Рейтинг успешности регионов России: динамика изменений  (Газета «Пульс Осетии» №48, декабрь 2016)

В соответствии с рейтингом эффективности управления в субъектах Российской Федерации за 2016 год были названы регионы, в которых губернаторы справлялись со своими обязанностями наилучшим образом. Список возглавила Тюменская область, следом идет Республика Татарстан, а замыкает тройку Белгородская область.
На эффективность в том числе повлияли выборы в Госдуму, антикоррупционная кампания и арест некоторых губернаторов. Самый крупный скачок совершила Ярославская область, поднявшаяся с 85-й позиции на 25-ю. Москва же расположилась на седьмой позиции, сохранив свою строку по отношению к прошлому году.
О том, как в последние годы менялся рейтинг эффективности управления регионов, — в инфографике «Известий».

Губернаторов проверили на эффективность

Агентство политических и экономических коммуникаций (АПЭК) и Лаборатория региональных политических исследований НИУ «Высшая школа экономики» (ВШЭ) подготовили итоговый рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации за 2016 год. Самой эффективной по итогам рейтинга стала Тюменская область, на последнем месте — Республика Бурятия.

Лидеры и замыкающие

Согласно данным рейтинга, в этом году госуправленцы в регионах работали лучше, чем в прошлом. На их эффективность повлияла включенность в кампанию по выборам депутатов Госдумы, ограничение дополнительной финансовой помощи из федерального центра, антикоррупционная кампания и арест губернаторов.
В первой пятерке рейтинга — Тюменская область, Татарстан, Белгородская, Чеченская Республика и Ямало-Ненецкий автономный округ. Внизу рейтинга по итогам года — Адыгея, Курганская область, республики Дагестан, Карелия и Бурятия.
Лидерами роста стали Ярославская область, поднявшаяся с 85-го на 45-е место, и Кировская область — переместилась с 54-го на 40-е. Лидеры падения — Кемеровская область (с 6-го на 21-е место), Красноярский край — (с 36-го на 51-е) и Калужская область (с 6-го на 21-е).

Причины и следствия

Пятерку лидеров по итогам года покинула Калужская область, опустившись на тринадцатую позицию. Ее место (4-е) заняла Чеченская Республика.
По словам директора Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрия Орлова, Калужская область была лидером по привлечению инвестиций в промышленный кластер, который забуксовал в условиях сужения рынков сбыта. Подобная экономическая модель может существовать только в условиях расширения спроса.
Тюменская область потеснила Республику Татарстан и возглавила рейтинг. Кемеровская область стала лидером падения, опустившись с 6-го на 21-е место. Существующая там модель управления не может адаптироваться к нарастающим вызовам, поскольку она чрезвычайно инерционна, объясняют эксперты столь низкий результат региона.
«Новичками» в первой десятке стали Республика Башкортостан (8–9-е место) и Сахалинская область (10-е место). В обоих регионах ранее произошла смена власти, и теперь можно говорить об укреплении позиций новых руководителей и более адекватной организации работы органов власти, поясняет Дмитрий Орлов.
Повышение среднего балла эффективности регионального управления по сравнению с 2015 и 2014 годами эксперты связывают с «верной интерпретацией» сигналов Кремля и правительства, что повлияло на региональную социально-экономическую политику, к тому же региональные власти стали больше внимания уделять самостоятельному поиску финансовых резервов.
Губернаторы стали ответственней относиться к своей бюджетной политике — сказались антикоррупционные кампании в регионах. А прошедшая кампания по выборам депутатов Госдумы заставила их обратить внимание и на социальные проблемы граждан, полагает соавтор рейтинга профессор Высшей школы экономики Ростислав Туровский.
Аутсайдером рейтинга стала Республика Бурятия, оказавшаяся за чертой прошлогоднего баллового минимума (0,399), в прошлом году эту позицию занимала Ярославская область (0,42 балла), попавшая к концу года в середину рейтинга (45-е место).
— Позицию аутсайдера Республика Бурятия занимает за счет комплекса накопившихся проблем. Это и низкий уровень политического контроля, который демонстрируют власти региона: проблемы в отношениях главы республики с администрацией республиканской столицы Улан-Удэ, с частью бурятских этнических элит, довольно конфликтная избирательная кампания, — говорит Туровский. — Если проецировать это на губернаторскую кампанию 2017 года, то можно наблюдать появление сильных кандидатов от партий КПРФ в лице Вячеслава Мархаева и от «Справедливой России» в лице Иринчея Матханова.
В регионе накопилось множество социально-экономических проблем, властям не удается обеспечить экономический рост, создать благоприятный инвестиционный климат. Проект экономической зоны забуксовал и неоднократно подвергался критике, добавил он.
— Как правило, губернаторы обращают внимание на подобные рейтинги и, если есть заметная динамика, пытаются разобраться в ее причинах, часто при этом ссылаются на предвзятость экспертов. Строгие социо- и экономикометрические оценки требуют очень большой работы над серьезным объемом информации. Степень детализации здесь неизбежно оказывается не очень высокой, — считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

izvestia.ru

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: