Я расскажу тебе сказку, дружок (Газета «Пульс Осетии» №48, декабрь 2016)

Правительство, заведя страну в болото, средства на латание дыр от собственной некомпетентности ищет в карманах самых бедных и незащищенных

Ну, вот и зима пришла. У православных начался рождественский пост, значит, приближается время святочных рассказов. Кто подзапамятовал, это такие волшебные рождественские сказки с хорошим концом для больших и маленьких с христианской моралью. В XIX — начале XX века их сочиняли большие писатели от Диккенса и Андерсена до Достоевского и Чехова. В наши дни эта роль отошла к представителям начальственного сословия, делающим это пусть с меньшим талантом, но зато с энтузиазмом и, следует отдать должное, виртуозностью.
Сюжет их святочных рассказов знаком, как фильм «Ирония судьбы, или С легким паром». И так же, как рязановская сказка, внутренне противоречив. С одной стороны, все не так плохо: черные дни еще не миновали, но час искупленья уж точно пробил, дно в очередной раз пройдено, и в очередной раз нащупаны симптомы роста (кем, где — не суть важно, начальству надо верить). С другой стороны, денег нет, но вы держитесь, и если бог даст здоровья, то все будет хорошо.
Чем ближе каникулы, тем сказок будет становиться больше, ранг сказочников выше. А когда закончатся праздники и деньги в кошельках, пенсионерам выдадут обещанные пять тысяч вместо украденной индексации, и можно будет требовать продолжения банкета.
А поутру мы проснемся. В каком времени? Четвертый год Россия, ее экономика живет в состоянии стагнации и рецессии, то есть, говоря проще, топчется на месте или пятится назад. Судя по прогнозам, следующий год станет пятым в этом скорбном ряду. И стагнация эта рукотворная, началась еще в 2013 году, при высоких ценах на нефть и за полтора года до санкций. Промышленность отступает два года, инвестиции — три, строительство вообще с 2012 года. Экспорт за два года сократился вдвое. Да, чудесным образом поднимается аграрный сектор благодаря льготным кредитам и протекционизму контрсанкций, но в других-то отраслях с какого посева будут жать?
Хозяйственная практика показывает: чтобы на один процент вырос валовой продукт, следует на два процента увеличить инвестиции. «Ну и?», как говаривал один наш незадачливый футбольный тренер. Перманентно — вот уже 25 лет — борющийся с инфляцией Минфин за последние два года изъял из спотыкающейся экономики 5 триллионов рублей. Государственные инвестиции с 2013 по 2015 год сократились на 30 процентов. Госмонополии вложения также сокращают — «Газпром», например, вдвое. Отток капитала идет девятый год, из страны за это время утекло вдвое больше, чем пришло, — свыше 700 млрд долларов. Западные санкции перекрыли традиционные каналы заимствования денег, а отечественные банки, с удовольствием принимающие все новые миллиарды от государства, из 83 триллионов рублей активов на инвестиционные кредиты расходуют меньше полутора процентов.
Наши хозяйственные показатели в текущем году примерно соответствуют цифрам последнего благополучного 2007 года. Десять потерянных лет? Академик Абел Аганбегян считает, что потерянными следует считать четверть века, поскольку нынешний объем валового внутреннего продукта, промышленности, сельского хозяйства очень близок к тому, что мы имели перед распадом СССР.
Может быть, как нам обещают, 2017 год принесет луч света в темное царство? Экономисты пожимают плечами и скупым мужским словом поминают благие намерения. В подготовленном Минфином трехлетнем проекте бюджета, за который будет голосовать послушная Госдума, заложено 3-процентное за 3 года сокращение расходов. Пусть даже инфляцию снизят, выведут, нарисуют в размере обещанных 4% в год — все равно получится, что в реальном выражении бюджет за 3 года усохнет на 15%. О каком росте, о каком развитии нам толкуют? К слову, по признанию председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной, заветные 4% инфляции в год выведут Россию по этому показателю на 126-е место в мире. Что и говорить, цель оправдывает средства!
Росстат опросил руководителей российских предприятий относительно факторов, сдерживающих рост производства. В числе основных были названы недостаток средств, высокие налоги и высокий процент коммерческого кредита. Главным же препятствием предприниматели назвали неопределенность экономической ситуации в стране и ее перспектив, что в свою очередь вызвано отсутствием внятной стратегии роста со стороны правительства, всецело поглощенного борьбой с инфляцией и сокращением бюджетных расходов.
Сколько бы ни лилось выспренных речей о национальном величии, подъем в обозримом будущем не просматривается и ни одним из финансово-экономических ведомств не предсказывается. По долгосрочному проекту Минэкономразвития, отечественная экономика до 2035 года будет продолжать стагнировать или плестись черепашьими темпами (не более 2% роста в год — в полтора раза медленнее остального мира). При отсутствии структурных реформ Минфин также предсказывает до 2030 года ежегодный рост ВВП, больше напоминающий переминание с ноги на ногу — всего 1,5%. И даже самые радужные сценарии правительственных прогнозистов не обещают выход на показатели выше 3,5%.
Но что это мы все о глобальном? На то есть специальные люди, уполномоченные рулить страной и нами в ней. И куда мы с ними вырулили после всех катаклизмов и последующих вставаний с колен и погони за Португалией?
Помните (а кто не помнит, тому пусть старшие товарищи расскажут), существовала на одной шестой части земной суши такая отрасль, как транспортное машиностроение? Пусть не самого выдающегося качества, но худо-бедно обеспечивала огромную страну средствами общественного передвижения по ее первой главной беде. Плюс венгры подсобляли автобусами да чехи — трамваями. Сегодня великая Россия собирает в месяц в среднем 12 троллейбусов (в июле, правда, произвела всего один!) и 6 трамваев.
Была в России еще с дореволюционных времен развитая текстильная и швейная промышленность. Опять-таки, пусть не на уровне мировых стандартов, но свою главную задачу выполняла — страну одевала. Ныне в РФ в год шьют 1 пальто на 140 человек, 1 платье на 20 женщин и 1 пару брюк на 12 мужчин. Зато носков или колготок приходится по 1 паре на каждого. Детям малым повезло меньше: на 4 младенцев страна изготавливает только 3 соски. В год. А потому что нечего их грызть!
Живем мы скромно, но… очень скромно. В том, что касается удобств, тоже. Это в «жирующей» Москве всего 6,5 процента жилья не обеспечены полностью всеми полагающимися удобствами. В целом по стране доля таких счастливых обладателей всех необходимых ЖКУ не превышает 2/3. В Дагестане или на Сахалине
отсутствуют те или иные удобства в 2/3 жилищ, а в Республике Алтай — внимание! — в 85%. Во второй половине второго десятилетия XXI века четверть жилищ не имеют канализации, 40% — горячей и 21% — холодной воды, 40% — ни душа, ни ванной.
Перспективы? А сами рассудите: в нынешнем году объемы строительных работ за первые 9 месяцев упали к тому же периоду 2013 года на 15%. А в Астраханской области — на 70, Краснодарском крае — на 60, Архангельской области — на 57, Новосибирской — на 55.
Нельзя добиться экономического роста, не вкладываясь в основной капитал и в человеческий капитал, экономику знаний (образование, наука, коммуникационные технологии, биотехнологии, здравоохранение). В советское время инвестиции в экономику знаний составляли 20% ВВП, сегодня — 13%. В Западной Европе эта цифра равна 30%, в США — 40%.
60 лет экономической блокады — жесткой, не в пример жестче, чем в отношении России — не воспрепятствовали Кубе сравняться с США по ожидаемой продолжительности жизни при рождении — 79 лет общая, 81,5 для женщин и 76,9 для мужчин. Россия по этим показателям отстает, соответственно, почти на 9, на 6 и на 12 лет. Предлагаемые правительством перспективы не вдохновляют: внесенный в Думу трехлетний бюджет предусматривает сокращение расходов на образование в реальном выражении приблизительно на 20%, а на здравоохранение — на 25%, т. е. приближение последних в реальном выражении к уровню 2007 года. Совершенно очевидно, что нынешняя власть рассматривает их не как каналы инвестиций в человеческий капитал, подобно другим странам, а как подотрасли сферы услуг.
По определению главного онколога страны академика Михаила Давыдова, суть продолжающейся реформы здравоохранения выражается в том, что медицинские учреждения и врачи теперь ориентированы бороться не за здоровье человека, не за больного, а за его кошелек. В итоге из 130 тысяч сельских населенных пунктов по стране только в 45 тысячах можно получить хоть какую-то медицинскую помощь. Жертвами «оптимизации», а говоря нормальным языком, закрытия, оказались не только участковые больницы, но даже фельдшерско-акушерские пункты. Из пока уцелевших многие без канализации и даже водопровода, без необходимого медоборудования, необходимых лекарств и, как правило, без транспорта. Около половины жителей деревень не имеют зубов, у 40% есть признаки катаракты или глаукомы, 5% — стабильные гипертоники, кандидаты на скорый инсульт или инфаркт. Люди в глубинке начали умирать от пневмонии, заболеваний органов пищеварения, инфекционных болезней. Ими не занимается никто: заболевшим людям некуда идти и для официальной медицины они попросту не существуют. Излишне говорить, что у деревенских напрочь отсутствуют возможности получить пресловутые квоты на сложные операции.
Но главное же, как известно, чтобы костюмчик сидел. Для получения пристойной статистики, например, Минтруд выпускает приказ, в соответствии с которым целые категории инвалидов разом становятся вполне себе здоровыми и, соответственно, исключаются из системы социальной защиты (пособия, лекарства, путевки и т. д.).
Таким образом, правительство, как Иван Сусанин поляков, заведшее страну в болото, средства на латание дыр от собственной некомпетентности ищет в карманах самых бедных и незащищенных. Сейчас, например, обсуждается очередная реформа пенсионной системы. Разработчики обещают с ее помощью сэкономить на пенсиях порядка 640 млрд рублей до 2030 года. А в бюджет 2017 года заложено СНИЖЕНИЕ (!) прожиточного минимума для пенсионеров на 263 рубля в месяц, посчитав, очевидно, что пенсионеры в кризис стали слишком кучеряво жить. Соответственно, на эту сумму им можно будет обрезать социальную доплату из бюджета. Курочка по зернышку клюет!
Обязательное повышение тарифов ЖКХ на этом фоне не вызвало эмоций: 5% (в среднем по стране), так 5%. Впрочем, и тут не все однозначно: в нынешнем году при компенсации пенсий в 4%, а работающим пенсионерам с их замороженной зарплатой и вообще нулевой, коррекция счетов за «коммуналку» в Москве и Санкт-Петербурге равнялась 6,5%, а в будущем году составит, соответственно, 7% и 6%. Плюс увеличится налог на имущество. Зато введение прогрессивной шкалы для налога на доходы физических лиц исключено даже из предметов дискуссий — ведь он затрагивает интересы не бедных, а богатых, которые у нас охраняются государством куда строже предметов культурного наследия.
Согласно свежему отчету об уровне благосостояния в мире, которые готовит исследовательское подразделение швейцарского банка Credit Suisse, 89% национального благосостояния в России находится во владении 10% ее населения. За последний год по темпам роста/сокращения благосостояния домохозяйств Россия (минус 15%) оказалась на 3 месте от конца, пропустив ниже себя только Аргентину (27%) и Украину (19%). Параллельное исследование Института социологии РАН показало: свыше половины россиян экономят на одежде и обуви, 43% на продуктах и на отдыхе, следом идут досуг, товары длительного пользования и лекарства. Зато число долларовых миллиардеров выросло у нас с 90 до 96. Верной дорогой идете, господа!
Впрочем, не все согласны с выводами исследований. Вот, к примеру, наш первый вице-премьер, чья супруга регулярно на частном самолете вывозит собачек на выставки в Европу, уверен (и объявил об этом во всеуслышание), что падение доходов подведомственного ему народонаселения закончилось, а по некоторым группам начался даже их рост, хотя и не такой быстрый, «как нам бы хотелось». Господин вице не стал называть эти счастливые группы, за него это сделал швейцарский банк. Но на одних только миллиардерах свет клином не сошелся. Неплохо живут, например, в администрации президента и аппарате правительства на зарплаты в 200 и 190 тысяч рублей. В месяц, естественно. Не бедствуют их коллеги в Совете Федерации и Думе (180 и 141 тыс.). Гендиректор же «Почты России» Дмитрий Страшнов и вовсе в конце ноября стал едва ли не главным ньюсмейкером, отписав себе премию под 100 миллионов (при средней заплате почтальона в 7–10 тысяч рублей) из липовой прибыли, образовавшейся за счет неизрасходованных вливаний из госбюджета.
При этом Росстат констатирует снижение реальных располагаемых доходов населения, беспрецедентное с 1999 года, министр труда Максим Топилин ожидает их возвращение на докризисный уровень не раньше конца 2018 года, а глава Счетной палаты Татьяна Голикова прогнозирует, что к тому времени за порогом нищеты в России окажется 20,5 млн человек.
У вас нет ощущения, что чем выше пост, тем слабее связь занимающего его с нашей действительностью? Они наблюдают за нами в телескоп, запускают зонды (в виде социологических опросов), изредка отправляют экспедиции для более близкого рассмотрения представителей этой альтернативной формы жизни (нас с вами) непосредственно в их среде обитания. Удивленно цокают и разводят руками в недоумении, обнаруживая, что эта наша жизнь никак не совпадает с их теоретическими схемами. И продолжают ставить эксперименты, тестируя способность нашей популяции выживать и развиваться при все более неблагоприятных условиях. А мы глухо ворчим, не осознавая, что для нашего же блага все делается: кто приспособится и выживет, даст более сильное потомство, улучшая таким образом породу. Такие уж они, дарвинисты из параллельной, благополучной цивилизации.


Борис ИЗМАЙЛОВ
patriotrus.ru

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: