около половины респондентов, «скорее, несогласных» — от 25,0 до 40,0% опрошенных.
Среди ответа «скорее, согласен» прослеживается некоторая зависимость количества положительных оценок от места проведения опроса: более всего «сторонников» этой версии было обнаружено в ответах респондентов РСО-А (почти каждый четвертый) и русских и русскоязычных (более 17,0%).
Лишь 12,0% экспертов (против 25,0%, по данным массового опроса) настаивают на том, что «религия — основа бизнеса». Они считают, что к этому сектору духовенства причисляются те, кто на религии делает деньги, не верует в Бога, но пользуется верой людей и силой идеи бессмертия в целях собственного обогащения.
— А как ваши эксперты относятся к введению изучения религии в школы?
— Более 60,0% экспертного сообщества (преимущественно Чечни, Дагестана и Осетии) признают все возрастающее внимание государства к тандему «народ — религия». Каждый десятый эксперт находит правильным попытки проводить религиозное воспитание на государственном уровне. Это, по их мнению, убережет молодежь от влияния экстремистских течений и поможет правильно понять суть ислама и православия.
По мнению экспертного сообщества, «пожар в мусульманском доме» коснется всего человечества. Деструктивные процессы, связанные с политическим исламом, зародились давно, причем исходили не из СССР, а из Афганистана. Изначально появились моджахеды, затем — талибы и другие течения, относительно недавно — так называемое исламское государство. В этом принимали участие спецслужбы ряда западных стран. А англичане в некоторой степени способствовали появлению ваххабизма. К примеру, отец известного разведчика Кима Филби был мусульманином, он принял ислам и был главным советником короля Саудовской Аравии.
— Успевает ли религия реагировать на скорость сегодняшних социальных процессов?
— Часть экспертного сообщества (до 23,0%) убеждена: над сохранением религии, так же как и на ее дискредитацию, работает система специальных организаций с соответствующей инфраструктурой. Данной группой экспертов было признано, что вне религиозной составляющей личность не может существовать и развиваться. Но помимо любви к ближнему люди, служители культа в том числе, к сожалению, обладают еще и такими качествами, как жажда наживы, желание присвоения результатов труда ближнего. И это стремление обрело неприемлемые для морали формы, стало идеологией, которая используется для интересов определенной немногочисленной привилегированной группы (духовенства и власть имущих).
Среди респондентов СКФО примерно равное число тех, кто «скорее, согласен» и «скорее, не согласен» с тезисом о том, что религия — гибкий институт, способный реагировать на изменения в социальной сфере.
21,0% экспертов дали свое видение этого вопроса. Они считают, что религия представляет собой целую систему, части которой могут вести себя в зависимости от запросов реальности по-разному: есть реформаторы, есть консерваторы, стремлениями которых обусловлены те или иные процессы внутри религии. Незначительная часть экспертного сообщества (до 10,0%) считает, что духовенство и по сей день основывается в проповедях на средневековых постулатах и свое представление о мире менять не готово.
— Какой итог вы подведете в завершение нашей беседы?
— Комплекс религиозных представлений встроен в структуру личности. В этом контексте они задают определенные мировоззренческие ориентации. Концепции, изначально укорененные в вероучениях, перетекают в культуру и продолжают существовать в виде продуктов коллективного (народного) или индивидуального творчества, задавая ценностные ориентиры. При этом человек не осознает, что последние в конечном счете имеют религиозное происхождение. Таким образом, религиозная идеология в неосознанном, растворенном в культуре виде будет существовать, пока существует человечество.

Беседовал
Петр САФРОНОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: