Георгиевские кавалеры Осетинского конного полка (Газета «Пульс Осетии»№1, январь 2017)

Уже скоро весь мир отметит столетие окончания Первой мировой войны. Между тем в России до сих пор не воздали должное героям, которые тогда защищали Отечество. При этом среди малых народов идут споры о том, кто и как отличился на той войне.
Представители небольшого осетинского народа были в первых рядах тех, кто мужественно встал на защиту страны. Увы, на сегодня мало что известно о тех, кто совершал подвиги, погибал по славу России и Осетии.
В данной публикации пойдет речь лишь о тех, кто служил в Осетинском конном дивизионе (позднее полк), который с честью прошел все годы войны.
Напомню, что впервые Осетинский дивизион был сформирован в составе Терско-Горского конного полка во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Совершив массу подвигов, показав героизм и отвагу, осетины заслужили высокую оценку своей ратной службе, и дивизион получил Георгиевское знамя.
Вскоре после окончания войны дивизион был расформирован, о чем в Осетии сожалели, и не раз различные делегации просили государя императора восстановить его. В 1890 г. Осетинский конный дивизион был вновь сформирован. Его командиром стал полковник А. Э. фон Крузенштерн.
3 ноября 1899 г. во Владикавказе в торжественной обстановке дивизиону был вручен штандарт. В тот же день командир дивизиона полковник М. А. Лыщинский издал приказ по дивизиону, в котором были такие слова: «Пусть отныне облик святого Георгия, красующийся на нашем штандарте, будет служить нам всегда и везде напоминанием благословия Божьего, данной клятвы на верность и путеводной звездой на славу нашего дивизиона».
В последующие годы командирами дивизиона были полковники Г. Г. Ткаченко, В. Д. Сердаковский, Н. Н. фон дер Нонне, А. А. Яхонтов, а к началу Первой мировой войны дивизион возглавил полковник Сафар-бей Мальсагов. К этому времени дивизион квартировал в г. Ставрополе и входил в состав 3-й Кавказской казачьей дивизии. Его рядовой состав (всадники) целиком состоял из осетин, а среди офицеров были представители разных национальностей. Кроме того, различные специальные части (саперы, пулеметчики, связисты) в основном состояли из терских казаков.
С началом Первой мировой войны, в июле 1914 г., Осетинский конный дивизион в составе своей дивизии сразу же отбыл на фронт, и уже в первых числах августа осетины перешли австрийскую границу. 13 и 14 августа 1914 г. 3-я армия, в которую входила 3-я Кавказская казачья дивизия, нанесла ряд поражений неприятелю, и он поспешно стал отступать. Осетинский дивизион вместе с другими конными частями бросился преследовать противника. В результате было захвачено 10 000 пленных и 60 орудий.
В последующие месяцы Осетинский дивизион сражался в предгорьях Карпат и Галиции, прикрывая отступление русской армии. Всадники-осетины воевали мужественно и не раз получали благодарности от начальства. Но в дивизионе по-прежнему лишь две сотни, а желающих послужить Отечеству было предостаточно. Несколько раз представители осетинского народа во главе с отставными генералами А. Борукаевым, И. Гайтовым и другими влиятельными лицами просили государя императора развернуть дивизион в полк. Николай II внял их просьбам, и осенью 1915 г. последовал приказ о переформировании дивизиона в полк.
Дивизион был снят с фронта и 14 сентября 1915 г. выступил из г. Слуцка через г. Бобруйск в г. Армавир, куда прибыл 20 октября 1915 г. По новым штатам в Осетинском конном полку должны были числиться: 22 офицера, 3 врача, 1 чиновник, 868 строевых и 83 нестроевых нижних чина (всадников) — всего 977 человек.
В эти же дни полку было вручено Георгиевское знамя бывшего Осетинского дивизиона, полученного за отличия в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. После расформирования дивизиона знамя хранилось во дворце начальника Терской области.
Возвратившись на фронт, Осетинский конный полк вновь вошел в 3-ю Кавказскую казачью дивизию, составив с 1-м Дагестанским конным полком 2-ю бригаду. Из Буковины дивизия была переведена в Полесье и включена в состав 4-го конного корпуса генерала Гилленшмидта. Летом 1916 г. началось наступление Юго-Западного фронта, а в бездонных трясинах Полесья без всякой пользы завязло семь превосходных конных дивизий, о них словно забыли. Но они своего часа дождались и, посланные в наступление, наголову разбили германцев в боях у Галузии, Волчецка и Маневичей.
Когда в 1917 г. началось летнее наступление русской армии, 3-я Кавказская казачья дивизия приняла в нем активное участие. Несмотря на то что под влиянием большевистской пропаганды армия начала разваливаться, Осетинский полк во главе с полковником Василием Хетагуровым еще сохранял боеспособность. Благодаря этому ему поручали самые ответственные задания.
В июле 1917 г. в бою у города Монастержиско погибли полковник Хетагуров и несколько десятков всадников. Осетинский полк возглавил войсковой старшина Петр Занкисов из 1-го Кизляро-Гребенского полка. В командовании он пробыл до 9 сентября 1917 г., когда по болезни сдал полк подполковнику Хаджимуссе Дзугаеву.
При подполковнике Дзугаеве Осетинский полк был выведен из состава 3-й Кавказской казачьей дивизии и включен в состав формируемого Кавказского туземного конного корпуса. В конце сентября 1917 г. части Туземного корпуса прибыли в Терскую область, где развертывание корпуса продолжилось. Начал формироваться 2-й Осетинский конный полк, командиром которого стал полковник Григорий Келер. Оба Осетинских полка составили 2-ю бригаду полковника Якова Хабаева и вошли в состав 2-й Кавказской туземной конной дивизии, начальником которой был назначен генерал-лейтенант Хоранов. Но больше в едином строю всадникам-осетинам воевать не пришлось. К январю 1918 г. осетинские полки фактически распались, а официально их расформировали в мае 1918 г.
За время войны десятки всадников Осетинского полка были награждены Георгиевскими крестами за проявленные мужество и отвагу. Кто же они? Ранее наиболее достоверно было известно, что вахмистры Виссарион Хадиков и Константин Сокаев за боевые отличия стали полными георгиевскими кавалерами.
Благодаря архивным поискам, которые проводятся не только в Осетии, но и в целом по России, выявляются новые сведения. Так, историк С. Б. Патрикеев составил и издал Сводные списки кавалеров Георгиевского креста, награжденных в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. Это издание насчитывает 14 томов.
В результате всех исследований появились новые имена наших земляков — георгиевских кавалеров, служивших в Осетинском конном дивизионе (полку).
Самым героическим оказался  Константин Сокаев. Номера его крестов следующие: IV ст. — 16155, III ст. — 29381, II ст. — 1427, I ст. — 592. Более того, приказом по 8-й армии от 22.12.1917 № 3239 он получил и офицерский орден святого Георгия IV ст. — «за то, что в бою 23.07.1917 у д. Ракитно, временно командуя 4-й сотней и партией приданных к сотне гренадер, атаковал высоту, первым ворвавшись под губительным огнем противника в его первые окопы, зарубил кинжалом германского офицера, захватил 4 действующих пулемета и, увлекая личной доблестью и отвагой своих стрелков, овладел 2-й линией окопов противника, обратив его в бегство; преследуя отступавших немцев и заметив у выс. 242 неприятельскую батарею, обстрелял ее из захваченного же пулемета и, бросившись со стрелками, захватил 5 орудий. Зарвавшись далеко вперед и не имея возможности вывезти захваченные орудия, вынужден был оставить их; привел в негодность, отошел на вторую линию окопов. Потери сотни: 6 убитых, 22 раненых и контуженных. Трофеи: 4 пулемета, пленных — 1 офицер и 16 солдат».
Также полными георгиевскими кавалерами в Осетинском полку были: Яков Кошуба, награжденный крестами I ст. (15815), III ст. (8685) и IV ст. (98677) за Японскую войну; старший урядник Афанасий Аликов — IV ст. (561540), III ст. (29343), I ст. (15853); младший урядник Бек-мирза Дзгоев — IV ст. (179695), I ст. (16285); Виссарион Хадиков.
За отличие в боях с 8 по 19 июня 1915 г. креста II ст. удостоились: Иван Урумов (36487), Соломон Дигуров (36488), Аврам Бязров (36489), Салох Колиев (36490), Георгий Урусов (36491).
9 марта 1916 г. у урочища Мосты приказной 1-й сотни Иван Абаев подполз к проволочным заграждениям противника и выяснил удобные подступы к стоянке бронированных автомобилей противника. Будучи замечен противником, несмотря на его огонь, продолжал наблюдение и был ранен пулей в живот. Находившийся рядом всадник Георгий Калоев вынес раненого Абаева с поля боя.
Ранение получил и другой разведчик-всадник, доброволец Антон Акимов. Он был ранен разрывной пулей в правую руку с раздроблением кости. Перевязав раненую руку на месте, он не покинул поле боя до тех пор, пока разведчики не получили приказ вернуться.
С приказом вернуть разведчиков был послан всадник Иван Сикоев. По дороге он три раза был ранен, но выполнил задание и только тогда вернулся.
Позднее все четверо храбрых разведчиков были награждены георгиевским крестами IV ст.
За отличия, проявленные в боях с неприятелем, крестами III ст. были награждены: Александр Дзугаев, Ханджери Конаев, Харитон Тебиев, Султан Жантиев, Георгий Цакулов, Фома Кучиев, Кирилл Темболатович Туаев (с. Дарг-Кох), Елбыздыко Черджиев, Хаджумар Дзугаев, Мурат Дзусов, Михаил Дауров, Борис Экиев, Борис Ватаев.
За отличие в бою 2 июля 1916 г. крестом III ст. был награжден всадник Павел Беков.
За мужество и храбрость, проявленные в бою 6 июля 1916 г., крест IV ст. получил приказной Александр Базоев, III ст. удостоился всадник Владимир Иорданов (сын сенатора), а II ст. получил младший урядник Георгий Карсанов.
7 сентября 1916 г. при посещении генерал-адъютантом князем Белосельским-Бело-зерским больницы святой Анны в г. Елизаветграде, находящийся там на излечении от ранения всадник Осетинского конного полка Тотрбек Сосланбекович Улубиев был награжден Георгиевским крестом IV ст.
5 декабря 1916 г. Осетинский полк посетил великий князь Георгий Михайлович и от имени государя императора вручил ряду всадников полка Георгиевские кресты за разновременно оказанные отличия в боях с неприятелем.
Кресты II ст. получили:
приказной 2-й сотни Афако Дзанбегович Хекелаев (33097), имел также крест IV ст. (98021);
вахмистр 5-й сотни Андрей Егорович Бязыров (33272);
пулеметной команды старший урядник Афанасий Харитонович Коваль (33376), имел кресты IV ст. (179622), III ст. (29318).
Кресты III ст. получили:
старший урядник Матвей Тембулатович Хутинаев (178554), имел крест IV ст. (56137);
младший урядник Сосланбек Ахметович Агнаев (178718), имел крест IV ст. (56127);
младший урядник Александр Тасоевич Гумецев (178818);
приказной команды связи Мальсаг Бимбулатович Дзодзиев (179011), имел крест IV ст. (56149);
старший урядник 5-й сотни Яков Балаевич Будаев (180146);
приказной 1-й сотни Василий Дахцикоевич Хаутов (180190);
младший урядник 2-й сотни Казгери Бесаевич Ревазов (180191);
приказной 4-й сотни Андрей Гарахович Цахилов (180241);
приказной пулеметной команды Антон Лысоконь (из ст. Архонской) (180243);
приказной 2-й сотни Иван Угалыкович Моргоев (180247);
младший урядник 6-й сотни Александр Карасеевич Кулаев (180337).
Кресты IV ст. получили: Инал Гугниев, Алибек Галаевич Батагов, Айтек Ельбиздикоевич Газацов, Николай Кондратьевич Галаган, Антон Касьянович Руденко, Григорий Мамсурович Отараев, Борис Карасаевич Габуев, Еналди Бадзигоевич Сидаков, Хаджумар Иналдукоевич Чехоев, Михаил Авсанович Гуцаев, Тимофей Майрамович Адырхаев, Исаак Иванович Сугаров, Рамазан Додоевич Мильдзихов, Илья Эльмурзаевич Темираев, Георгий Харитонович Кудзиев, Николай Дахцикоевич Бороев, Хацу Садзаевич Скяев, Борис Соломонович Дзитиев, Семен Бибоевич Кесаев, Константин Заурбекович Хосроев, Умар Алимурзаевич Сатдзаев, Георгий Темирбулатович Казиев, Владимир Додоевич Беликов, Алексей Александрович Гозюмов, Заурбек Хатоевич Кониев, Давид Дахциевич Адырхаев, Николай Ильясович Гагкоев, Андрей Тотиевич Алиев, Саламджери Иналдыкоевич Дзитиев, Алексей Татарканович Цигоев, Антон Захарович Губаев, Харитон Гургокович Танклаев, Харитон Угаевич Цогоев, Ефим Степанович Осипенко, Федор Иванович Скрипка, Алихан Хадзиевич Макеев, Александр Божиевич Бурнацев, Мисост Бидоевич Гайтов.
Рядовой Особого отряда штаба 9-й армии Дмитрий Дауров был награжден Георгиевским крестом IV ст. за отличие в бою 19 ноября 1916 г. при наступлении на высоту 1563.
13 мая 1917 г. на смотре командующим 8-й армией генералом Корниловым были награждены Георгиевскими крестами IV ст.:
младший урядник Ефрем Ельдзаркович Гугков — за отличие в бою 22 августа 1916 г. при взятии высоты 853;
всадник Варфоломей Дагатанович Мамиев — за отличие в бою 15 августа 1916 г. у д. Хута;
всадник Магомет Сосланбекович Улубиев — за отличие в разведке 15 августа 1916 г. у д. Хута;
младший урядник Александр Тепсарикоевич Дадианов — за отличие в разведке 7 октября 1916 г. у д. Рафаилово.
всадник Александр Инусович Сугаров — за отличие в разведке 3 января 1917 г.
На сегодня выяснилось, что 90 человек Осетинского конного полка награждены Георгиевскими крестами разных степеней. Это число еще не окончательное, но и это немало. Необходимо понимать, что в начале войны был лишь дивизион, насчитывавший немногим более 200 человек, затем подразделение покидало фронт, переформировывалось и участвовало в боях непостоянно.
Необходимо не только выявлять георгиевских кавалеров, но и выяснять судьбу тех, кем мы по праву должны гордиться. К сожалению, вместо почета и уважения их ждал печальный удел. Кто-то погиб в огне гражданской войны, кто-то эмигрировал, а те, что признали новую власть, сгинули в годы репрессий.
Что же известно о полных георгиевских кавалерах?
Казак станицы Пришибской хорунжий Яков Кошуба убит солдатами на станции Котляревской 27 декабря 1917 г.
Уроженец села Батакоюрт Афанасий Георгиевич (Егорович) Аликов работал турбинщиком 1-го крахмального завода г. Орджоникидзе. Был арестован и 14 декабря 1931 г. Особым совещанием при Коллегии ОГПУ приговорен к ссылке на 3 года на Урал.
Тогда же были отправлены в ссылку Константин Сокаев и Виссарион Хадиков.
О других георгиевских кавалерах известно следующее.
Уроженец с. Кадгарон Елбыздыко Бициович Черджиев 11 октября 1937 г. тройкой НКВД СОАССР приговорен к расстрелу.
Житель с. Эльхотово Исаак Иванович Сугаров 26 сентября 1937 г. тройкой НКВД СОАССР приговорен к 10 годам ИТЛ.
Более благополучно сложилась судьба ушедшего в эмиграцию Мисоста Гайтова. Он обосновался в Уругвае. Искренний, добродушный и честный, он говорил с сильным кавказским акцентом, однако воспринимал как глубокую обиду, когда кто-либо ставил под сомнение его право называться русским. Члены русской общины и их дети любили Гайтова и часто гостили в его доме в поселке Плайа-Паскуаль на берегу Ла-Платы.
Мисост Гайтов сделал заметную карьеру в уругвайской железнодорожной компании. Владевшие тогда предприятием англичане ценили его порядочность и организованность, доверяя ему вопросы материального снабжения крупных строительных проектов, в то время как среди местных служащих были и те, кто недолюбливал джигита за его требовательность и нетерпимость к лени и воровству. После Второй мировой войны Гайтов служил в Министерстве транспорта и общественных работ Уругвая, занимался постройкой мостов и дорог.
Надеемся, что читатели прояснят судьбу вышеназванных героев, найдутся их фотографии, и тогда мы отдадим последний долг памяти и нашей признательности людям, незаслуженно отодвинутым в тень истории.

Феликс КИРЕЕВ

Комментарии

Валерий, 06:49, 27 Фев. 2017

Я нашёл своего прадедеда в списках Георгия Темирболатовича Казиева (в семье его называли Бимболат).советы сослали его в ссылку но он вернулся,вернулся больным и вскоре умер.два сына его воевали во вторую мировую.младший сын летейнант Владимир Казиев погиб,мой дед Дзахот Казиев капитан дошёл до самого Берлина.есть фотографии всех кроме прапрадеда Темирболата Габолаевича Казиева (один из основателей селения Хаталдон 1911г.)

Валерий, 07:02, 27 Фев. 2017

P.S.как с Вами связаться Феликс? В фамильном фотоальбоме у нас есть уникальные фотографии Георгия с однополчанинами тех годов.может кто и узнает своих предков.спасибо за информацию,успехов и здоровья Вам.

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: