Сакральный смысл осетинской танцевальной традиции (Газета «Пульс Осетии»№1, январь 2017)

На днях гостем нашей редакции стал известный в республике и за ее пределами исследователь осетинской традиционной культуры, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник отдела скифо-аланских исследований Владикавказского научного центра РАН Тамир САЛБИЕВ. Напомним, что наша газета уже публиковала информацию о конкурсе «Книга года: Ислам и Иран в русскоязычном пространстве», который проводился в конце минувшего года при поддержке Культурного представительства при посольстве Исламской Республики Иран, Института востоковедения РАН и Института научной информации по общественным наукам РАН. Его участниками были иранисты из Азербайджана, Казахстана, Латвии, России, Украины. Лауреатом этой престижной премии в номинации «Иран» стала и книга нашего сегодняшнего гостя «Священный брак: Мифология и традиционная хореография осетин». Обсуждению этого события мы и посвятили наш разговор.

— Прежде всего, Тамир, примите наши поздравления! Вы не могли бы вкратце рассказать об этой книге?
— Спасибо за поздравления. С удовольствием это сделаю. Книга была написана три года тому назад. Своим выходом в свет она обязана московскому фонду «Аланское наследие», который был образован проживающими в столице молодыми людьми, небезразличными к осетинской культуре, озабоченными вопросами ее сохранения и пропаганды. Решающую роль в публикации книги сыграло личное участие председателя фонда Азамата Кусаева и одного из его активных членов Александра Долуханова, взявшего на себя все типографские расходы и чей издательский дом значится на обложке книги.
— Теперь о конкурсе. Скажите, осетинская хореография и Иран, как они связаны между собой?
— Необходимо пояснить, что осетиноведение как научная дисциплина уже более полутораста лет относится к ведению иранистики, иначе говоря, с культурно-исторической и языковой точки зрения осетины считаются частью иранского мира. Так, например, всем хорошо известно, что такие современные народы, как русские, белорусы, поляки, сербы и хорваты — славяне, тогда как немцы, датчане, англичане, шведы, норвежцы — германцы, ну и так далее.
— Речь, таким образом, идет не о прямой связи с современным государством Иран, а об исторических корнях осетинской культуры, восходящих к глубокой древности, когда существовало некое культурно-историческое и языковое единство?
— Совершенно верно. Оказалось, что обращение к этой глубокой архаике позволяет установить важные древние смыслы, которые лежат в основе осетинской традиционной хореографии.
— Звучит интригующе…
— Мы привыкли думать, что танец служит прежде всего для увлекательного и веселого проведения досуга, что он несет в себе главным образом зрелищный посыл, служащий для услады наших эстетических запросов. Между тем свойственная традиционному танцу эмоционально-зрелищная составляющая не мешает ему — даже независимо от того, осознается это танцорами или нет — разыгрывать некую пьесу, со своими героями и сюжетом. Думаю, что эта смысловая основа осетинской традиционной хореографии и определяет в конечном счете свойственный ей благородно-сдержанный характер. Надеюсь, что, восстанавливая эти исконные смыслы, нам удастся сохранить сам дух осетинского танца, поскольку в этом случае становится очевидно, что необходимо следовать некоему хореографическому канону.
— А каков этот канон?
— Мне представляется, что в основе осетинской хореографии лежит брачная семантика, а точнее, представление о священном браке, заключенном между представителем небес и водной стихии. Это своеобразный смысловой стержень всей традиции. Тем самым становится очевидно, что принимающие участие в общественных танцах исполнители, наделенные индивидуальными чертами и исторической характеристикой, в то же самое время разыгрывают сюжеты из начальных времен, когда закладываются мифологические основы мироздания и социума. Фактически они создают образы небожителей и соотносимых с ними эпических героев (которые выступают в роли мифологических предков осетин), в силу своей богатырской мощи первыми претворивших в жизнь представления об устройстве вселенной и общества. Элементы же традиционного костюма выступают в танцах одновременно и как своего рода театральный реквизит, и как декорации, в которых разыгрывается миф. В рамках этого мифологического мотива разыгрываются различные сюжеты, хорошо известные в самой традиции, например в эпосе.
— Вы не могли бы пояснить, о чем идет речь?
— В качестве примера можно обратиться к популярному осетинскому танцу Хонгæ. Думаю, есть достаточно оснований видеть в его основе инсценировку эпического сюжета о Яблоне нартов. Исполняя танец, девушка — невольно — предстает в образе Дзерассы, а юноша — в образе либо Ахсартага, либо Ахсара.
— В чем вы видите это различие?
— Дело в том, что во время танца девушка могла дать знать парню о том, насколько взаимны их чувства. Если парень был девушке по душе, то она ненароком роняла свой носовой платок, прекращала танец и покидала игрище. Платок служил сигналом к тому, что можно засылать сватов. Если же она становилась на свое место, то следовало думать, что она ждет другого соискателя своей руки. Удачливый танцор, получивший девичий носовой платок, — Ахсартаг, поскольку он попал в голубку, прилетавшую за драгоценным яблоком и потерявшую свое крыло. Неудачник же — старший из братьев близнецов, Ахсар, проспавший свое счастье.
— Ну а остальные участники общественных танцев?
— И здесь не возникает особых затруднений. Напомню, что на традиционных танцах всегда обязательно присутствие распорядителя — чегъре, без разрешения которого ничего не может случиться. В этом распорядителе можно видеть образ отца близнецов — Уархага, который, как известно, был старшим у нартов. В руке у него посох, указывающий на его главенство. Остальные участники, образующие квадрат, фактически воссоздают забор вокруг яблони нартов, которым был огорожен их райский сад.
— А где же сама яблоня?
— Судя по всему, яблоня представлена в виде грудных застежек на женском праздничном платье. Кстати, расположенный по краям платья растительный орнамент также несет важную смысловую нагрузку. Специалисты уже давно распознали в нем окопник — растение, растущее в тенистых и влажных местах вдоль берегов ручьев и водоемов и активно используемое в народной медицине. Но самое удивительное скрыто в его осетинском названии — донычызг ‘русалка’. Самой же известной из этих русалок и была Дзерасса, прилетавшая в сад за райскими яблоками.
— В этом ключе можно, вероятно, интерпретировать и другие танцы?
— Вы верно подметили. Этот своеобразный смысловой стержень пронизывает всю осетинскую хореографическую традицию. Помимо прочего, он также служит гарантом сохранения тождественности традиции самой себе, позволяя ей быть открытой к внешним влияниям без утраты собственного лица. К тому же эти смыслы становятся ключом к пониманию не только хореографии, но и традиции в целом.
— Насколько традиция вообще сегодня актуальна?
— Думаю, что она актуальна всегда. Проблема в том, что она особенно востребована сегодня, потому что помогает осмыслить себя и свое место в мире.
— Каким же образом это происходит?
— Самым простым способом — обращение к традиции позволяет сохранить связь поколений, не дает «прерваться связи времен». Сошлюсь на свой личный опыт. Прошлым летом я стал записывать воспоминания, которые в итоге из разрозненных фрагментов сложились в книгу «Триптих: лето — осень — весна». Три времени года свели вместе то, что изначально никак не казалось связанным между собой, обратив меня, может быть даже против моей собственной воли, к себе самому, к себе изначальному и потому настоящему, подлинному. И при этом оказалось, что большая часть книги посвящена различным сторонам осетинской традиции, которую я еще успел застать. В конечном счете именно эти впечатления оказались не только самыми яркими, но и наиболее значимыми для меня, потому что за ними стоят живые люди, с которыми меня так или иначе сводила судьба. Главный вывод — двигаясь вперед, нам необходимо сверяться с нашим прошлым, чтобы оставаться верным уже однажды выбранному курсу.
— Спасибо за интересную беседу, и позвольте пожелать вам дальнейших творческих свершений.
— Благодарю вас, обещаю на этом не останавливаться!


Вопросы задавала
Анна ГУЧМАЗОВА

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: