Зуботычинное право  (Газета «Пульс Осетии» №40, октябрь 2016)

В одной японской сказке описана любопытная история. Как-то прошел слух, что на холме Хоккэдзакэ возле города Кумамото стала появляться ведьма-оборотень. Некий паломник зашел в чайный домик возле холма. В глубине дома стоит спиной к нему какая-то женщина и трудится над чем-то. Путник спросил женщину про ведьму-оборотня, частенько ли она появляется и какова на вид. «Ведьма-то? Какова она видом? А вот такая!» — и с этими словами круто повернулась к гостю. Взглянул он на нее и, завопив от ужаса, бросился вон из чайного домика, позабыв о своем дорожном мешке. У женщины вместо лица был, что называется, ноппэрапон — гладкий шар без единой отметины. Не было на нем ни глаз, ни бровей, ни рта, ни носа. Вне себя паломник добежал до подножия, почти без памяти влетел в другой чайный домик. Задыхаясь, ухватился он за столб посреди домика, опомнился немного и кое-как добрел до скамейки. Смотрит, и здесь спиной ко входу стоит какая-то женщина и трудится над чем-то. Стал он ей рассказывать дрожащим голосом про то, что с ним случилось. Какой ужас он испытал, как чуть не умер от страха, стоит вспомнить, так сразу холод пробирает. Вдруг женщина спросила: «А ведьма эта, поди, на меня похожа?» — и повернулась к путнику. Взглянул он на хозяйку, а у нее тоже вместо лица — ноппэрапон — ни глаз, ни рта, ни носа, словно рыбий пузырь на шее качается. У путника от ужаса встали волосы дыбом. Трясясь всем телом, стуча зубами, выскочил он опрометью из чайного домика и помчался к городу, прочь от странного холма.
Нечто подобное испытывают люди, которым приходится обращаться в различные властные инстанции, чтобы добиться справедливости. Человек ожидает, что власть ему поможет, окажет содействие в его законных правах, но увы. Заходишь в кабинет к чиновнику, объясняешь свою проблему, и он вдруг поворачивается — и у него вместо лица ноппэрапон: ни глаз, ни рта, ни носа, ни бровей. На плечах непроницаемый рыбий пузырь. Человек бежит в другую структуру, но и там его встречает ноппэрапон. В какое бы очередное «Министерство не твоих собачьих дел» ни обратился гражданин — везде точно такие же ноппэрапоны. Одним словом, ноппэрапон на ноппэрапоне сидит и ноппэрапоном погоняет.
Человек обращается к властям в расчете на содействие, а вместо этого приобретает себе дополнительного соперника и помеху. Чем беспомощнее и уязвимее человек, тем более призрачны его шансы отстоять свою правоту. Если тяжба идет между самостоятельными и влиятельными людьми, там силы могут быть примерно равны, и тем самым хоть как-то соблюдается принцип состязательности. Но когда люди, едва сводящие концы с концами, пытаются отстоять свои права в тяжбе с толстосумом — здесь никаких шансов. В советское время все контролировала КПСС. Этот принцип главенства партии был закреплен в Конституции СССР (ст. 6). Но тогда эта власть не отстранялась от решения проблем, брала на себя ответственность и как-то решала все вопросы. Нынешняя же власть хитра и премудро-коварна. Формально ни на суд, ни на прокуратуру влиять не имеют права. В действительности нынешняя власть полностью доминирует над всем и влияет на все и вся.
Ни для кого не секрет, что в предвыборный штаб главной партии за инструкциями гуськом идут все руководители, главврачи, директора школ и другие руководители. Люди, в общем-то, относятся к этому ровно. Всегда всякая власть у нас делает нечто подобное, привыкли. Но когда простой человек обращается к власти за помощью, его посылают ко всем чертям под предлогом того, что закон не позволяет вмешиваться в работу определенных организаций. «Мы есть нейтралитето», — юродствует власть, отстраняясь от своих обязанностей.
Пятый год пытаются достучаться до властей жильцы общежития по проспекту Коста, 279. Это категория малоимущих и, в силу этого, бесправных граждан. Люди много лет прожили здесь, и все это время тешат себя надеждой на возможность приватизировать свои тесные комнаты. Другого жилья у них нет. Умерших соседей люди хоронят отсюда, так как это для них единственное жилье и больше похоронить неоткуда. Общаясь с жильцами, обнаруживаешь в их облике какую-то печать безысходности, хотя они стараются выглядеть оптимистично. Для них все мироздание сфокусировалось на их жилищной проблеме. Они постоянно думают и обсуждают актуальный для них вопрос: нас выселят сегодня или завтра? Вся их жизнь съежилась в ожидании и надежде решения проблемы. Они разговаривают языком юридических терминов: номера постановлений, пункты, подпункты таких-то законов. Знают все постановления правительства, которые хоть в какой-то степени имеют касательство к их вопросу, знают по своей теме все законы и подзаконные акты, знают, что сказал глава республики на такой-то встрече с жителями такого-то населенного пункта. Это стало единственным смыслом их жизни. Это страшно, когда людей низводят до такого уровня осознания бытия. Комок подступает к горлу, когда видишь эту людскую безысходность и отсутствие хоть каких-нибудь позитивных перспектив в их жизни. Тем не менее люди продолжают верить в силу закона и порядка, в то, что, как им обещали, соберется новый состав правительства и уж он-то точно решит застарелую проблему.
Кто-то коротко сформулировал мечту официанта — это чтобы посетители обедали дома, а чаевые присылали по почте. Так же и хозяева этого жилого корпуса испытывают двойственные чувства. С одной стороны, хотят, чтобы все ненавистные им жильцы сдохли, а с другой стороны, чтобы они вечно жили и исправно платили квартплату. Неизвестно, по каким критериям устанавливали размер квартплаты, но, по словам жильцов, эта сумма тютелька в тютельку совпадает с размером пенсии жильцов. Отказывают в приватизации по разным причинам. То причина в том, что приватизация должна пройти только путем торгов и только в одни руки, что невозможно для жильцов. То объявили корпус резервным жилым фондом, куда в кризисной ситуации должны заселить пострадавших. Жильцы спросили: «А как будут сюда заселять других? Для этого же сначала надо нас куда-то выселить. И как же мы? Нас куда собираются деть?» Придумывают другие причины, действительную же причину называют вне протокола: «Кто же вам отдаст этот корпус, тем более в таком месте, на проспекте?» Тем более что, по словам жильцов, суммы от квартплаты идут неизвестно куда, мимо бюджета.
Ну а как же закон? Ведь пятый год во всех инстанциях отказывают в помощи, ссылаясь именно на закон. Не зря говорят: «Худший вид беззакония — это применять закон избирательно». Например, кто-то сверг законного правителя и тут же издал закон, запрещающий свергать законного правителя. Или как говорится в притче, шайка воров ограбила деревню, а потом воры пришли в лес и решили честно поделить награбленное добро. И они честно поделили ворованное имущество. Честные они? То же самое и с нашими героями, хозяевами жилого корпуса. Сначала они, наплевав на все законы, используя бесправное положение жильцов, вынуждают их подписывать кабальные договоры под угрозой выселения, а потом ссылаются на эти договоры и говорят о законе. Вот портрет этих людей. Воспользовавшись ситуацией нашего времени, когда закон в поругании, и совершенной беспомощностью и полной зависимостью жильцов, беззастенчиво попирать их права. Это их доблесть? Воспользоваться «зуботычинным правом», которое сейчас никем не пресекается? Может, не ведают, что творят? Может, не понимают, что это мерзко — ломать жизнь безответным людям? Всё они ведают, понимают и делают. А потом этими руками за хлеб.

Юрий ПЕТРОСОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: