Магия танца Аллы Дзгоевой (Газета «Пульс Осетии» №50-№51, декабрь 2016)

В уходящем году 55-летие своей творческой деятельности отметила известная танцовщица, блистательная исполнительница восточных танцев, заслуженная артистка России и Северной Осетии Алла ДЗГОЕВА.
Божественная, чарующая, грациозная, завораживающая… Какими только эпитетами не награждали ее те, кто был покорен ее пластикой, артистизмом, выразительностью и красотой исполняемых ею необыкновенных, экзотических танцев, что переносили поклонников Терпсихоры в далекую, загадочную Индию, на Восток, где даже камни хранят свои тайны.
Кстати, о тайнах. Мало кто сегодня помнит, что прима восточного танца Алла Дзгоева по образованию математик. Да, да, выпускница математического факультета Северо-Осетинского педагогического института, куда поступила осознанно, так как будущую звезду хореографии всегда влекло к точным наукам. Но танцы, индийские танцы спутали все карты — теперь уже можно сказать — несостоявшегося математика. Впервые совсем еще юная Алла Дзгоева увидела их в трофейном фильме «Индийская гробница», который в СССР показали сразу же после войны, в 1948 году. Сама картина была снята в Германии в 1938-м. «Боже мой, как же я после этого фильма заболела Индией, — вспоминает сегодня Алла Дзантемировна. — Все вертелась дома перед зеркалом, пыталась воспроизвести индийские танцы. Будучи уже студенткой пединститута, участвовала в художественной самодеятельности — исполняла танцы Востока. Танец Ситы из «Индийской гробницы» танцевала вообще все время. А когда увидела на документальном экране египетскую танцовщицу, которая выступала на Московском международном фестивале молодежи и студентов, сразу же взяла на заметку несколько ее движений. Придя домой, стала их повторять. Словом, восточные танцы не давали мне покоя. Это шло откуда-то сверху, и я чувствовала, что это мое. Я постоянно импровизировала. Много позже, когда увлеклась йогой, то задумалась о том, что, наверное, в прошлой жизни жила в Индии, где, скорее всего, исполняла ритуальные танцы».
А начиналось все для будущей исполнительницы танцев народов мира с художественной самодеятельности, которой студентка математического факультета СОГПИ посвящала все свое свободное время. Она занималась этим с таким удовольствием, так активно, что об Алле Дзгоевой даже начали писать в местных газетах и тогдашний министр культуры республики Степан Битиев обратил внимание на ее танцы. Это он рассказал о талантливой студентке матфака известному хореографу, знатоку восточных танцев Элеоноре Грикуровой, которая готовила ансамбль «Алан» к Декаде осетинской литературы и искусства в Москве. Так сложилось, что Алла Дзгоева и Элеонора Грикурова встретились. И последняя за три дня поставила со своей новой ученицей сложный хорезмский танец.
В общем, сложилась так, что танцами Алла Дзгоева увлеклась не на шутку. Причем настолько серьезно, что в институте ей даже пришлось перевестись на заочное отделение. Она многократно выезжала к Элеоноре Грикуровой в Москву, где и рождались, когда в муках, а когда и без, ее завораживающие танцы. На протяжении двух лет занималась Алла Дзгоева в школе эстрадного искусства под руководством Элеоноры Грикуровой — между прочим, педагога знаменитого Махмуда Эсамбаева. «Он был для меня эталоном, — признается Алла Дзантемировна. — Мы часто принимали участие в одних “звездных” концертах. Жаль, что творчески мы не пересеклись. Махмуд относился ко мне с доброй душой. И всегда было очень приятно, когда он по-доброму отзывался обо мне как о коллеге».
Начало творческого восхождения Аллы Дзгоевой связано с профессиональной деятельностью ее мужа, заслуженный артист
СОАССР Игоря Гокинати, основателя осетинской эстрады и создателя первого эстрадного коллектива в республике, которым он же сам на протяжении 10 лет и руководил. «Основную роль в моем творческом становлении сыграл Игорь. Он писал стихи-аннотации к моим танцам, имея очень хороший художественный вкус, сам корректировал их. Мы вместе мечтали о сольной программе. Когда Игоря не стало, я решила воплотить в жизнь его мечту, хотя меня предупреждали, что физически выдержать нагрузку сольной программы очень сложно. Поэтому я занялась йогой. В 1972 году в Болгарии мне в руки попала литература по этой теме на болгарском языке. Я со словарем ее перевела. Так началось мое соприкосновение с йогой», — вспоминает Алла Дзантемировна.
Она, королева восточного танца, выносила на суд зрителей единственную в огромной стране концертную программу с участием одного-единственного исполнителя. Программа называлась «Поэма о танце» и состояла из 12 танцев. Шикарные костюмы по эскизам самого Вячеслава Зайцева (один из них был пошит не где-нибудь, а в Большом театре), таинственный танец шамана в современной интерпретации в постановке Махмуда Эсамбаева, супермодерновая для того времени аппаратура, потрясающее освещение — все работало на единственную в своем роде и неповторимую танцовщицу из Осетии.
Такую программу с восторгом приняли даже в Прибалтике, куда рафинированные эстеты от местной культуры не приглашали на гастроли никого, кроме Махмуда Эсамбаева и ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева. А Аллу Дзгоеву и пригласили, и тепло встретили,и аплодировали, не жалея рук, всюду, где она давала концерты, — в Риге, Клайпеде, Таллине, Вильнюсе. В Клайпеде однажды во время концерта отказала звуковая аппаратура. И Алле пришлось танцевать без музыкального сопровождения. По окончании концерта зрители аплодировали ей стоя.
А вообще выступать заслуженной артистке доводилось на самых разных площадках — и в Колонном зале Дома союзов, и в Лужниках вместе с такими звездами, как Муслим Магомаев, Людмила Зыкина, Владимир Высоцкий, Махмуд Эсамбаев, и в сельских клубах, и на импровизированных сценах где-нибудь в поле. «У меня остался в памяти один концерт, который мы давали во время гастрольной поездки по Сибири, — рассказывает Алла Дзгоева. — Мы должны были выступать в каком-то маленьком клубе перед работягами — к ним вообще очень редко кто-либо приезжал. По дороге в поселок мы застряли, нас тянул на прицепе трактор. Прибыли на место смертельно уставшими, чумазыми. А зрители нас с нетерпением ждали. Подвести было нельзя. И, несмотря на усталость, мы ринулись в бой. Какой же это был незабываемый теплый прием! Какую радость подарили мы зрителям, а зрители нам!»
Вообще восторженных приемов во время концертов было немало. Случалось, и цветами осыпали. Запомнился Алле Дзантемировне еще один из них. Дело было в Индии, в деревне Махабалипурам, где она танцевала на импровизированной сцене. Местное население обступило танцовщицу, включили индийскую музыку, и Алла Дзгоева начала свой «разговор» со зрителями. Протанцевала целый час, пока кассета не закончилась. Индийцы не скрывали своего восторга, аплодировали, пританцовывали, не переставая удивляться таланту советской танцовщицы, которая, не будучи индианкой, сумела передать им через танец все то, что хотела сказать.
В индийских танцах каждое движение что-то да означает. И Алла Дзгоева сумела постичь этот непростой язык классического индийского танца, а также разные его стили с их характерными особенностями. Индийские танцы — в основном танцы ритуальные, и все жесты в них осмысленные. «Эту систему я познала благодаря своему педагогу, — рассказывает Алла Дзгоева. — Кроме того, в Индии мне довелось пообщаться с хорошими танцовщицами. Одна из них даже подарила мне описание танца, предварительно рассказав, что означает в нем каждый жест. Так что я никогда не выступала перед индусами, не зная, что я танцую. Преподносила только то, что сумела познать».
В 70-х и 80-х годах прошлого столетия Алла Дзгоева получила признание и широкую известность не только в СССР, в разных городах и весях которого ей довелось выступать, но и далеко за его пределами. Ее искусство восторженно принимали в разных странах, особенно в тех, национальные танцы которых она исполняла. О ее выступлениях в Индии, Болгарии, Германии и других точках мира в те годы восторженно писали газеты. Так, после выступления Аллы Дзгоевой с сольной программой «Поэма о танце» в г. Кырджали болгарские газеты наперебой писали о «великолепной пластике танцовщицы, которая раскрывается в очень сложных для исполнения индийском, египетском, африканском танцах». Отмечали, что «артистке свойственны филигранная отточенность жестов, богатая мимика, гибкость и пластичность».
Кстати, Алла Дзгоева неоднократно ставила танцы для профессиональных коллективов Болгарии, а также Индии, Египта, стран Африки. Во Владикавказе она создала ансамбль «Дети планеты» и сама руководила им, в Кисловодске — студию танца «Фрески». В Москве обучала не только танцам, но и йоге учащихся школы-студии «Озарение». К слову, уже более четырех десятков лет Алла Дзгоева не только ставит со своими учениками танцы народов Востока, но и проводит с ними уроки оздоровительной йоги. «Йога, — считает она, — дает колоссальный оздоровительный эффект. Можно сказать, что от чистой хореографии я в какой-то момент перешла к системе оздоровления. Она включает в себя и индийскую йогу, и систему биоэнергетики, и даже танцы шаманов, которые буквально выталкивают отрицательную энергию из человека. Кстати, колоссальный оздоровительный эффект дают арабские танцы, в частности знаменитый танец живота. Исполняющие их не знают, что такое гинекологические заболевания».
О чем мечтает в юбилейный год своей творческой деятельности знаменитая танцовщица Алла Дзгоева? А мечтает она вроде бы о простых вещах: до последнего дня быть нужной своему народу и республике, преподавать йогу — ведь это великое чудо, созданное еще задолго до нашей эры, и до последнего вздоха танцевать и обучать этому других. Ведь танец — это и есть ее жизнь.


Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Dwightlep, 00:08, 31 Мар. 2018

заказать продвижение сайта торрент логин в скайпе SEO PRO1

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: