ЛЮДИ НОЯБРЯ (Газета «Пульс Осетии» №42, ноябрь 2016)

Увидеть небо и звезды — легко.
Гораздо труднее — увидеть людей.
Из древнеиндийской философии

Странный месяц, какая-то «не золотая середина» между «бабьим летом» и «мужицкой» зимой. Уже не жарко, но еще и не мороз-колотун. Позади — трудный год, впереди — Новый год и «каникулы»… А на моем календаре, что всегда привычно перед глазами и на работе, и дома, высвечивает взгляд имена тех, кто рожден в ноябре, живых и ушедших сограждан (подзабытое слово, не так ли?). Те имена земляков, которые навсегда вошли не только в историю Осетии, но и в сердца знающих и знавших их людей. Кто-то из них, возможно, юбиляр, кто-то нет. Не стану излагать биографию, перечислять титулы, награды, звания (это, простите, не справочник, тем более — не некролог): просто напомню, что это за «ноябрьские» люди, сохранившие и сохранявшие в себе июльское тепло и апрельскую свежесть.
…О ней я столько раз писала, что вроде бы исчерпала запас слов, но она была человеком, о котором писать-исписать миллионы строк.
Мария Бетоева… Журналист, историк, мама, бабушка, друг… Сама прошла теми «дорогами мужества», коими назвала уникальный свой труд о героях, о знаковых людях Осетии. Зарывалась в архивы, преодолевая болезнь и безденежье, доставала, порой из небытия, фамилии воинов, прославивших страну и республику. Неизмерим ее вклад (документы, знания, энергия поиска) в то, что наш город получил гордое звание «Город воинской славы». Никаких тебе ученых степеней, но — ученый, исследователь… Не научились мы пока таких, как Мария, ценить при их жизни. И не зря же древнеиндийская философия говорит: «Живые закрывают глаза мертвым, а мертвые часто открывают глаза живым».
Валерия Хугаева… Дай Бог тебе до ста жить, дорогая! У кого-то при назывании этого имени сразу рядом всплывает образ ее светлой памяти супруга — Геора Хугаева. А у кого-то — неповторимая «Фатима» на сцене Русского театра 60 лет назад, с Валерией в главной роли. Или вдохновенное чтение ею стихов осетинских авторов. Или мастер-классы в СОГУ. Или поставленные ею самой спектакли… Да, конечно, великолепных ролей не счесть — и Анисия во «Власти тьмы», и Странная миссис Сэвидж, и Анна Павловна в «Афинских вечерах»… Но за последнее время, при всем своем восхищении тем, что и сегодня она не покидает сцену, главное мое удивление и преклонение перед ее любовью, прорвавшей все законы жизни и смерти, всю тяжесть своей болезни; перед Любовью и деятельной, неистощимой страстью сделать что-то значимое в память о Георе. Она издает его пьесы, стихи, статьи… Посвящает ему свои стихотворения. Выходит книга его воспоминаний, и новая готова, хотя пока с трудом, как составитель говорит, пробивается в печать, — это пьесы на осетинском языке и его переводы (подумать только!) — Шекспира, Ибсена, Лорки, Горького, Гоголя… на родной язык. Такая она, Валерия…
…Трудные девяностые. Мы с Фаризой Борисовной Дзасоховой приехали в Цхинвал по приглашению Совета женщин. Первая остановка — у памятника погибшим защитникам города, втянутым в кровавую междоусобицу. Вторая — в кабинете первого Президента Южной Осетии Людвига Чибирова. Со спокойствием и достоинством, но не ушедшей из глаз болью встречает нас, говорит о сокровенном, благодарит за визит… Знаете, иногда те, кто уходит с больших политических должностей, замыкаются, что ли, в себе, копят обиды, влачат достаточно обеспеченное пенсионное существование… Людвиг Алексеевич, будучи уже во Владикавказе, служит (именно — служит) в научно-исследовательском институте. Достаточно только перечислить темы или названия изданных им книг, чтобы понять всю его творческую неуспокоенность. Это фундаментальная «Осетинская этнографическая энциклопедия», это «Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах», это «Имена», где сверкают и сжимают сердце имена Васо Абаева, Шамиля Джикаева, и еще, и еще… «О времени, о людях, о себе», об Аксо Колиеве… А что дальше, что еще в мыслях, душе, «портфеле»? Скоро узнаем…
И наконец, та, которой сегодня тоже по праву гордятся, желая ей еще долгих лет, наш народ, благодарные слушатели, наше искусство. Эмилия Цаллагова… Неподражаемая Кармен и Иоланта, Дездемона, Оллана и Чио-Чио-сан, Манон Леско, Коломбина в «Паяцах» и — Мать сирот в опере «Коста»… Ее глубокое теплое сопрано слышали в республике, в стране, за рубежом. Ее встречали аплодисментами в Большом театре… А по радио и телевидению звучат песни осетинских композиторов в ее исполнении…
Напоминаю: рассказываю коротко обо всех, просто чтобы никто не забывал ушедших и помнил о живущих. Но, наверное, никто б меня не понял, да и я сама, если б не сказала еще об одном «человеке ноября» — о моей маме, Сусанне Ивановне Газиян-Гуржибековой (между прочим, именно в ноябре отмечается День матери). На днях в нашей Национальной библиотеке звучала флейта одного из ее любимых учеников — Жени, Евгения Шатохина, ныне зав. отделением колледжа искусств, артиста Государственного симфонического оркестра филармонии.

О, сколько в нас мелодий —
Внутри и вне…
Но с детства звуки флейты
Поют во мне… —

писала я, завершив стихи словами «мзды за любовь не просит одна лишь мать». Так и было. Мама словно соткана была из мелодий доброты, неравнодушия, любви и сострадания… До 93 лет поднималась по крутой лестнице училища искусств в свой класс. Ушла от нас, немного не дожив до века.
Вот этого века я и хочу пожелать тем моим «героям», о которых сказано выше. Светлая память ушедшим, а живущим — еще и «некруглым» ноябрьцам художнику Фатиме Цаллаговой, композитору Людмиле Ефимцовой и другим — счастья, здоровья, долголетия, вдохновения… Разумеется, и другие месяцы являют нам дни рождения великих, известных и просто родных людей. Листайте календари и свою память. Это нужно и живым, и ушедшим.


Ирина ГУРЖИБЕКОВА

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: