Любви к выборам (Газета «Пульс Осетии» №40, октябрь 2016)

Тем, кто проголосовал за «Единую Россию» и Артура Таймазова, это лучше не читать. О выборах или плохо, или ничего, как говорится. Не верить в честность выборов — это уже сложившаяся российская традиция.
«Ну-ну, врет и не краснеет», — сказали разговаривающие с телевизором миллионы россиян Элле Памфиловой, которая отчитывалась 17 сентября корреспондентам 1-го канала о том, как все готово к самым честным в мире выборам и… пошли на следующий день и проголосовали за «Единую Россию».
«А за кого еще, за коммунистов, что ли, так они ж все одинаковые», — сказала мне одна знакомая. Я попыталась было объяснить, что объективно без разницы, партия с каким названием наберет большинство, все равно все хамелеоны перетекут в самую богатую и многочисленную, обещая доброе и светлое, но должен быть хоть кто-то, кто ради того, чтобы его заметили хотя бы, будет голосовать против абсолютной монархии, привлекать внимание жителей страны к тем законам, которые отбрасывают нас от обещанного доброго и светлого на десятки лет. Я долго пыталась объяснить, что я не либерал и не оппозиционер, что мне не нравятся Навальный, «Яблоко» и «Парнас», что я вообще не понимаю, как человек в трезвом уме и твердой памяти может вступить в какую-то партию, если на то нет жизненной необходимости. Ну не верю я в гражданское самосознание, которое «по зову сердца» движет и движет к партбилету. В то, что работать где-то надо и человек из необходимости внедряется в какую-то режимную структуру, знаю, что приходят в партию, потому что нужно продвижение по службе, верю. Вступить человеку в партию можно, но чтобы партия вступила в человека…
В сухом остатке по РСО-А мы имеем 452 786 проголосовавших (из 528 993 возможных). А 76 207 тыс. — это младенцы, недозрелые тинейджеры и счастливые старички со старческой деменцией. Впрочем, возможны варианты.
Накануне выборов мы договаривались с подругой сделать кое-какие дела в воскресенье, на что она мне сказала, что с утра ей надо съездить на место работы и проголосовать вместо условной Ивановой-Петровой-Сидоровой.
— Как так? — поинтересовалась я.
— Это опасно, конечно, меня предупредили, что действовать я должна осторожно и хладнокровно — прийти в свою организацию, подойти к столику, где сидит моя сотрудница, сделать вид, что вижу ее впервые, и проголосовать за «Единую Россию» и Артура Таймазова, явка обязательна, за каждым сотрудником закреплена определенная фамилия.
— А что будет, если ты не сделаешь этого?
— У меня будут проблемы, она (директриса, главврач — в общем, начальник неважно чего) сама (сам) человек подневольный, если не обеспечит явку, ей (ему) дадут по шапке сверху. Тебе нас не понять, ты не бюджетник.
Потом я позвонила другой подруге, чтобы понять масштаб размаха административного ресурса, история в точности повторилась, но к тому, что я уже слышала, добавилось следующее:
— Фальшивые открепительные талоны выдали и мужьям сотрудниц.
Давайте теперь посчитаем — любящий муж идет, «хладнокровно и осторожно» голосует с женой, то же самое делает и у себя на работе, если он бюджетник, а потом они вдвоем, просто потому что словили кайф или прикололись, едут и голосуют за себя — два человека обеспечили пять голосов!
Впрочем, предвыборные маневры тоже были, чтобы у людей была хоть маленькая иллюзия выбора. Больше всего мне запомнилось следующее: одна тетя с хорошо поставленным учительским голосом объясняла подневольным бандерлогам-бюджетникам, которых администрация согнала на добровольное собрание, что у Артура Таймазова доброе лицо и уже есть много денег, воровать он не будет, а может быть, хоть что-то сделает для республики. Понимаете, прислали тетю, которая не удосужилась разъяснить хотя бы себе, что Дума — законодательный орган, и украсть там трехкратному олимпийскому чемпиону что-либо будет тяжело. На вопросе «чьи интересы будет лоббировать чемпион» бойкую тетю замкнуло, заглючила схема «кандидат — вор», механизм дал сбой, и тетя ретировалась.
Вообще общаться накануне дня X с распаленными своим правом выбора людьми, которые знают, что ты журналист, интересно. Народная молва порой предлагает такие бредовые варианты, что реально начинаешь звонить коллегам и проверять информацию. Самым фантастическим могу поделиться:
— Да Битаров тоже тот еще. Ты знаешь, он в Згиде строит базу, по выходным уже бывает там со Скоковым, они там отдыхают.
Я посмеялась, конечно, но когда на следующий день мне опять рассказали про Згид, я уже насторожилась:
— Слушай, он постоянно на работе, его окружение уже воет от усталости, откуда у него силы-то на Згид? — спросила я.
— Ты что, он 18 раз подтягивается, — этот аргумент меня парализовал, если честно.
Сначала я написала серьезный аналитический материал о том, чего нам ждать от нового Главы и от такой северокорейской преданности партии власти избирателей, а потом все показалось бессмысленным и я не захотела все это публиковать. Мне не хорошо и не плохо от результатов выборов, потому что все было ожидаемо. Любая система построена по принципу пирамиды, нужно только представить себя в этой конструкции и увидеть, на каком месте там ты. Пожалуй, все будет продолжаться до тех пор, пока мы будем строительным материалом, а вот право выбора — быть или не быть кирпичами, у нас есть.
P. S. Я забыла написать о главном — у нас все хорошо, результаты есть, просто денег нет. Хорошего вам настроения!


Галина КАМБОЛОВА
gradus.pro

Комментарии

Ахсар, 02:37, 19 Окт. 2016

То что пишется в статье о “честных выборах” совершенно верно. Административный ресурс сработал на 200%. Можно было бы вообще никому не ходить на выборы, скорее всего протоколы о явке и голосовании за ту или иную партию, были готовы заранее. И так, не только в Осетии, но и в целом по России. Но, хуже другое, люди перестали верить в выборы, во власть, перестали верить в себя, в то, что от них что-то зависит.

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: