Байки садоводов (Газета «Пульс Осетии» №36, сентябрь 2016)

Это история про моего соседа по даче Семена Степаныча. Этот дед очень любит мастерить всякие вещи, но поскольку руки у него растут не совсем из того места, откуда положено, то и производимые им предметы получаются, мягко говоря, никуда не годные. Еще хочу вам немного описать внешность деда, чтобы вы во всех красках представили себе то, о чем я буду повествовать в этой истории. Это сухой и жилистый мужик, довольно высокого роста, имеет огромный, словно флюгер, нос и очень тупой взгляд. Лет ему где-то 70–75. Если кто смотрел комедии «Полицейский отряд», «Голый пистолет», где играл комик Лессли Нельсен лейтенанта полиции Френка Дребина, то сможете представить моего соседа. На лицо он очень похож на этого комика, такой же седой, а по идиотичности поведения и непредсказуемости действий, пожалуй, даже превосходит лейтенанта Дребина.
Ну вот, дело было несколько лет назад, на даче. Дед встал ни свет ни заря и сразу же принялся чего-то пилить, строгать и прибивать. Опять сон всех соседей был нарушен и все с утра были довольно хмурыми. Где-то после полудня я спросил у соседки: «Не знаешь, че это дед с утра пилит?» Она говорит: «Как же, как же, знаю, уже разведала. Его бабка сказала, что он делает скворечник». Я: «???». Начинаю размышлять и прихожу одновременно к трем выводам: 1. Дед делает скворечник потому, что любит скворцов. 2. Дед делает скворечник потому, что любит делать скворечники. 3. Дед делает скворечник потому, что у него поехала крыша и он стал впадать в детство. Однако когда я увидел ближе к вечеру уже готовый скворечник, я пришел к четвертому выводу, но об этом позже.
То, что принято называть скворечником, и то, что сделал дед, было настолько разными вещами, что описать словами это довольно сложно. Невероятно огромных размеров квадратный ящик, отдаленно напоминающий распределительный электрощит, был корявым, иссиня-зеленого цвета, цвета древесной плесени, и очень, ну просто очень некрасивым. Собственно, как и все предметы, произведенные «золотыми» руками этого народного умельца. В этом скворечнике, наверное, могли бы уместиться если не все скворцы Хутора Попова, то по крайней мере все птицы нашего садового товарищества «Ир» точно. Дыра, или, правильнее сказать, входное отверстие было настолько велико, что скворец мог бы залететь туда на полном ходу во весь размах крыльев. Кроме того, вместо небольшой жердочки возле входного отверстия была приделана совершенно вертикальная маленькая лестничка (интересно, как это дед не додумался еще и перила к лестничке приделать, ведь так удобнее бы было скворцам домой заползать после склевывания каких-нибудь подбродивших ягод). Тут я как раз и сделал свой четвертый вывод: дед сделал скворечник потому, что решил в целях экономии перевести своего кота Василия с полного довольствия на хозрасчет и самоокупаемость.
Ну а теперь начинается самое интересное. Дед приставил к довольно большой яблоне, которая растет непосредственно у дедова туалета типа «сортир», корявую лестницу (угадайте, кто ее сделал) и полез наверх, чтобы прицепить скворечник к стволу дерева. Когда он поднял эту птичью хижину на высоту 5–7 метров, я по достоинству оценил этот гениальный архитектурный шедевр, выполненный в стиле постмодернизм. Еще хорошо, что скворечник не успел увидеть тот скворец-новосел, которому полагался ордер на вселение в это жилище, а то с бедной птицей случился бы суицид. Дед принялся приматывать рею скворечника к стволу проволокой, но в какой-то миг качнулся и выронил свое произведение искусства из рук. Судя по тому, с каким ускорением падал скворечник и как разбился о ребро металлической бочки, стоявшей внизу, его вес был достаточно внушительным.
Далее все происходило очень быстро, в течение двух секунд, но я все же буду повествовать достаточно подробно. Когда скворечник падал, дед, пошатнувшись на лестнице, попытался его поймать, но лестница под ним «сыграла» и он стал стремительно заваливаться вместе с ней спиной прямо на сортир с криком: «Гооппп!» До того как шифер, которым была накрыта крыша сортира, раскололся под задницей Степаныча, я отчетливо увидел его широко раскрытые глаза. Выражение лица было такое, будто он с крыши своего туалета внезапно увидел статую Свободы, что в Нью-Йорке, причем был этим как бы искренне и по-детски удивлен. В следующее мгновение крыша проломилась, и дед, окончательно завалившись на спину, пошел вниз головой в затяжном прыжке, взбрыкнув в воздухе ногами. Послышался треск проломленного дерева, это сломалась сидушка (ну та, где очко прорублено), а через мгновенье — глухой всплеск. Бабка Аня, жена деда, которая наблюдала авианалет на собственный сортир с того момента, как дед увидел статую Свободы, заорала: «Убился! Степаныч убился!» Из недр выгребной ямы послышалось: «Ап… ап… тьфу… Спасите!.. Ап… тьфу… Спасите!.. Тьфу… ап… Я тону!.. Ап… ап… тьфу…»
Как вы, наверное, уже догадались, сортир сошел с производственного конвейера деда и потому был весьма непрочным сооружением, иначе Степаныч точно разбил бы себе голову. Но поскольку дед является максималистом, он выкопал под сортир такую глубокую выгребную яму (не менее 4 м в глубину), что едва не захлебнулся там, учитывая, что на наших участках близко грунтовые воды и по весне сортиры бывают полные. Все соседи, кто был рядом, ринулись спасать старика. В проломленное очко вставили лестницу, по которой дед и вылез по уши в дерьме, источая такое чудовищное зловоние, что цвет с яблони моментально опал. Самое интересное, что дед вылез босой, а во время падения из его куртки-спецовки выпала связка ключей от дома и от всех других корявых и некрасивых хозяйственных построек на его дачном участке. Сам дед, к счастью, отделался синяками. А ключи и галоши он потом несколько дней вылавливал удочками и рыболовными подсаками. После этого Семену Степанычу за трудовые подвиги было торжественно присвоено почетное погоняло — Рыбак.
А разбитый скворечник дед разобрал, доски заново обпилил, гвозди выровнял и сложил все в сарай, до новой конструктивной идеи.

Федор ФЕДОТОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: