Равнение… назад! (Газета «Пульс Осетии» №42, ноябрь 2016)

Не ружье солдата,
а азбука маленьких учителей
должна управлять миром.
Х. А. Уруймагов

Совсем недавно в Интернете я наткнулась на интересную статистику. Она говорила о том, как у нас в республике обстоят дела с научными кадрами. Честно говоря, цифры ошеломили! Многие сотни кандидатов и докторов наук! В общей сложности не менее чем по 300–400 человек в каждом из государственных вузов. Недаром в официальных документах сказано, что «по удельному весу лиц с высшим образованием Северная Осетия занимает лидирующее положение в Российской Федерации». И, думаю, не ошибусь, добавив, что и по числу «остепененных» — тоже.
Что уж тут… Цифры действительно впечатляют. Потом мы долго говорили об этом с друзьями. В маленькой-то республике такое обилие научных кадров!.. Само по себе это явление действительно прекрасно. Ведь с такими людьми поистине горы можно свернуть! А, кроме преподавателей вузов, сколько учителей! Сколько педагогов по внеклассной работе!
У нас в стране все время ведутся разговоры о том, что престиж работников образования, особенно учителей, находится на нижайшем уровне. И, как всегда, все упирается в размер зарплаты. Да, это истинная правда: она и в самом деле должна быть куда достойнее… Но ведь значение слова «престиж» довольно далеко от того смысла, который многие вкладывают в него сегодня. Быть на виду, уметь вести за собой, предвосхищать определенные события, широко использовать свои возможности, чтобы с высокой общественной трибуны заявлять о том, что необходимо для определенных кругов людей. Именно это во многом тоже поднимает все тот же престиж.

А кто в состоянии сделать подобное, если не сам человек?
Что же мы видим сегодня? На виду ли у общества педагоги республики? Не сами ли они добровольно уходят в тень, порой просто жалея себя, рассуждая больше о низком финансировании, чем обо всем остальном? Так ли активно пропагандируют свой опыт работы? Наконец, есть ли у них серьезные, признанные сообщества единомышленников, которые в состоянии адресно помочь тому или иному коллеге, трудящемуся сегодня или же находящемуся на заслуженном отдыхе, в решении отдельных проблем? Как видите, вопросов море… И перечень их, безусловно, можно было бы и продолжить. Только вот стоит ли?!

Попробуем оглянуться назад, посмотреть даже не на советский, а на дореволюционный период местной истории педагогики. Вчитываешься в документы прошлых лет и диву даешься! Неужели это все происходило в нашей Осетии, где еще сравнительно недавно и не пахло всеобщей грамотностью… Не говорю о народной педагогике: она всегда отличалась настоящей мудростью. Чего стоят хотя бы такие ее постулаты: «Не пожалей для народа своей доброты, и тебя назовут настоящим человеком», «Не говори, когда кажется, говори, когда знаешь»; «Не говори, кто ты, скажи, что ты сделал», «Иногда лучше промолчать, чем сказать», «Не завидуй богатству человека, завидуй его уму»… А сколько конкретных имен было у всех на слуху! И как по-настоящему твердо и последовательно люди отстаивали свои идеи! Не рассказываю сейчас о таких известнейших просветителях, как А. А. Гассиев и И. Д. Кануков, не привожу примеры из активнейшей борьбы за общее и женское образование К. Л. Хетагурова. Вот это, уверена, многим известно.

Но вот, например, обыкновенный школьный учитель Х. А. Уруймагов. Ему до всего было дело. Он никогда не замыкался в узком кругу местечковых интересов. Преподавал в разных местах: в Беслане, Зилге, Заманкуле, Садоне, Среднем Урухе; в Гизели заведовал церковно-приходской школой. И везде его ценили и бесконечно уважали. С проблемами школы он прорывался всюду: вот он на ардонском съезде учителей, вот он в селе на ныхасе, вот он в редакции газеты «Терек», в кабинете редактора «Терских ведомостей», в приемной руководителя области… Он спорит и убеждает, не боится царских ищеек, не рассуждает, как герой чеховского «Человека в футляре», — «как бы чего не вышло»… Он борется за торжество тех идей, в которые сам свято поверил, за которые идет до конца.

До сих пор с большим интересом и, главное, с большой пользой для себя можно читать такие его статьи, как «Женские школы в Осетии», «Желательные улучшения церковной школы». Легко ли было «проталкивать» такие работы? Конечно же, нет, потому что все они новаторские, отличающиеся новизной мысли, смелостью, эрудицией. Правильно поставленное школьное образование Уруймагов считал «основным фактором культурного преуспевания каждого народа», ибо там, где «население погружено в невежество, где мрак первобытный окутывает народное сознание, там не может быть ни экономического благосостояния, ни вообще какой бы то ни было упорядоченной общественной жизни». Недостатком современной ему школы Уруймагов называл отсутствие сознательного обучения, зубрежку и требовал «переходить от легкого к трудному и от известного к неизвестному», чтобы соблюдалась строгая последовательность обучения с учетом умственных сил детей, их душевных качеств. Он требовал издания учебников, в том числе и русско-осетинского учебника, которые были бы насыщены сведениями о жизни народной. Как и другие его современники, Харитон Александрович ратовал за преподавание предметов в школах Осетии на родном языке, не противопоставляя родной язык русскому. Ему же принадлежат замечательные слова: «Мы, осетины, давно вошедшие в состав культурной семьи русского общества, пользующиеся плодами русской цивилизации, ясно сознаем, где спасение нашего народа. Это образование на русском языке, важность которого… всем нам очевидна».
Уруймагов прекрасно понимал, что вопрос о всенародном образовании есть самый важный, ведь в его разрешении лежит создание тех условий, от которых зависит успех всякого народа на пути прогрессивного движения. «Не ружье солдата, а азбука маленьких учителей должна управлять миром» — эти слова стали эпиграфом к статье Харитона Александровича «Начальная школа в Осетии». Они лучшим образом отражают позицию автора в предназначении школы как самого гуманного культурного учреждения, возвышающего человека, его возможности.

А Георгий Михайлович Цаголов! Не берусь судить о нем как о видном публицисте, поэте, общественном деятеле. Да, он был чрезвычайно разносторонен в своей творческой работе. И как активно реагировал на все события, происходившие не только в Северной Осетии, но и в целом на Кавказе! Поражает диапазон его деятельности — этот человек написал около полутора тысяч статей на экономические, общественно-политические, литературные темы, а сколько было очерков, фельетонов, заметок, рецензий, репортажей, обзоров! И при всем этом он не забывал о самых злободневных вопросах социально-экономической и культурной жизни горцев, проблемах истории не только своего, осетинского народа, но и других народов Кавказа. Он был буквально одержим неугасимым огнем желания говорить о «зле и неправде жизни, бороться против них». Вот это настоящий ученый! Он же и общественный деятель! Он же и истинный просветитель! Подлинный патриот! И, что немаловажно, смелый борец за свои идеи! Всё в одном лице!

А видный педагог своего времени Григорий Батчериевич Дзасохов! Высокообразованный, прекрасно знавший русскую культуру… И какая воля, какой характер были у этого человека! Школе, народному образованию он уделял исключительное внимание и посвятил этому вопросу ряд статей: «О женской учительской школе Осетии», «О просвещении инородцев», «О конечной цели воспитания и образования», «Школа и жизнь», «Заветы Пирогова-педагога», «Среднее образование среди горцев» и другие. А в работе «Дневник педагога» автор пропагандирует опыт передовой мысли России. Цель школы он видел в воспитании человека — гражданина, борца за счастье народа.

Г. Дзасохов был и литературным критиком. Он достаточно профессионально анализировал творчество Чехова, Толстого, Тургенева, Достоевского, Островского, Горького, Короленко. Работы Григория Батчериевича знала вся просвещенная Россия. А его книга «К. Л. Хетагуров», вышедшая в свет уже после смерти Коста… Он же издал ее на собственные деньги. Это же вообще первая книга о Коста. Да, все это учитель Г. Дзасохов! Может, вы думаете, что он был очень обеспечен и где-то получал сверхгонорары?! Глубоко заблуждаетесь. Этого как раз не было. Было совсем иное — огромное желание трудиться на благо своего Отечества, любовь к людям и своему делу. Его действительно знала и глубоко уважала вся Осетия. И ведь было за что.

Таким же борцом за лучшее, в общем-то, являлся и А. Т. Цаликов. Да разве только он?! Педагоги Осетии были людьми исключительно активными, пользующимися большим авторитетом у своего народа. И так как в то время школ не хватало (они могли дать образование не более чем 10–12% населения), просветителей по-настоящему волновали вопросы, касавшиеся неудовлетворительного состояния образования своей области. Просвещенцы хорошо понимали, что они ни в коем случае не должны работать вразброс. И они объединялись, проводили общие мероприятия, выступали публично со своими требованиями. Например, Всеосетинский учительский съезд во Владикавказе вынес решение о реформировании образования, создал Северо-Осетинский учительский союз, ставший преемником существовавшего с начала XX века «Общества взаимопомощи учащих».
А без органов печати просвещенцы вообще не представляли своего существования! Они понимали, что это и есть та трибуна, откуда можно и должно доносить до общественности свои передовые взгляды. И смело выступали со страниц немногочисленных газет и журналов куда чаще, чем люди других профессий. Борис Андреевич Алборов («О постановке педагогического образования среди горцев Кавказа»), Григорий Алексеевич Дзагуров («Осетинское историко-филологическое общество»), Александр Николаевич Кодзаев («Еще об осетинских школах»), Арсен Борисович Коцоев («По поводу начальной школы будущего», «Задачи осетинской интеллигенции»), Георгий Михайлович Цаголов («Сеятели просвещения среди горцев», «К вопросу о частной школе», «К вопросу о народном образовании»), Алексей Гаврилович Ардасенов («К вопросу о кавказских алфавитах»), Иван Дударович Кануков, Афанасий Абрамович Гассиев… Список педагогов — ученых, энтузиастов — мог бы быть и продолжен.

А уж если говорить об Аксо Колиеве… Ему вообще цены не было! Какие сложности встретил он, например, при создании первой женской школы! Открыл ее вначале у себя на дому — другого варианта не было. Правда, современники по достоинству оценили подвижнический труд Колиева и его детище. Так, наш великий просветитель К. Л. Хетагуров писал: «Школа эта, находясь в городе Владикавказе, оказала самое благотворное влияние на положение женщины в Осетии. Из стен этого заведения… вышли десятки интеллигентных осетинок, примерных тружениц — матерей семейств и народных учительниц»… А Х. А. Уруймагов говорил: «Осетинский женский приют — это пока единственное учебное заведение, снабжающее Осетию подготовленными учительницами… Через каждые два года оно осаждается массой девочек из сельских школ, желающих попасть в его теплые, душу и ум возвышающие объятия».

А сколько было препятствий у наших просвещенцев! Учительских кадров, как я уже отмечала, катастрофически не хватало. В горские начальные школы приходилось назначать учителей, совершенно не знакомых ни с языком своих учеников, ни с бытовым укладом их родителей. В книге «Навстречу жизни» Езетхан Алексеевна Уруймагова рассказывает о них устами своей любимой героини — молодого педагога Залины Цораевой: «Я вытерплю, я все должна выдержать. А вот присылают к нам русских учительниц, разве им легче, чем мне? Языка не знают. “Чужая, инородная, добра от нее не жди” — вот какие слова я слышу часто. Но не уходят же, не бросают свою работу. Да в каких еще условиях: без сторожа, без топки, без учебников, без квартир… Вот, действительно, кому памятники ставить нужно… В чужой стороне, не зная ни языка, ни нравов народа, за гроши служат они этому народу»… Да, такое достойно уважения…
Общества, которые создавали передовые просветители, очень помогали людям — «Общество по устройству народных чтений», «Общество распространения образования и технических сведений среди горцев Терской области», «Общество вспомоществования учащим и учащимся в школах Северной Осетии».

Поэты и писатели вообще были самыми активными поборниками нашего просветительства. Где только они не появлялись! Какие только общественные проблемы не взваливали на свои плечи! Пример этому — жизнь и деятельность Коста. Конечно, культурная революция, пришедшая в нашу Осетию с советской властью, открытие вузов — все это превратило наш край в республику всеобщей грамотности, что даже позволило современникам называть уже в тридцатые годы XX века Владикавказ «горским Кембриджем». Такой активной и продуктивно работающей была наша педагогическая интеллигенция. А это ли не прекрасно?!

Да, безусловно, сейчас совсем другие времена. И ценности изменились. И люди иные. Но все же, может, иногда и стоит оглянуться назад, чтобы отчетливее понять: значимость и авторитет профессии — это дело рук прежде всего людей этой профессии — их личной общественной активности, их умения поставить что-то общее выше частного, мелкого, наконец, их неиссякаемого трудолюбия. Может, стоит об этом все-таки помнить. А все «междусобойчики», развлечения для себя и узкого круга людей, все информашки, порой мелькающие в наших газетах, — разве только это предназначение нашей многочисленной остепененной и неостепененной интеллигенции… Хотелось бы, конечно, совсем иного. И ведь это возможно! Уверена! Нужно только захотеть. Недаром существует такое изречение: «Искусство жить, может быть, состоит лишь в том, чтобы не превратить маленькие ошибки в большие». Разве же это не так?!


Валентина БЯЗЫРОВА,
заслуженный учитель РФ,
лауреат Государственной премии СССР

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: