К вопросу о верификации современных принципов национальной политики (Газета «Пульс Осетии» №50-№51)

— Вскую шаташася языцы? (Псалтырь, II, I)
— …Грядущего взыскуем.
(Евангелие. Послание
к евреям святого апостола
Павла, ХIII, 14)
— Зачем мятутся народы?
— Ищем будущего.
Анализ эволюции бывших империй Европы и Азии в течение ХХ века свидетельствует о поэтапном продолжении распада, фрагментации постимперских государственных образований, наряду с параллельным формированием новых политических «организмов» и геополитических сред континентальных и трансконтинентальных масштабов.
На территории бывших империй — Австро-Венгрии, Германии, Персии, Османского султаната, России — с разной степенью интенсивности, зависящей от стадии распада, процесс деления, деструктуризации имперской природы власти, экономики, основ существования народов продолжается. Он входит в естественный конфликт с полярным движением, обозначенным его носителями и интересантами как «всемирный процесс глобализации».
Очевидно, что конфликт разнонаправленных процессов для малочисленных народов (при любом балансе противостояния) в обозримом будущем является экзаменом на выживание.
Отставив в сторону различные идеологические завесы и шоры, народы вынуждены прийти к осознанию того, что ни российская неодержавность, ни «ограниченно-управляемая» и прочие виды пост-имперской демократии не остановят проброшенный в будущее, подтверждаемый тысячелетиями прошлого процесс очередного движения народов, сметавшего ранее границы государств, культур и цивилизаций.
Исходя из этого, для малочисленных народов Северного Кавказа, для коренных (автохтонных) народов и осколков переселенческих потоков задача состоит в новой продуманной комплексной стратегии коренизации идентичностей (политической, экономической, культурной), опирающейся на единую платформу региональной доктрины эволюционирующей автономии.
Подобно небольшим шлюпам при огромном тонущем, раскалывающемся лайнере, малочисленные народы могут быть затянуты в образующуюся воронку небытия. Отплыть на безопасную дистанцию — значит уцелеть при катастрофе. Но еще не выжить. Поскольку потеря привычной защиты и удобств лайнера, дрейф в шлюпах в громадном неспокойном мировом океане требует качественно иного ресурса жизнеспособности, национальных навыков и умений, ориентационных знаний лоцманов. Кроме того, ХХI век становится для многих малочисленных народов временем или слепого и обреченного ожидания ухода в «черную дыру» истории, или активной, но несуетливой подготовки к бурям глобализации, которые добивают умирающий империзм и расшатывают критически неустойчивую однополярную конструкцию политической среды сосуществования наций и народов.
У осетинского народа шанс несуетливой подготовки к дрейфу возник с кровью оплаченным образованием суверенной Республики Южная Осетия. Существование РЮО — это возможность обучения народа необходимым навыкам и умениям, основам нового выживания, воспитания управленческой элиты, которая бы знала лоции политической и экономической карты для выработки кризисных и посткризисных маршрутов.
В настоящее время уже существует потребность самой серьезной внутринациональной подготовки, самоаттестации. Как в свое время иудеям, ушедшим на 40 лет в поиск «земли обетованной», нам пора очень вдумчиво всмотреться в горизонты «национальной судьбы». Наш народ достойно разделял, разделяет и еще будет разделять с другими общие заботы империи-союза-федерации. Но неумолимость законов истории указывает на выработку новых правил формирования национального мировоззрения, пересмотра, изменения антагонистической природы отношений — увы, сервильного кодекса национальной интеллигенции малочисленных народов и эгоцентризма их национальной буржуазии.
Наши сорокалетние искания все еще впереди. Хотя 20 лет существования РЮО уже отпразднованы. И предоставит ли нам История роскошь иного, более продолжительного срока «хождения», не ведомо никому. А это сильно повышает запрос на национальное взросление, освобождение от инфантильных иллюзий и разбазаривания национальной энергии на похвальбу, на кичливое самолюбование или лукавое попрошайничество.
Отдаленные, робкие «зарницы» исторического запроса мы уже наблюдаем, а власть ревниво и настороженно их отслеживает. Под ревизующим анализом национально ориентированных верований в Осетии сложилась некая идея «Уацдин». Эта новая осетинская буржуазия, рефлексируя по поводу своей социальной легитимности, пока неуклюже, но пытается застолбить в национальной культуре идеологему права на господствующий статус. Кто пишет музыку, тот заведомо приобретает право на дирижерский пульт.
Однако подобные частные усилия под напором глобализации, с одной стороны, и охранительной реакции государства на фантомы буржуазного национализма — с другой, обречены на судьбу единичных ростков рассады в горшочках. Можно наблюдать с авторской гордостью селекционера и надеяться, в глубине души понимая безнадежность ожидания хотя бы опытной делянки. Поскольку «сетевые» ресурсы мировых религий и новых транснациональных боготворцев под покровительством политических элит и управляемых СМИ побеждают аукционные состязания с «лотами» творчества периферийных богоискателей.
Тем временем пытливые молодые поколения, образно говоря, перемеривают содержание «прабабушкиных сундуков» и «прадедовских кладовок». И не мешать бы им, не подверстывать сомнительный ретро-китч в реалии жизни прошлого. В контексте проблем необходимо дать национальной молодежи возможность вступить в диалог со своей историей, что называется, в режиме физического контакта, без табличек «Руками не трогать!» и «Не шуметь!». Пусть трогают, пробуют, а потом шумят, спорят. Только так формируется крепкий мост между прошлым и будущим, строится так ответственно, что конструкция выдерживает нагрузки. Вспомним, что на музейных экспонатах за толстым стеклом, на навязанных иллюзиях, мифах о жизни для «безгласных и согласных», как на песчаном фундаменте, рушатся самые благонамеренные проекты жизнеустройства «интернациональных общностей» — от библейского Вавилона до недавнего СССР.
Старшее же поколение по призванию национального бытия обязано особое внимание обращать на воспитание той бережливости, которая необходима при обращении новых поколений к истории.
А что среднее поколение, должное быть деятельным по опыту, знаниям и самодостаточностью достигнутого возраста? Продолжать топтаться скученной толпой на маленьком столичном пятачке, давить талантливых, держать за скрученные руки деятельных, бояться окрика властей и воровать все и везде в неряшливом «народном хозяйстве»?! Ради того, чтобы отгородиться высоким забором в вожделенном особняке, пока прикладом автомата не постучат в ворота и на родном или незнакомом языке не потребуют выйти с поднятыми руками?
История страны содержит вековые пласты информации о тех, к кому постучали прикладом. О тех, кто не успел, не хотел или не мог защититься в «годины смуты и нашествий». О тех, кто не хотел верить в совершаемое с ними, с их семьями, с их народами. Десятилетия размеренной жизни обывателя в «лайнере» уверили их в несокрушимости уклада настолько, что они встречали свою смерть потрясенными агнцами заклания. И Осетия не раз переживала уход подобных. Но история по-прежнему учит, что она ничему не учит.
Поэтому вопрос для осмысления нынешнему среднему поколению. Вы, сорока- и пятидесятилетние, отгородившись друг от друга каменными заборами, будете строить особняки, чтобы ими опять пользовались уцелевшие «тараканы нации»? Или в союзе с бедствующей национальной интеллигенцией всех возрастов поработаете над сохранением исторической преемственности своей национальной идентичности в поколениях своих наследников?
Ваш выбор, так как именно вы сегодня на перекрестке истории обладаете решающим голосом от осетинского народа. И ваша медлительность, скаредность, робость или ошибка будут определяющими на путях Судьбы.


Тамерлан ЦОРИЕВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: