Бюджет надежды? (Газета «Пульс Осетии»№49, декабрь 2016)

Депутаты Парламента Северной Осетии приняли проект главного финансового документа республики на 2017 год и на плановые 2018 и 2019 годы в первом чтении.
Заместитель министра финансов Оксана Карова доложила депутатам, что доход бюджета в будущем году прогнозируется в сумме 20,6 млрд рублей. Расходы составят 21,3 млрд, предполагаемый дефицит бюджета — 667 млн рублей. Однако бюджеты-2018–2019 прогнозируются все же как профицитные. В 2018 году профицит составит 4,1 млрд рублей, а в 2019 — 301 млн рублей.
Заместитель министра финансов заверила депутатов, что бюджет республики сохранит социальную направленность.

Председатель Контрольно-счетной палаты Инал Калицов отметил, что бюджет сформирован в сложных условиях. Но есть и положительные моменты — республика вернулась к трехлетнему бюджету, что позволяет обеспечить сбалансированность и оптимизацию расходов.
Председатель парламентского комитета по бюджету Асланбек Хадарцев отметил, что хотелось бы открыто и честно разобраться в отдельных вопросах в проекте бюджета, которые требуют значительных доработок.
Хадарцев посетовал, что на изучение бюджета было очень мало времени, так как проект поступил на рассмотрение только в самом начале месяца. Он призвал всех депутатов поработать в режиме цейтнота и высказать свои замечания и предложения. И что больше всего поразило — на развитие и поддержку осетинского языка в бюджете-2017 не заложено ни одной копейки.

Свою оценку проекту бюджета дал доктор экономических наук, профессор СОГУ, депутат Парламента от фракции «Патриоты России» Нох Хасанбиевич Токаев:

— Утверждение основных параметров бюджета 2017 года и на перспективу 2018–2019 годов у меня не вызывает особого критического отношения. Бюджет республики, разумеется, не становится прорывным, но есть лучшая его сбалансированность, если сравнивать с 2016 годом.
На мой взгляд, лучше продуманы вопросы заимствования средств под долги, и это оправдано в целях преодоления долговой зависимости бюджета, а также возможностей согласованного решения множества задач на уровне федеральных требований.
Значительно лучше определился подход к решению проблематики распределения трансфертов для муниципальных образований республики: такие решения увязаны в большей степени с качеством работы муниципальных органов власти, и это новизна нашей бюджетной практики.
По ряду направлений оправданы позиции бюджета 2017 года, которые касаются выделения социально значимых решений. В частности, поддерживаю большую концентрированность средств по направлениям социально решаемых задач и при этом сохранение и общей социальной его ориентированности. Безусловно, предстоит еще многое изучить в принятии бюджетных решений социального характера с большим раскрытием причин и критериев такой целесообразности.

Я выступал на комитетах парламента и формировал подходы к принимаемым решениям на основе большего учета тех серьезных ограничений, которые имеют место в экономике республики. В частности, в окончательном варианте бюджета на 2017 год следует более полно учесть снижающуюся динамику денежных доходов населения. Нельзя допустить, чтобы средние значения этих доходов, в частности заработной платы, были необоснованно занижены или завышены. Также серьезно следует нам отнестись к оценке в бюджетных расчетах достоверности величины прожиточного минимума. Произведенные нами в течение 2016 года бюджетные изменения необходимо дополнительно проанализировать на предмет новых ожиданий в 2017 году. В данном контексте в совокупности надо учесть все то положительное, что имело место в росте отгруженной продукции, вводе жилья, росте акцизных доходов. Без такого подхода к решаемым задачам мы можем столкнуться с дополнительными бюджетными трудностями.

Сбалансированность бюджетами решаемых задач — это не бухгалтерская проблема. Важно, чтобы в трехлетнем варианте были предусмотрены в максимуме как реальные возможности, так и приоритеты. Системные решения, как правило, не допускают перефинансирование одних направлений бюджетом решаемых задач и недофинансирование других. Такая практика неминуемо ведет к образованию новых долгов, и это закономерно, а мы далеко не всегда учитываем такую закономерность. По принятым, но невыполненным обязательствам должна подняться выше мера ответственности всех нас, кто разрабатывает и утверждает бюджет. Должен быть всегда ответ по невыполненным расходным обязательствам с позиции: кто виноват, кто что упустил, каков был характер, например, недоосвоения бюджетных средств…

Наша депутатская задача, когда говорим и формируем доходы бюджета, не только собрать их больше, но и эффективно распределить, учесть в максимуме распределительную целесообразность используемых средств. Такие знания возможностей в приросте доходов чрезвычайно важны. Надо полнее знать, что нового будет в экономике, социальной практике, и тогда лучше получается в освоении бюджетных средств. Я за то, чтобы мы нашли возможности увеличения собственных доходов и добиваться на 2017–2019 годы большего получения федеральных средств. Одновременно же, в лице исполнительных органов власти, следует ужесточить методы расходования бюджетных средств путем: качественного улучшения распределительного механизма средств (исключить лоббирование частно-локальных интересов несистемного характера); организации систематического контроля над целевым и эффективным расходованием средств не только в текущем исполнении, но и в динамике; в максимуме сделать корректировку (начиная с бюджета 2017 г.) в сторону реальной экономики (вплоть до создания резервного фонда бюджетных средств для целей решаемых производственных задач); изменения позиции администраторов бюджетных доходов. Меняются условия и возможности увеличения доходов, но это часто остается за пределами контроля, о чем мы неоднократно ставили вопросы на бюджетном комитете парламента.

Соб. инф.

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: